ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вам и это известно? — с удивлением воскликнула Эрин.

— Об этом я узнал от Эда, он однажды похвастался, что ты получила в музее ответственную должность и купила себе квартиру. Все его коллеги знали, как он гордится успехами своей дочери.

При упоминании отца Эрин вздрогнула, потупилась и пролепетала:

— Просто в этом районе дешевле жить. Спасибо, что подвезли меня, мистер Маклауд.

Он тоже вышел из машины и сказал, захлопнув дверцу:

— Я провожу тебя до квартиры.

— Не вижу в этом необходимости, — возразила она.

Коннор пропустил эти слова мимо ушей и вместе с ней направился к дому. От растерянности Эрин продолжала молча идти к дверям своей квартирки, боясь обидеть его невольной грубостью, хотя вывести упрямого дикаря из равновесия было нелегко.

Достигнув площадки шестого этажа, она остановилась и холодно сказала:

— До свидания, мистер Маклауд. Спокойной ночи.

Коннор засунул руки в карманы, смерил ее пристальным взглядом и произнес:

— Поверь мне, Эрин, я действительно очень беспокоюсь за тебя.

— Не стоит, — с усмешкой ответила она.

Разумеется, она слукавила. Чтобы хоть как-то его успокоить. Нерешительность и робость частенько подводили ее в самый неподходящий момент. Вот и теперь она млела, глядя на его впалые щеки и чувственный рот; две глубокие складки придавали его облику особую притягательность. Коннор улыбнулся, словно прочитав ее мысли, и она выпалила:

— А вы бы не хотели зайти ко мне на чашечку кофе?

— Хотел бы, — неожиданно ответил он.

Сердце Эрин екнуло, она стала поспешно отпирать дверь, чтобы не рухнуть в обморок от явственного предчувствия чего-то необыкновенного. С трудом справившись с замком, она вошла в прихожую. Коннор последовал за ней. Эрин включила торшер, купленный по случаю на блошином рынке вместе с плетеной корзиной для белья, из которой получился миленький абажур, и комната наполнилась теплым и мягким светом, отбрасывающим на стены причудливые тени.

— Мне пришлось продать почти всю мебель, — опустив глаза, сказала Эрин. — Садитесь, пожалуйста, сюда, на стул, а стопку книг я сейчас уберу. — Она переставила книги, обвязанные бечевкой, в угол и спросила: — Чай? Кофе? Овсяного печенья? Боюсь, что мне больше нечем вас угостить.

— Спасибо, я не голоден, — сказал Коннор. — Но от чашечки кофе не откажусь.

Он прошелся по комнате, разглядывая фотографии и корешки книг на полках. С одной из них внезапно спрыгнула кошка и стала с подозрением обнюхивать его брюки.

Пока Коннор знакомился с Эдной, Эрин повесила куртку в шкаф и поставила чайник на конфорку. Интригующее молчание гостя породило в ее голове множество опасных мыслей. Утратив самообладание, она резко обернулась.

Коннор вперил в нее откровенно похотливый взгляд, и в промежности Эрин возникло странное ощущение. Она поежилась и покраснела. Он с интересом уставился на ее стройные ноги, словно мысленно стягивая с нее джинсы, и наконец сказал:

— А ты похудела!

Взгляд его при этом переместился на ее бюст, отчетливо обозначившийся под майкой, и внезапно Эрин обдало жаром. Комнатка вдруг показалась ей невероятно тесной. Эрин потупилась и пролепетала:

— В последнее время у меня пропал аппетит.

— Это мне знакомо, — мрачно пробурчал он, поглаживая кошку, которая мурлыкала и терлась об его ногу. Это было не типично для Эдны, всегда с опаской относившейся к незнакомцам и не позволявшей никому, кроме своей хозяйки, себя ласкать. В прошлом, в свою бытность бездомной кошкой, бедняжка с лихвой натерпелась от злых людей. И вдруг столь неожиданная метаморфоза.

Эрин вздохнула и сказала:

— Впервые в жизни мне удалось избавиться от лишнего веса, не прикладывая никаких усилий. Жаль только, что никакого удовольствия от этого я тоже не получила.

— Ты пыталась похудеть? — удивленно вскинув брови, спросил Коннор. — Но зачем? У тебя изумительная фигура.

