ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это точно? — спросил он.

— Как мне тебя в этом убедить? — с улыбкой спросила она.

— Пришли мне музыкальную телеграмму! — сказал он.

Эрин рассмеялась:

— Ты умеешь настоять на своем! Настоящий мастер убеждения.

— Разве я не убедил тебя, что я мастер на все руки?

Эрин оценила прозрачный намек и снова прыснула со смеху.

— Прекрати, Коннор, это весьма пошлая шутка!

— Но ты сама дала для нее повод! — пожав плечами, возразил он и привлек ее к себе.

Внезапно его пронзил страх. Сейчас между ними воцарилась гармония, Эрин чувствовала себя счастливой и даже смеялась. Именно такой ему хотелось видеть ее и впредь. Но вот удастся ли ему сохранить их добрые отношения? Не испортит ли он их, в очередной раз перейдя на приказной тон и ультиматумы? Обычно такое происходило, когда он чувствовал опасность. Коннор крепче обнял Эрин, стремясь каждой своей клеточкой впитать ее живительный звонкий смех, и тревога вскоре отступила.

Глава 15

Когда Эрин проснулась, он уже успел вымыться, побриться и натянуть джинсы. Заметив, что она не спит, он улыбнулся и промолвил:

— Я заглянул в твой холодильник и обнаружил, что он пуст. А нам надо восстановить силы. Иначе секса больше не будет.

— Извини, — хихикнула Эрин.

— Я воспользовался твоим шампунем и гелем для волос, — вдруг сказал он. — У них приятный запах.

— Я рада, что ты пересмотрел свое отношение к косметике, — сказала Эрин. — Откуда ты только черпаешь энергию?

— И ты еще спрашиваешь? Меня вдохновляет то, что теперь у меня есть Эрин, самая красивая и добрая девушка в мире, не говоря уже о ее сексуальной привлекательности. И что день только начинается, значит, впереди — масса приятных ощущений.

— Ты сексуальный маньяк! — Эрин погрозила ему пальцем. — Я временно выхожу из игры. Разве нам больше не о чем подумать?

— Ах, не будь занудой, Эрин! Ты ведь объявила себя скверной девчонкой! И обязана войти в эту роль. А я всего лишь твой помощник.

— Довольно, Коннор! — Эрин села и спустила с кровати ноги.

Кстати, Эрин, — не унимался он. — Коль скоро тебе не по вкусу заниматься сексом с презервативом, почему бы тебе не проведать своего врача и не попросить его порекомендовать что-то другое? Честно говоря, я устал чувствовать себя на коротком поводке, занимаясь с тобой любовью.

Сделав изумленные глаза, Эрин возразила:

— Но, Коннор, ты ведь настоящий ас в этом вопросе! У тебя все чудесно получается.

— Послушай, Эрин, Я ведь не танцующий медведь, а человек. Мне тоже хочется расслабиться и получить удовольствие. Вот мое последнее слово: пока ты не найдешь иное противозачаточное средство, я буду пользоваться презервативом. Точка!

— Ты неподражаем! Как мне нравится видеть тебя непреклонным и решительным. Твои ультиматумы меня возбуждают. Умоляю тебя, Коннор, выдвини еще какое-нибудь требование! Я тотчас же кончу!

— Прекрати ерничать, Эрин! — вскричал Коннор. — Я не шучу. Впрочем, ультиматум можно и отозвать, в случае если ты хочешь стать матерью моего ребенка. Я буду счастлив. Правда, это несколько несвоевременно, тем не менее…

— Нет! Я непременно схожу к врачу и что-нибудь придумаю, — в панике воскликнула Эрин, совершенно неготовая к подобному повороту разговора, но ощущая легкое головокружение от странного восторга. — Давай не будем с этим торопиться. И вот что, Коннор, сегодня мне надо переделать уйму дел, хорошенько обдумать все случившееся за минувшие дни, принять решение…

— Как скажешь, крошка, — великодушно промолвил Коннор. — А что, собственно говоря, тебе нужно сделать?

Эрин взглянула на его мужественный подбородок, вздохнула и спросила:

— Ты намерен контролировать каждый мой шаг?

— Привыкай к этому, милая. Так какая у тебя на сегодня программа?

