ЛитМир - Электронная Библиотека

Черта с два! Коннор чуял подвох нутром и не мог это игнорировать. Он раздраженно собрал в стопку листы с информацией о Мюллере и сунул их в ящик для перчаток.

Первым делом он отправился к багажному транспортеру — взглянуть на человека, встречающего Эрин. Им оказался здоровенный брюнет, скорее всего испанец, в униформе шофера, в руках у него был шест с плакатиком, на котором значилась фамилия Эрин. Других подозрительных типов Коннор в толпе не заметил. Если Эрин взяла с собой только ручную кладь, его план имел все шансы на успешное осуществление.

Но ведь все женщины так непредсказуемы! Если у нее есть багаж, вряд ли она расстанется с ним добровольно, уж лучше угодить к чертям в пекло, чем связаться с женщиной, которую пытаются лишить ее туалетов.

Коннор взглянул на эскалатор, пока еще пустой, потом на часы: оставалось еще восемь минут. Чтобы как-то убить их, он отошел к буфету и купил там чашечку кофе. Выпив его одним глотком, он сунул было в карман руку за кисетом, но вовремя опомнился: в терминале запрещалось курить. Мысленно прокляв садистов-экологов, Коннор отошел от буфетной стойки и стал рассматривать окружающих.

До появления в зале Эрин оставалось три минуты. Женщина с младенцем на руках урезонивала своего беспокойного четырехлетнего сыночка, нервно прыгавшего на месте в ожидании папаши. Какая-то пожилая супружеская парочка о чем-то мило ворковала, дожидаясь внуков. Но вот наконец стали появляться первые прибывшие пассажиры. Прошла минута, другая — и среди них он увидел Эрин, одетую в зеленый костюм, с распущенными по плечам блестящими волосами и золотыми серьгами в мочках ушей.

Она выглядела настолько потрясающе, что Коннор пожалел, что не удосужился погладить сорочку. Но слава Богу, Эрин тянула свою дорожную сумку на колесиках за собой. Надо было действовать незамедлительно.

Эрин миновала воротца, и сердце Коннора екнуло. Пока она его не заметила, он приблизился к ней сзади и, схватив ее за руку, воскликнул:

— Привет, дорогая!

Резко обернувшись, Эрин открыла рот и вытаращила глаза. Воспользовавшись ее замешательством, Коннор обнял ее за талию и поцеловал в пухлые блестящие губы. Она окаменела, вцепившись руками ему в плечи, чтобы не рухнуть на пол. Он прижал ее к себе еще плотнее, положив другую руку на округлое бедро, и продолжал целовать. Она застонала. Со стороны это выглядело вполне натурально, как встреча влюбленных после разлуки.

Вкус ее губ оказался настолько умопомрачительным, а сами они — такими нежными, сладкими и податливыми, что Коннор утратил самоконтроль от возбуждения. А вот это было уже совсем ни на что не похоже.

Эрин трепетала в его объятиях, словно птичка, попавшаяся в силок. Коннор, позабыв обо всем на свете, был готов бесконечно продолжать этот волшебный поцелуй.

Наконец она резко отстранилась, чтобы сделать вдох, вся пунцовая от смущения и возбуждения, с торчащими сосками и расширенными, как бездонные колодцы, зрачками, и пролепетала:

— Что все это значит, Коннор? Какого дьявола…

Но Коннор не дал ей договорить, он снова жарко поцеловал ее, обвив рукой гибкий стан и прижавшись ширинкой к низу ее живота. После долгого поцелуя их обоих трясло так, что они с трудом держались на ногах.

Эрин судорожно вздохнула. Коннор прижался к ней лбом и заговорщицки прошептал:

— Не говори ни слова! Следуй за мной!

Он подхватил ее дорожную сумку на колесиках, обнял ее за плечи и потащил к выходу. Эрин спросила с дрожью в голосе:

— Куда же ты меня ведешь?

Он резко наклонил ее назад, словно танцуя с ней танго, и запечатал ей рот поцелуем. Выждав, пока она обмякнет, он стал покрывать поцелуями ее лицо, шепча:

— Молчи, Эрин! Доверься мне, так надо…

Им оставалось только пройти через вращающуюся дверь.

— Поверить тебе? — задыхаясь, воскликнула Эрин, когда они продолжили движение. — Какого черта, Коннор, ты меня куда-то тащишь против моей воли? Меня здесь должны встретить! Остановись немедленно, иначе я закричу!