В его голосе не прозвучало ни одной льстивой нотки, он просто констатировал неоспоримый факт. И это совершенно сбило Эрин с толку. Густо покраснев, она пробормотала что-то неубедительное про свою врожденную склонность к полноте.

Не сводя с нее глаз, Коннор встал и возразил:

— Это заблуждение, Эрин! Ты сложена безупречно. Грешно худеть с такой идеальной фигурой. Постарайся сохранить свою нынешнюю форму.

— О'кей! — только и сумела произнести она.

Коннор улыбнулся и плюхнулся на стул. Эдна запрыгнула к нему на колени. Эрин начала готовить кофе, безуспешно пытаясь не суетиться. Руки у нее дрожали.

— Могу я задать тебе личный вопрос? — вкрадчиво спросил гость. Эдна довольно замурлыкала.

От звука его голоса по спине Эрин пробежали мурашки.

— Смотря какой, — пролепетала она.

— Относительно прошлой осени. Признайся, ты переспала тогда с парнем по имени Габор? А если нет, то собиралась ли это сделать?

Эрин оцепенела и пропищала:

— Но какое теперь это имеет значение?

— Раз я спрашиваю, значит, имеет, — холодно сказал Коннор.

Эрин показалось, что она сгорит со стыда, но ей хватило сил обернуться и с вызовом воскликнуть:

— И в случае, если мой ответ будет утвердительным, я лишусь остатков уважения с вашей стороны, мистер Маклауд? — В ожидании ответа она гордо вскинула голову и шумно задышала.

— Вовсе нет, — тихо промолвил ее кумир, улыбнувшись уголками губ. — В этом случае я с легким сердцем вытрясу душу из этого мерзавца, когда снова схвачу его и всех других подручных Новака.

Парализованная его взглядом, Эрин даже не отреагировала на громкий свист чайника. Коннор кивнул в его сторону и сказал:

— Вода вскипела.

Он бережно опустил Эдну на пол, встал и, неторопливо подойдя к письменному столу, принялся рассматривать лежащие на нем предметы, в числе которых были туристический справочник и распечатка электронного послания Мюллера.

— Ты куда-то уезжаешь?

— Да, в деловую поездку.

— Ты снова работаешь?

— Да, индивидуально. Даю консультации по уникальным древним реликвиям, определяю их подлинность.

— И заработанных таким образом денег тебе хватает на жизнь? — Он окинул скептическим взглядом ее скромное жилище.

— Пока только на то, чтобы свести концы с концами. Но надеюсь, что со временем непременно добьюсь успеха.

Коннор взял в руки письмо Мюллера и стал его читать.

— Извините, Коннор, но мне не нравится, что вы проявляете интерес к моим личным бумагам, — с легким раздражением заметила Эрин.

Проигнорировав ее слова, Коннор спросил:

— А кто такой этот Клод, с которым вы вскоре встретитесь?

— Не ваше дело! — отрезала Эрин. — Сейчас же положите письмо на стол.

Коннор взглянул на дымящуюся чашку кофе в ее руке и невозмутимо заметил:

— Я предпочитаю черный и без сахара. — Он снова стал изучать восторженное послание Клода.

— Положите на место документы, пожалуйста, — ледяным тоном повторила Эрин, бледнея.

Итак, старина Клод полагает, что вы с ним уже где-то встречались. Как это мило! — задумчиво промолвил Коннор и, положив наконец письмо на стол, обернулся и спросил: — Так вы с ним уже где-то встречались или нет? Эрин поставила его чашку на стол и сказала:

— Он один из моих клиентов. И наши деловые отношения никого не касаются.

— Ты выступаешь как эксперт по антиквариату? — спросил Коннор.

— Да, удостоверяю подлинность приобретенных им вещей. Господина Мюллера интересуют кельтские артефакты железного века. Именно по ним я и специализируюсь.

— И давно он прибегает к твоим услугам? — отхлебнув из чашки, спросил Коннор.

— Довольно-таки продолжительное время. Но почему вы спрашиваете? — Эрин все сильнее нервничала.

— А что тебе о нем известно? — продолжал Коннор, помрачнев.

— Он уважает мой профессионализм и хорошо оплачивает мои услуги. Мне этого вполне достаточно, — сухо сказала Эрин.

— Но с ним лично ты никогда не встречалась? — буравя ее взглядом, спросил Коннор.

— Я встречалась с его служащими, он возглавляет крупный благотворительный фонд под названием «Куиксилвер».

11
{"b":"18787","o":1}