Эрин упала на спину, бессильно раскинув руки, и, подумав, ответила:

— Во-первых, надо забрать кошку у моей подружки Тонии. Потом успокоить бедное животное, приласкать и накормить. Во-вторых, мне надо провести дополнительную экспертизу некоторых артефактов из коллекции Мюллера и составить отчет. Потом подписать кое-какие документы для машинописного бюро. А главное, необходимо разыскать сестру и проведать маму.

— Я попрошу Шона помочь нам в розыске Синди, — сказал Коннор. — Но на пустой желудок уговорить его я не смогу. Итак, киска, сестра, мама. А что еще у нас в плане?

Он был готов взвалить на свои плечи все ее проблемы, и такая забота не могла не тронуть ее сердце.

— Ты просто душка, милый! — воскликнула она. — Но все это следует сделать не тебе, а мне. Только не обижайся, но наши личные отношения еще не дают тебе права совать свой нос во все мои дела.

— Эй, Эрин! — Коннор щелкнул пальцами. — Не забывай, что отныне я твой парень, а ты моя девушка. Все проблемы у нас теперь общие. Иначе и быть не может.

Эрин потупилась, умышленно не откидывая мокрые волосы с лица, и заметила:

— Но, Коннор, мы всего два дня как стали любовниками.

— Разве это имеет какое-то значение? — искренне удивился он. — Мы могли бы впервые сблизиться и пять минут назад! Это бы ничего не изменило. Тут дело не в длительности отношений, а в самом факте. Надо принять все как есть. И не перечь мне, все равно тебе меня не переспорить!

— Ты мой герой! — насмешливо улыбнувшись, сказала она.

— Прекрати издеваться! — воскликнул Коннор. — Итак, мама, сестра, кошка. О ком еще надо позаботиться? Как насчет других родственников? Бабушек, тетей, племянников? Двоюродных братьев и сестер? Дедушек и дядей?

Эрин с грустью покачала головой:

— После суда над папой они перестали с нами общаться, сторонятся нас как зачумленных. — Она горестно вздохнула.

Коннор шагнул к ней и, как бы желая утешить, погладил ей грудь и ущипнул за сосок. Эрин взвизгнула, схватила его за руку и прижала ее ладонью к низу живота. Он вздохнул и, введя во влагалище средний палец, сказал:

— Пусть эти чертовы родственнички провалятся в ад. У нас будет меньше хлопот и больше свободного времени для личных дел. Верно, крошка?

Эрин рассмеялась и упала на спину, раздвинув ноги. Внезапно все многочисленные проблемы, прежде угнетавшие и огорчавшие ее, показались ей смешными и ничтожными. Коннор еще немного побаловал ее своими ласками, она окончательно успокоилась и воскликнула:

— Довольно глупостей! Будь благоразумен, милый, нам пора заняться серьезным делом. Я иду в ванную, а ты пока оденься.

— О'кей, крошка! — Он отпустил ее и потянулся за рубашкой.

Выйдя из ванной, Эрин обнаружила, что Коннор уже одет и готов покинуть квартиру.

— Я видел в соседнем доме продуктовый магазин, — сказал он. — Может, я сбегаю куплю что-нибудь для завтрака, пока ты будешь собираться? У меня уже урчит в животе.

Эрин улыбнулась и, продолжая неторопливо вытираться полотенцем, чувственным голосом сказала:

— Хорошо, милый! Ключи лежат на полке в прихожей. Постарайся обернуться побыстрее.

Коннор взял ключи, положи и их в карман и озабоченно спросил:

— Ты умеешь обращаться с пистолетом?

— Отец показывал, как это делается, и даже возил меня в тир несколько раз. Так что стрелять я умею, хотя и не люблю. А почему ты спрашиваешь? — Эрин насторожилась.

Коннор нагнулся и достал из кобуры, притороченной к щиколотке, маленький короткоствольный револьвер.

— Вот возьми. Он может тебе пригодиться. Эрин отшатнулась, затряся головой:

— Нет! Я не хочу!

— Бери, говорю тебе! И не спорь со мной, я лучше знаю, что тебе нужно.

По выражению его лица она поняла, что возражать бессмысленно, и взяла оружие.

— Никому не открывай, — сказал Коннор, отперев дверь. — Купить тебе что-нибудь особенное?

— Пожалуй, молока для чая.

— Хорошо. — Коннор ослепительно улыбнулся и ушел, захлопнув за собой дверь.

Телефон заверещал, когда она натягивала джинсы. Только не тот, что стоял на тумбочке, а мобильник в кармане накинутого на табурет плаща Коннора.

48
{"b":"18787","o":1}