ЛитМир - Электронная Библиотека

Барбара вскочила так порывисто, что стул с грохотом упал на пол, и вскричала:

— Да как вы смеете так со мной разговаривать!

Коннор выдержал ее разъяренный взгляд, давая понять, что не намерен извиняться и отказываться от своих слов. Кто-то обязан был сказать ей горькую правду, чтобы вывести из апатии и заставить действовать, и он взял на себя эту миссию, хотя и понимал, как это опасно.

— Мама! Что происходит? — Эрин застыла в дверях, держа в руках папку с бумагами.

— Все в порядке, доченька, — сказала Барбара. — Извините, я ненадолго вас оставлю. Мне надо подняться в спальню и переодеться.

Горделиво вскинув подбородок, она вышла из кухни. Проводив ее изумленным взглядом, Эрин спросила:

— Что ты ей наговорил, Коннор?

— Ничего особенного, — пожав плечами, сказал он. — Просто она поняла, что над вашим домом нависла опасность, и Решила, что ей будет лучше думаться не в банном халате, а в нормальном платье.

Необдуманная резкость, допущенная им в разговоре с Барбарой, повлекла за собой тяжелые последствия. Миссис Риггз в мгновение ока превратила его в своего раба, мальчика на побегушках и козла отпущения. До самого вечера он в поте лица послушно выполнял все ее распоряжения: выносил мусор, чинил кран в ванной на втором этаже, возил ее и Эрин на автомобиле в телефонный узел, чтобы ей снова подключили телефон, в бакалейную лавку, фотоателье и мастерскую по ремонту антикварных вещей, где едва не надорвался, пока тащил тяжеленные каминные часы. Но при этом он ни разу не пожаловался, стоически терпя все выпавшие ему испытания.

Вернувшись домой, они стали спорить из-за разбитого кочергой телевизора. Барбара требовала, чтобы Коннор вынес эту рухлядь на помойку, он же настаивал на том, чтобы телевизор осмотрел Сет. В конце концов Барбара уступила, но настояла на том, чтобы проклятый прибор убрали с ее глаз долой в чулан. Но хуже всего было то, что она заставляла его то и дело звонить Шону и узнавать, как идут поиски Синди. А это означало, что его смекалистый младший братец станет свидетелем всех унижений, которым он подвергался в доме Риггзов.

— Умоляю вас, Барбара, — пытался возражать Коннор, — постарайтесь успокоиться! Шон сам позвонит нам, как только у него появятся новости.

— Не смей меня успокаивать! — кричала Барбара. — Речь идет о жизни и безопасности моей дочери! Немедленно позвони брату!

Реакция Шона была мгновенной и жесткой.

— Послушай, Коннор! Затри минуты, прошедшие после твоего последнего звонка, ничего не случилось. Пожалуйста, прими успокаивающие пилюли!

— Я не виноват, меня заставляют, — прошептал Коннор.

— Теща уже превратила тебя в подкаблучника?

— Полегче на поворотах, Шон! Думай, что говоришь!

— Нет уж, это ты пошевели мозгами, придурок! Не отвлекай нас! Звони по вымышленному номеру и притворяйся, что разговариваешь со мной. Все. Будь здоров, идиот!

— Сам дурак! — огрызнулся Коннор и, убрав мобильник в карман, пробурчал: — Пока ничего нового.

Эрин, похоже, втайне злорадствовала, наблюдая его мучения, и не перечила матери, чувствуя себя хозяйкой положения. Когда стемнело, Коннор выскользнул из дома на террасу, чтобы перевести дух. Плюхнувшись на заднее крыльцо, он потер покалеченную ногу, разболевшуюся от перенапряжения, и полез в карман за табаком.

Не обнаружив там кисета, он вспомнил, что бросил курить, поморщился, достал сотовый телефон и набрал номер Сета.

— Привет, Коннор. Что стряслось? — тотчас же ответил тот.

— Мне нужна твоя помощь!

— Считай, что ты уже ее получил. Говорят, ты влюбился. Должен сказать, что предмет твоей страсти весьма темпераментная штучка, так что поберегись!

— Мне сейчас не до шуток! Я недавно бросил курить и взвинчен до предела. Поговорим серьезно. У меня к тебе две просьбы.

— Готов их выслушать и удовлетворить, старина. Излагай!

— Ты мог бы произвести техническую проверку дома Барбары, матери Эрин? С ее телевизором происходят непонятные вещи, кроме того, кто-то тайком проник в ее жилище, отключив охранную систему и вскрыв замки, после чего устроил в доме погром.

— Хорошо, я все сделаю, но не раньше, чем послезавтра.

