ЛитМир - Электронная Библиотека

– Отпусти ребенка! – заорал Габер. – Ты убьешь её! Ты же узнал все, что хотел. Ты обещал, что насилия не будет!

Паскутти со злостью ударил Габера, чтобы тот замолчал, превратив его горло в кровавое месиво. Габер с грохотом рухнул на палубу и замер.

Терилла упала на колени поверх Клейти.

В диком ужасе от происходящего, Лунзи все-таки заставила себя думать.

Паскутти желал знать, направлено ли сообщение на маяк. Как эта информация изменит его планы относительно них? Трив уже завершил подготовительный этап мобилизующего комплекса. Лунзи жалела, что не владеет телепатией: они вчетвером могли бы скоординировать свои усилия.

– Нигде нет силовых элементов! – рявкнул Танегли, врываясь в челнок. Он схватил Вариан за сломанную руку. – Где ты спрятала их, ты, тощая сука?

– Осторожно, Танегли, – предупредил его Паскутти. – Эти «легковесишки» много не выдерживают.

– Где, Ва-ри-ан? Где? – На каждом слоге Танегли выворачивал ей руку.

– Я не прятала их. Это Боннард.

Танегли бросил на палубу внезапно обмякшее тело Вариан.

– Ступай и найди его, Танегли. И силовики тоже, иначе нам придется тащить все это дерьмо на собственном горбу. Баккун и Берру уже начинают атаку. Отступать поздно, остановить ничего нельзя.

Хотела бы Лунзи знать, что он имеет в виду. А не рискнет ли она подойти к Вариан и осмотреть её?

Вождь «тяжеловесов» тем временем прорычал на Кая:

– Вон отсюда! Вы все! Марш!

Паскутти вздернул Трива и Портегина на ноги и жестом указал им на бесчувственных Габера и Тризейна, а Аулии и Маргит – на девочек. Лунзи склонилась над Вариан, умело нащупывая ровный сильный пульс. Девушка притворялась.

– В главный купол, все! – приказал Паскутти.

Лагерь был разорен и завален обломками – начиная от трупика Данди и кончая разбросанными картами, лентами, записями и одеждой. Поиски Боннарда продолжались, сопровождаемые проклятиями Танегли, Дивисти и Тардмы.

Паскутти все время поглядывал то на свои наручные часы, то на равнину за пределами силового экрана.

Обостренными медитативной техникой чувствами Лунзи уловила грохот вдали. В небе она заметила две точки – то были Баккун и Берру – и черную извивающуюся линию под их санями. Внезапно с замиранием сердца она поняла замысел «тяжеловесов».

Даже если теки и получат сообщение, они не смогут прибыть сюда вовремя, чтобы спасти их от несущегося на лагерь в паническом бегстве стада.

Паскутти уже завел их в главный купол и поймал взгляд Лунзи.

– А-а, вижу, ты понимаешь, какой подходящий конец тебя ждет, медик. Вот именно, вас затопчут местные твари, тупые, глупые вегетарианцы – вроде вас самих. А единственный из вас, кто оказался достаточно силен, чтобы противостоять нам, – всего лишь мальчишка.

И Паскутти закрыл диафрагму входного люка. Удар кулака по пластиковой стене подсказал им, что он вдребезги разбил панель управления. Лунзи уже осмотрела Тризейна, между делом подивившись словам «подходящий конец тебя ждет, медик». Не означало ли это, что все было устроено только для того, чтобы разделаться с ней?

– Он у завесы, – сказала Вариан, осторожно выглядывая через дальнее окно. Рука её бессильно свисала вдоль бока.

Тризейн, приходя в сознание, застонал. Лунзи прошла к Клейти и Терилле и сбрызнула их тонизирующим спреем.

– Он открывает купол, – докладывала Вариан. – До того как стадо одолеет последний подъем, у нас будет всего несколько мгновений: они не смогут ничего увидеть из-за поднятой животными пыли.

– Трив!

Кай и геолог вцепились многократно усиленными медитацией пальцами в пластиковую кожу и разорвали прочную ткань по месту стыка.

Лунзи помогла девочкам подняться на ноги и ещё раз «подбодрила» с помощью спрея находившуюся на грани истерики Аулию. Габер был мертв.

– В небе теперь четверо на поясах, – продолжала докладывать Вариан. – Стадо достигло узкого места. Приготовьтесь.

– Куда мы пойдем? – взвизгнула Аулия.