Но Коннор уже втолкнул ее в двери, что помешало ей исполнить свою угрозу, а потом увлек за собой по тротуару ко входу в гараж. Эрин, однако, проявила-таки свой норов и, застыв на месте, закричала:

— Нет, Маклауд! Остановись, черт бы тебя побрал! И не смей больше меня слюнявить! Твой грязный трюк со мной не пройдет. Я позову охрану!

— Не горячись, Эрин, будь благоразумна, — озираясь по сторонам, заговорщицки произнес он. — Нам нельзя терять ни секунды! Иди молча за мной, я скоро все объясню.

— Какого дьявола, Коннор! — вскричала Эрин. — И вообще как ты здесь оказался? Я жду объяснений.

Он втолкнул ее в лифт и, не обращая внимания на других пассажиров, снова поцеловал. Издав легкий стон, Эрин обмякла. Коннор торжествовал: пока все шло гладко, оставалось только заставить себя прекратить ее целовать, не упиваться до потери сознания ее медовыми губами, в которых он готов был утонуть.

Коннор отпустил Эрин, лишь когда лифт остановился и кабина опустела. Он сжал ее лицо в ладонях и вперил в нее пристальный взгляд. Гипноз удался, Эрин позволила ему подвести ее к машине. Он открыл багажник, кинул в него сумку, захлопнул крышку и рявкнул:

— Садись в машину! Живо!

Но Эрин вырвала руку и закричала:

— Довольно мной командовать! Никуда я не поеду, пока не узнаю, что происходит.

Отметив, что волшебство поцелуя недолговечно, Коннор без затей втолкнул Эрин в автомобиль, захлопнул дверцу и сказал:

— Сейчас мы поедем на побережье, там остановимся в одном отеле, а завтра утром вместе отправимся на встречу с твоим клиентом. Потом я отвезу тебя домой. Вопросы будут?

— Разве я вчера не сказала, что не нуждаюсь в твоих услугах? Я не позволю тебе помыкать мной. Мы живем в свободной стране!

Коннор прервал ее пылкий монолог, откинув спинку сиденья и повалив ее на спину. Это был грязный приемчик, но весьма эффективный. Груди Эрин набухли, соски уперлись в блузку, по всему ее разгоряченному телу пробегала дрожь. Она опустила густые ресницы и чувственно промолвила:

— Не надо, Коннор! Это неприлично!

— Я за тебя в ответе, поэтому делай, как я скажу.

— Я сама могу позаботиться о себе, — не сдавалась Эрин, продолжая извиваться. — Я уже взрослая девочка.

— Но я обязан подстраховать тебя, глупышка. Хочешь знать почему? Потому что это должен был сделать твой отец.

Эрин раскрыла рот, однако не произнесла ни слова. Коннор сжал ей пальцами подбородок и принудил взглянуть ему в глаза.

— Ты даже не представляешь, на что способен Новак. Я понятно выразился?

Эрин облизнула пересохшие губы и, запинаясь, промямлила:

— Но ведь так поступать невежливо! Коннор опешил.

— Невежливо? Что ты хочешь этим сказать? Что я нахал?

— Да, раз уж ты сам так сказал! — в сердцах воскликнула она. — Но я имела в виду совсем другое. За мной прислали автомобиль, водитель которого ожидает меня в терминале. Невежливо исчезать, даже не позвонив им.

Коннор был настолько поражен ее рассуждениями, что рассмеялся:

— Ах, так вот оно что! Тебя смущает, что наемный шофер Мюллера напрасно прождет тебя в аэропорту? Поверь, он из-за этого ничуть не огорчится, поскольку свое вознаграждение все равно получит.

Эрин озабоченно наморщила лоб.

— Но это противоречит правилам деловой этики! — возразила она. — Мне следовало заранее предупредить клиента…

— Хорошо, позвонишь им, когда мы прибудем на побережье. Скажешь, что в последний момент у тебя изменились планы, потому что ты встретила своего друга.

— Кого? Близкого друга? Иными словами — своего любовника?

— А почему бы и нет? — Коннор покосился на пуговицы ее блузки, готовые оторваться под напором бюста. — Ты считаешь, что это неправдоподобно? Что они не поверят, что добропорядочная молодая леди способна связаться с таким неудачником, как я? — Он ухмыльнулся и фамильярно обнял ее за талию.

Эрин оттолкнула его и негодующе воскликнула:

— Не смей вести себя по-хамски, Коннор Маклауд! Иначе люди всегда будут принимать тебя за неудачника и наглеца!

19
{"b":"18787","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Элиты Эдема
Айн Рэнд. Сто голосов
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания
Смотри в лицо ветру
Добрый волк
Необходимые монстры
Человек, который хотел быть счастливым
По кому Мендельсон плачет
Рунный маг