ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Мопсы и предубеждение
Ледяной укус
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Как убивали Бандеру
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь

Эрин раскрыла было рот, чтобы порекомендовать ей оставить свои советы при себе, но взгляд Тамары был столь невинен и лучезарен, что Эрин смекнула, что рыжая плутовка нарочно провоцирует их с Коннором ссору, и лишь сдержанно промолвила:

— Благодарю вас за ценный совет, мисс Джулиан, однако с Коннором я уж как-нибудь справлюсь сама. Верно, милый?

— Да, малышка! Будь со мной построже, не давай мне спуску ни в чем! Я просто изнемогаю от нетерпения снова почувствовать твою крепкую руку, — не преминул пошутить он.

Эрин изобразила на лице милую улыбку и проворковала:

— Мы продолжим этот разговор в автомобиле, дорогой! Еще раз прошу вас извинить нас, господа! Желаю вам приятно провести день. Я скоро с вами свяжусь. Ну, Коннор! Вперед! Нам уже действительно пора. — Она направилась к двери.

— До встречи, ребята, — фамильярно сказал Коннор, устремляясь следом. — Не скучайте без нас! Развлекайтесь от души!

Тамара залилась звонким смехом, эхо которого разнеслось по всему коридору.

Догнав Эрин, Коннор попытался было заговорить с ней, но она резко оборвала его:

— Не сейчас! В машине! Лучше помолчи, если тебе дорога жизнь!

Он благоразумно оставил ее на время в покое. Они в полном молчании дошли до автомобиля, Коннор отпер дверцу и любезно распахнул ее перед Эрин. Она забралась в салон и закрыла пылающее лицо ладонями. Ее трясло от негодования. Такой злой она не была с тех пор, как ее уволили с работы.

— Коннор! — севшим голосом сказала она, когда он сел за руль. — Скажи на милость, какой в тебя вселился бес? Разве Найджел или Тамара дали тебе хоть какой-то повод заподозрить их в дурных намерениях в отношении меня? Почему же ты вел себя как полный идиот? Зачем ты меня смущал? Чем я провинилась перед тобой? Какую цель ты преследовал? Объясни мне это, ради Бога!

— Они показались мне подозрительными, — невозмутимо сказал Коннор. — Особенно эта хитрая рыжая стерва.

— Зато она явно прониклась к тебе симпатией! — вскричала Эрин.

— И этот прощелыга мне тоже не понравился, хоть он и строит из себя аристократа. И как бы ни были привлекательны все посулы мифического мистера Мюллера, который в очередной раз не соизволил встретиться с тобой лично, тебе вовсе не обязательно лизать ему задницу!

— Что? Так ты считаешь, что я готова лизать Мюллеру зад? Мерзавец! Да как у тебя только язык повернулся такое сказать! — в бешенстве вскричала Эрин и подалась вперед, норовя расцарапать ему физиономию. Коннор уклонился и стиснул ей пальцами запястья. Тогда Эрин попыталась укусить его за ухо.

— Позволь мне заметить, дорогая, — воскликнул он, сдерживая ее атаку, — что я разговаривал с этой парочкой достаточно вежливо, не грубее, чем они со мной. Не смей кусаться!

— Ты проклятый грубиян, хам, мужлан и параноик! — кричала Эрин. — Тебе повсюду мерещится какая-то чертовщина! Доббс и Тамара — милейшие люди!

— В гробу я видел таких милашек! — взорвался Коннор. — Они нахально пытались заморочить мне голову. А когда я чувствую, что меня обманывают, я не заискиваю и не улыбаюсь, даже если мне сулят золотые горы. Тебе понятно?

— Я присутствовала при разговоре и не слышала от них ни одного грубого слова! — воскликнула Эрин и снова попыталась высвободить руки.

— Значит, плохо слушала! — сказал Коннор, продолжая сжимать ее запястья.

— Кстати, Коннор, имей в виду, что коль скоро ты назвался моим женихом, то и веди себя подобающе. Еще одна подобная сцена — и ты перестанешь им считаться даже теоретически. — Эрин перевела дух.

— Неужели? — Коннор хмыкнул и покачал головой.

— Ты вел себя так, словно не считаешь меня женщиной, достойной уважения, сомневаешься в моих суждениях и ни в грош не ставишь мой профессионализм. Такое не прощается!

Коннор помолчал, наморщив лоб, и примирительно сказал:

— Но ты ведь знаешь, что все это был только спектакль!

— Ты так это называешь? А вот мне кажется, что ты устроил дешевый фарс! Ты вел себя, как герой пошлой мелодрамы! Кого ты пытался изобразить? Ревнивого любовника? Это смешно, Коннор! Ты и меня выставил в нелепом виде!

