ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты думаешь, что я брошу своего старшего брата, когда он влип в такую историю?

— Черт бы тебя побрал, Шон!

— Извини, Коннор, мне надо срочно позвонить Дэви. Пока!

Брат отключил свой телефон.

Коннор снова попытался дозвониться до Эрин, однако линия все еще была занята.

На душе у него становилось все тревожнее, охвативший его страх быстро перерастал в ужас.

Выслушав сообщения, записанные на автоответчик, Эрин пришла в смятение. Разговаривать с Ником она не собиралась, как и с Лидией. Но и советоваться с Коннором насчет своих дальнейших отношений с Мюллером в столь непростой ситуации тоже было не в ее интересах. Коннор наверняка стал бы нервничать и уговаривать ее воздержаться от опрометчивых поступков. Как же ей развязать этот гордиев узел? Не находя ответа на вопрос, Эрин нервно расхаживала по комнате из угла в угол, с опаской поглядывая на телефон.

Но бездействовать было не в ее правилах. Она собралась с духом и протянула руку к аппарату, чтобы позвонить Коннору и поговорить с ним обо всем начистоту. В конце концов, речь шла о ее карьере, и Коннор должен был это понять.

Внезапно телефон зазвонил. Испугавшись, Эрин отдернула руку. Звонки продолжались. Она перевела дух и взяла трубку.

— Кто это? — Голос ее предательски дрожал.

— Это вы, Эрин? Хорошо, что я вас застал. Это Ник. А Коннор у вас?

— Нет. Позвоните ему на сотовый.

— Собственно говоря, мне надо побеседовать с вами! У нее подкосились колени, и она опустилась на стул.

— О чем же?

— Вы были с ним прошлой ночью в баре «Дворовая кошка»? Видели, как он с братьями избил Билли Вегу?

— Нет, Ник! Я видела, как братьев Маклауд окружила банда из восьмерых громил. Но все эти негодяи получили по заслугам. А почему вас это интересует?

— Меня совершенно не интересуют эти подонки, Эрин. Я хочу знать, почему Коннор искал встречи с Билли Вегой.

— Потому что Билли похитил мою сестру Синди. Он ее избивал и заставлял заниматься проституцией. И после этого вы хотите, чтобы я сочувствовала этому слизняку?

— Он уже не нуждается в вашем сочувствии, Эрин. Билли Вега убит.

— Убит? — переспросила Эрин, похолодев от ужаса. — Когда?

— Таша Нидхем утверждает, что это произошло сегодня, приблизительно в шесть утра. Ночью она отвезла Билли в больницу, где ему наложили швы на раны и гипс на сломанное запястье. После этого они вернулись на такси к нему на квартиру и уснули. На рассвете злоумышленник проник в помещение, где находился Билли, и забил его до смерти каким-то тупым предметом. Таша в это время была в ванной, ее тошнило. Скорее всего только это и спасло ей жизнь. Но она рассказала полиции жуткие вещи о трех ниндзя, похитивших накануне вечером из бара Синди и позже едва не убивших Билли. Между двумя этими событиями прошло не так уж много времени. Ну, что скажете?

— Боже мой! Как все это ужасно! — прошептала Эрин.

— Коннор провел эту ночь с вами? — спросил Ник, выдержав паузу.

— Да, — сказала Эрин. — Послушайте, неужели вы всерьез подозреваете его в убийстве Билли?

— Он провел у вас всю ночь? — продолжал допрашивать ее Ник.

— Да! Да, черт бы вас побрал! — в сердцах вскричала Эрин. — До самого утра! Вам-то какое до этого дело?

— Эрин, это скверная история, — понизив голос, доверительно произнес Ник. — Я бы не хотел впутывать в нее вас… Вы меня понимаете?

— Но Коннор просто не способен… Нет, вы заблуждаетесь!

— Послушайте, Эрин! Вы же видели, что он сделал с Табором Лукашем, — перебил ее Ник. — Коннор мой друг, однако он слишком взвинчен в последнее время. Он воображает, будто Новак и Лукаш по-прежнему представляют для вас угрозу. Это уже смахивает на параноидальный бред… Коннор становится социально опасным…

— Что значит «воображает»? — строго спросила Эрин. — Разве эти негодяи не сбежали из тюрьмы? Коннор пытается меня защитить! Он делает это, потому что мой отец сейчас в тюрьме и не может обо мне позаботиться.

Ник дал ей успокоиться и глухо сказал:

— Эрин, вас уже не от кого оберегать. Новак мертв.