— А почему не сегодня же?

— Потому что в данный момент я нахожусь на Стоун-Айленд, вместе с матерью Рейн и ее отчимом. На завтра мы запланировали морскую прогулку и ужин в Северн-Бей. Послезавтра они улетят утренним рейсом в Лондон. Как ты сам понимаешь, я не в силах ничего изменить.

Судя по голосу Сета, приезд родственников не вызвал у него особого восторга. Коннор сочувственно улыбнулся: он встречался с матерью Рейн, Алике, на его свадьбе. Это была воистину мощная, неуправляемая натура, подлинное стихийное бедствие, женщина-ураган. Пойди бедняга Сет против ее воли, она бы смела его, как бурный грязевой поток в горах.

— Надеюсь, что после отъезда тещи от тебя хоть что-нибудь останется, — сказал Коннор. — Ведь Алике способна сожрать живьем кого угодно.

— Спасибо за поддержку, дружище! Говори твою вторую просьбу, я весь внимание.

— Я хочу, чтобы ты оснастил мой компьютер рентгеновским передатчиком и одолжил мне радиомаяк, для Эрин.

— Мне казалось, что ты не отпускаешь ее от себя ни на шаг.

— Это так, но она все еще не воспринимает мои опасения всерьез. И меня это нервирует. Поэтому я и хочу подстраховаться.

— Ты собираешься рассказать ей об этом?

Коннор промычал в ответ нечто маловразумительное.

— Хочешь совет? Женщина приходит в бешенство, когда узнает, что ее мужчина не уверен в себе. Но ярости ее нет предела, если она поймет, что ты не доверяешь ей!

Его самоуверенный тон вызвал у Коннора приступ хохота.

— И кто это говорит? Лучше на себя посмотри, лицемер!

— Я всего лишь хочу тебе помочь! Чтобы ты не испортил отношения с этой девушкой.

— Она не согласится на это. Лучше ей пребывать в неведении, пока Новака не поймают и не отправят за решетку.

— Что ж, весьма разумно. Согласен. Я тоже поступил бы аналогичным образом, окажись на твоем месте.

— Не сомневаюсь, ты ведь такой же мнительный!

— Ты меня явно недооцениваешь. Я куда мнительнее! Что ж, приезжай ко мне сам и выбирай любое оборудование. Ты знаешь, где оно у меня хранится.

— Спасибо за доверие, старина. Да, чуть не забыл! Не мог бы ты осмотреть и квартирку Эрин? Нужно обеспечить ей полную безопасность, заменить замки, укрепить дверь. Запиши ее адрес. — Коннор с опаской оглянулся. — Я здесь как на иголках, жду новостей от Шона о результатах розыска Синди, младшей сестры Эрин.

— Да, я наслышан о ее злоключениях, — вздохнув, сказал Сет. — Жаль, что пока не могу подключиться. А было бы забавно пошататься по стрип-барам с твоим братом. Знаешь, дружище, я рад, что ты ожил и проявляешь о ком-то искреннюю заботу. Это значит, что ты не безнадежен.

— Приятно услышать хоть от кого-то похвалу. Ладно, Сет, я тебе еще позвоню! — Коннор выключил телефон и уставился в темноту. Скрипнула дверь, он узнал легкую поступь Эрин и запах ее духов. Она села на крыльцо и обняла его за плечи. Ему тотчас же стало спокойнее. Эрин сказала:

— Спасибо тебе за все, что ты сделал для мамы.

— Пустяки. Подумаешь, немного посуетился. Главное, что ты рядом со мной, любимая.

— Не говори глупости, Коннор! Ты не нуждаешься в моей помощи. Не знаю, что уж ты наговорил маме, но она преобразилась. Энергия переполняет ее, как в лучшие времена, когда папу еще не арестовали.

От необходимости как-то ответить ей Коннора избавила пронзительная трель мобильника. Эрин замерла, затаив дыхание. На крыльцо выбежала Барбара. Раздался еще один звонок.

— Что же ты ждешь! Отвечай! — вскричала Барбара. Коннор откинул крышку, нажал на кнопку и произнес:

— Алло!

— Это я, — послышался голос Шона. — Мне только что позвонила сказочная красавица по имени Сейбл, в которую я безоглядно влюбился, и сообщила, что интересующий нас придурок недавно вошел в клуб «Дворовая кошка» в компании с двумя девицами, одна из которых похожа на Синди. Это злачное заведение упоминала и Лу Энн. Я посылаю ей в благодарность за подсказку букет прекрасных роз.

56
{"b":"18787","o":1}