– Обратно в челнок, тупица, – прошипела Маргит.

Приближавшийся грохот заставлял нервничать всех.

– Давай! – крикнула Вариан.

Спотыкаясь, почти на четвереньках, они ринулись вверх по склону.

Тризейн идти не мог, и Трив взвалил его на плечи. Им хватило единственного взгляда на покачивающиеся головы гребенчатых динозавров, чтобы устремиться вверх с такой скоростью, словно у них выросли крылья.

Едва люк челнока захлопнулся за последним человеком, как на территорию лагеря ворвался передний край обезумевшего стада. Грохот и дрожь земли были столь сильны, что от них не могли спасти даже надежные стены корабля.

Снаружи судна с грохотом и ревом неслись разрушение, смерть и хаос.

– Столь паническим бегством они превзошли себя, – фыркнула Вариан, бессмысленно усмехнувшись.

– Чтобы одолеть керамическую обшивку, нужно что-то помощнее травоядных, – добавил Кай.

– Нам лучше бы сделать отсюда ноги, как только они пробегут, – пискнул кто-то из последнего ряда кресел.

– Боннард!

Широко улыбаясь, из лаборатории вышел мальчик, с ног до головы покрытый пылью.

– Я подумал, что тут будет самое безопасное место, когда увидел, что Паскутти уводит вас. Но я сомневался насчет того, кто сюда вернется. Как хорошо, что это вы! Они никогда не найдут эти силовые элементы, Вариан.

Никогда! – Из-за грохота снаружи Боннард почти кричал. – Когда Паскутти сломал пульт управления, я не знал, успею или нет. Так… я… спрятал!

– Ты сделал именно то, что нужно, Боннард. Даже сам спрятался! – заверила его Вариан.

Челнок покачнулся.

– Он падает! – завопила Аулия.

– Но он не разобьется, – пообещал Кай. – Мы выживем. Клянусь всем, что нам дорого: мы выживем!

***

Когда бегство стада наконец прекратилось, мужчины смогли открыть дверь только совместными усилиями. Перед ними предстало кошмарное зрелище.

Корабль был буквально погребен под растоптанными гадрозаврами. Под покровом темноты – благо настала ночь – Боннард и Кай выскользнули наружу и с помощью подъемных поясов вернули силовые элементы обратно на челнок.

– Боннард прав. Мы должны уйти, – объявил Кай, когда уцелевшие собрались вместе, медленно отходя от потрясения. – И немедленно. Утром «тяжеловесы» вернутся посмотреть на дело своих рук. Они будут уверены, что челнок по-прежнему здесь, погребенный под трупами. Но, возможно, не станут спешить его откапывать: куда он денется?

– А я знаю куда, – вставила Вариан.

– Помните пещеру, которую мы нашли рядом с золотистыми летунами? – спросил Боннард, и его усталое лицо просияло.

– Места, чтобы вместить челнок, там более чем достаточно. Внутри сухо.

Вход скрывает завеса лиан.

– Великолепная идея, Вариан, – согласился Кай. – Ведь даже если они воспользуются инфракрасным сканером, по выделяемому теплу мы не будем отличаться от взрослых летунов.

– Это самая лучшая идея за сегодняшний день, – оживляясь, кивнула Лунзи и раздала товарищам по несчастью стимулирующий препарат, который «тяжеловесы» проглядели в пилотском отсеке.

Чтобы освободить челнок из-под груд плоти, потребовалось немало усилий, но Лунзи знала, что это необходимо сделать именно сейчас, пока Кай и Вариан черпают силы в мобилизованных медитацией резервах организма. Двое командовали, а Боннард помогал им, выступая в качестве связного.

***

К рассвету они добрались до внутреннего моря и влетели в огромную пещеру, в точности такую, как и описывали Вариан и Боннард. Ни один из золотистых летунов не обратил ни малейшего внимания на вторгшийся в их владения странный белый аппарат.

– »Тяжеловесы» и понятия не имеют о существовании этого места, – заверила их Вариан, когда они надежно замаскировались.

Трив и Дименон натаскали достаточно листвы, чтобы сделать для раненых подстилки на голой пластиковой палубе. Лунзи снова отправила их наружу – раздобыть побольше исходного сырья для синтеза насыщенного тоника для снятия послешоковых эффектов. Наконец-то все могли спокойно уснуть.

88
{"b":"18786","o":1}