Она попыталась осмыслить эту новость, однако шум в ушах мешал ей сосредоточиться.

— Когда он умер?

— Вчера. Погиб при взрыве дома, в котором находился во Франции. Есть версия, что его ликвидировали конкуренты по криминальному бизнесу. Стоматологический анализ подтвердил его идентичность. У обгорелого трупа не хватает трех пальцев на правой руке. Проверяют его ДНК, хотя никаких сомнений в том, что это Новак, у полиции нет.

К Эрин наконец-то вернулась способность соображать, и она спросила:

— А Коннор об этом знает?

— Я еще не поставил его в известность, но он знает, что Новак скрывается во Франции. Полиция шла по его следу в течение нескольких дней. Разве Коннор ничего не говорил вам об этом?

Эрин бросило в дрожь, она шумно задышала.

— Чувствую, что нет, — сказал Ник. — Это ведь противоречило его собственной версии. Ему так хотелось стать вашим спасителем, что он выдумал для вас врага — плохого парня. Он заморочил вам голову, запугал своими страшилками. Я понимаю, что вам больно это слышать, вы его любите, но вам нужно выкарабкаться из искаженного мира, рожденного его больным воображением, как можно скорее. Примите мои искренние сожаления в связи с этим, Эрин. Поймите, Коннору нужно подлечиться.

— Этого не может быть! Я вам не верю! — воскликнула она.

Ее рассудок отказывался признать, что мужчина, в которого она была влюблена, — параноик. Она не могла смириться с тем, что человек, спасший ее сестру и вернувший к нормальной жизни ее мать, что-то скрывал от нее, преследуя собственные эгоистические цели. Нет, ее Коннор был на такое не способен.

— Эрин! Вы меня слышите? Эрин, помогите мне его разыскать! Если вам известно…

— Нет! — отрезала она, даже не дослушав Ника. — Я понятия не имею, где он сейчас находится.

Пол уходил у нее из-под ног, ей казалось, что вот-вот ее затянет в трясину и уже никто не сумеет ей помочь.

— Это в его же интересах, Эрин! — убеждал ее Ник. — Надо остановить его, пока он снова не наломал дров. Поверьте, я желаю ему добра!

— Нет, я не хочу впутываться в это дело! — сказала она. — И вообще вы мне осточертели! Оставьте меня в покое!

Она швырнула трубку на рычаг, но спустя секунду телефон опять надрывно заверещал. Эрин выдернула штепсель из розетки, согнулась в три погибели и чуть было не рухнула на пол. В глазах у нее все завертелось и потемнело.

— Эрин! Деточка моя! Что с тобой? — с тревогой спросила вошедшая в комнату Барбара.

Эрин подняла голову и заставила себя улыбнуться.

— Ничего, мама, все хорошо. Я уронила заколку, пока разговаривала по телефону с Лидией.

— С Лидией? — Барбара нахмурилась. — Из музея? С той черствой сучкой, которая тебя выгнала?

— Мюллер обещает выделить музею огромную сумму, но при условии, что куратором новой экспозиции стану я, — сказала Эрин, пытаясь изобразить на лице радость.

Но провести Барбару было трудно, она тотчас же уловила фальшь и промолвила, поморщившись:

— Я бы на твоем месте плюнула им всем в лицо! Какая наглость! Что они о себе возомнили! Хотят, чтобы ты примчалась к ним по первому же зову, коль скоро им это выгодно? Нет, доченька, не унижайся перед ними, сохрани свое достоинство!

— Ты, конечно же, права, — сказала Эрин. — Но по-моему, встретиться с Мюллером все равно стоит. Расплеваться с ними я еще успею, сперва нужно узнать, какие условия мне предлагают, чтобы потом не кусать локти.

— Узнаю свою умненькую и благоразумненькую дочь! — с умилением всплеснув руками, промолвила Барбара. — Ты, как всегда, осмотрительна и осторожна.

— Не во всем, мама! Далеко не во всем! — воскликнула Эрин.

— Догадываюсь, что ты имеешь в виду Коннора, — со вздохом заметила Барбара. — Честно говоря, он уже почти не раздражает меня, я начинаю к нему привыкать. Конечно, порой он бывает невыносимо грубым, да и грехов на его счету немало. Но мне понравились его братья. Ведь они спасли Синди, не побоявшись восьмерых! А как ловко они разделались с этой бандой! Но главное, доченька, что Коннор от тебя просто без ума. Это так трогательно!

65
{"b":"18787","o":1}