На скулах Коннора заиграли желваки, он потупился и с горечью произнес:

— Прости, Эрин. Твой взгляд свел меня с ума. Я чувствую себя придурком.

— Наконец-то ты понял, что ты собой в действительности представляешь, — съязвила Эрин. — Кстати, а что за взгляд ты имел в виду?

— Взгляд принцессы, явившейся на Землю с далекой планеты в другой галактике. За свою грубость в отношении лакеев Мюллера я извиняться не намерен, однако прошу меня простить, если я был груб с тобой.

— Что ж, приятно это слышать, я тебя прощаю на первый раз, — сказала Эрин.

Коннор помолчал и продолжал:

— Попытайся взглянуть на ситуацию моими глазами. Ты совершенно отгородилась от меня во время разговора с этим проходимцем Доббсом, игнорировала все мои замечания. А ведь я делал их не случайно, я хотел предостеречь. Тебя явно дурачат, Эрин, а ты всему слепо веришь. Нельзя идти на поводу у аферистов, заманивающих тебя в ловушку. Время и место встречи с Мюллером нужно хорошенько обдумать.

— Послушай, Коннор! С меня довольно! — взорвалась Эрин. — Больше я тебя с собой на деловые встречи не возьму. Ни под каким предлогом! Я не допущу, чтобы ты лишил меня возможности добиться чего-то путного в жизни.

— Боже, что я слышу! — простонал Коннор. — Как же мне достучаться до тебя? Взгляни же наконец на вещи трезво! Мюллер вновь не объявился, Доббс и Тамара запудрили тебе мозги обещаниями. И ты готова проглотить эту наживку! А я, по-твоему, должен бездействовать, глядя, как они пытаются обмануть тебя?

Отпусти меня! — отрешенно проговорила Эрин после долгой паузы. — Мне больно. — Он разжал пальцы, Эрин потерла запястья и продолжала, глядя в окно:

— Почаще бы мне делали подобные предложения! Да такой шанс представляется человеку раз в жизни! Стать куратором бесценной коллекции древностей, администратором нового корпуса музея — это ведь невероятная удача!

— Вот именно, невероятная! — Коннор ухмыльнулся. — В этом ты права. Почему Мюллер продолжает прятаться? Не потому ли, что он узнал, что я не отхожу от тебя ни на шаг?

— Ты все еще подозреваешь, что это Новак? — прошептала Эрин и обмякла, внезапно почувствовав упадок сил. Вместе с исчезающей энергией иссякла и ее злость. И на мгновение у нее возникло жуткое ощущение, что она вновь очутилась в уже знакомом ей водовороте, грозящем увлечь ее в черную бездну, туда, куда уже засосало почти всех, кто был ей дорог.

Она боролась с этой неведомой злой силой с раннего детства, старалась быть послушной, доброй и дисциплинированной, пыталась поладить с окружающим миром, жить рассудительно и спокойно. И что же из этого получилось? Оставили ее в покое темные силы? Нет, они отобрали у нее сначала отца, потом — мать, а сейчас забирают и Синди. Но ей одной не по силам им противостоять!

Эрин зажмурилась от охватившего ее отчаяния и вскричала:

— Выходит, это часть их плана? Попытка разрушить все, что я пытаюсь сделать, и поиздеваться надо мной вволю? И мне уже никогда не выкарабкаться из этой проклятой сливной ямы, в которой я очутилась?

— Пожалуйста, не волнуйся! — стал уговаривать ее Коннор. — И не злись на меня! Возможно, я действительно параноик и мне следует дать пинка под зад. Если хочешь, ты можешь это сделать немедленно. Только не плачь и не кричи. Иди ко мне, я тебя успокою!

— Не дотрагивайся до меня! — взвизгнула Эрин и прижалась в ужасе к дверце. — Просто помолчи и оставь меня в покое. О'кей?

Коннор уронил голову на руль и в отчаянии воскликнул:

— Боже, какой кошмар! Ладно, пристегнись, нам надо ехать.

Следующие два часа в машине царила тишина. Эрин смотрела в окно, стиснув зубы. Наконец Коннор остановил автомобиль напротив ресторана.

— Пошли, заморим червячка.

— Иди один, я не голодна, — процедила сквозь зубы Эрин.

— Нет, — решительно произнес Коннор. — Ты непременно должна поесть! — Он обошел вокруг автомобиля, распахнул дверцу и вытащил Эрин из салона.

41
{"b":"18787","o":1}