ЛитМир - Электронная Библиотека

У Коннора закружилась голова. Утверждение Ника не увязывалось ни с подозрительной смертью Билли, ни с тем странным ночным звонком в отель, ни с происшествием на магистральном шоссе. Нет, что-то здесь не так! Коннор сказал:

— Это невозможно! Я лично разговаривал с Новаком. И видел Габора…

— Габор сейчас во Франции, как я тебе уже и говорил. Факт смерти Новака подтвержден судмедэкспертом. Впрочем, для тебя все это не имеет никакого значения, ты выдумаешь новый источник опасности. Конечно, мир не так уж и много потерял в лице Билли Беги, он был мелкой сошкой, однако…

— Прекрати говорить ерунду, Ник! — взревел Коннор.

— Из разговора с Эрин я заключил, что на период между пятью и шестью часами утра у тебя нет алиби. Не исключаю, что Эрин вообще ввела меня в заблуждение, пытаясь выгородить тебя.

— Пошел ты в задницу! Это все бред собачий.

— Поглядим… Рекомендую тебе обзавестись хорошим адвокатом. Мое терпение лопнуло, я намерен положить конец этим бесчинствам! — рявкнул Ник.

— Я тоже, — сказал Коннор и отсоединился.

С трудом доковыляв на негнущихся ногах до машины, он отпер дверцу и почувствовал, что рухнет на землю, если немедленно не сядет за руль. Когда-то он считал Ника одним из своих друзей. Кому же можно доверять в этом лживом и безжалостном мире? Даже Эрин обманула его!

Подумав о ней, Коннор покрылся холодным потом. Ему отчетливо вспомнились драка с Табором на Кристал-Маунтин, его искалеченное лицо, окровавленная трость, падение с обрыва. Но где сейчас находится эта трость? Та самая, которой Барбара переколотила стекла «ягуара»?

Он бросился к багажнику, открыл его и оцепенел: трость исчезла! Жутчайшая боль пронзила его виски и затылок. Он запрокинул голову и бессильно уронил руки.

Глава 21

— Отведайте моего мусса, Эрин! Он будет повкуснее вашего крем-брюле! — расхваливала свой десерт Лидия.

— Спасибо, нет! Я сыта! — Эрин изобразила улыбку на лице и промокнула салфеткой губы.

— Сыта? — негодующе воскликнула Рейчел. — Но ведь вы лишь поковырялись вилкой в салате! Учтите, Эрин, диета женщине с такой фигурой, как у вас, не нужна, в последнее время вы и так заметно построители. Не лишайте себя маленьких житейских радостей, полакомьтесь хотя бы сладостями.

Эрин хотела что-то ответить ей, но закашлялась.

— Эрин, душка! Заклинаю тебя, утоли наше любопытство! — воскликнула Рейчел. — Расскажи нам, как тебе удалось очаровать Мюллера. Признайся, что ты сделала, чтобы приручить его? Мы обхаживали этого строптивца на протяжении многих лет, и вдруг выясняется, что он уже ест из твоих рук.

— У меня просто в голове не укладывается, что нам так повезло! Благодаря столь щедрому пожертвованию мы сможем совершить подлинный прорыв, — добавила Лидия. — Эрин, давайте же объединим наши усилия! Ваш новаторский подход позволит нашему институту с честью встретить новое тысячелетие.

Лицо Эрин исказилось в брезгливой гримасе, но этого никто не заметил.

— Имея такой солидный бюджет, Эрин, вы вполне можете учредить собственный благотворительный фонд, — пробасил Фред. — Вы станете королевой бала!

Эрин встала из-за стола.

— Боюсь, что мне пора идти.

— Неужели? Какая жалость! — всплеснула руками Лидия. — У вас назначено амурное свидание? Так вот почему вы столь умеренны в еде!

Бывшие коллеги Эрин обменялись многозначительными взглядами и понимающе улыбнулись.

— Вы не угадали, это чисто деловая встреча, — холодно промолвила Эрин. — Я встречаюсь с мистером Мюллером, чтобы обсудить с ним некоторые из его последних приобретений.

Лица Лидии и Рейчел вытянулись.

— Очевидно, он пригласит вас после этого на ужин? — вкрадчиво спросила Рейчел, сверля Эрин пристальным взглядом.

— Эрин пожала плечами, давая понять, что не желает обсуждать с кем-либо свои личные планы. Терпение ее стремительно истощалось, она с трудом подавляла желание наговорить этим лицемерам резкостей, вскочить и убежать. Так вот, оказывается, в чем дело! — воскликнул Вильгельм.

— Пожалуйста, оставьте свои нелепые домыслы при себе! — оборвала его Эрин. — Да будет вам известно, я еще ни разу лично не встречалась с Клодом Мюллером.

— Ах, дорогая Эрин! Зачем же принимать все так близко к сердцу! Мы все здесь взрослые люди… — прощебетала Рейчел.

— Желаю вам приятно провести сегодняшний вечер, — с холодной улыбкой произнесла Лидия. — Веселитесь, пока молоды! Ведь молодость так скоротечна. А мы до поры этого не замечаем.

Эрин выскочила из-за стола и поспешно покинула ресторан, задыхаясь от спертого воздуха. Ее тошнило от этих лицемеров, их фальшивых улыбок и лживых комплиментов. И как только она раньше их терпела? Сейчас же ей хотелось принять ванну после общения с этой компанией гнусных льстецов, пытающихся манипулировать ею.

Она остановила такси, назвала водителю адрес и горестно уставилась в окно, поглаживая разболевшийся вдруг живот. Ей стало стыдно за свой необдуманный поступок и жалко обманутого ею Коннора, который, наверное, извелся от волнения. Возможно, во многом его опасения и были надуманны, однако он в отличие от этих притворщиков заботился о ней совершенно искренне.

Как же она могла так жестоко поступить с ним! Какая же это вопиющая неблагодарность с ее стороны! Но обстоятельства требовали от нее именно такого поступка, иначе бы ей не удалось вырваться из-под его навязчивой опеки и начать самой принимать решения.

Коннор обладал столь мощной харизмой, что буквально заворожил ее, лишив способности мыслить самостоятельно. Наделенный недюжинным умом и редкой проницательностью, он сломил и подчинил себе ее волю. Стоило ему только приблизиться к ней, как она глупела и уже не могла думать ни о чем, кроме упоительной близости с этим мужчиной. Желание охватывало ее в такие мгновения целиком, как бы она ни сопротивлялась этому.

Такси остановилось напротив роскошного особняка в викторианском стиле. Едва лишь Эрин вышла из машины, как Узорчатые чугунные ворота медленно отворились, пропуская ее во владения таинственного Мюллера, обладателя несметных богатств, сулящего золотые горы за ее скромные услуги. Может быть, он всего лишь ловкий мошенник? Аферист, заманивший ее в свои сети? Может быть, Коннор прав? Не остановиться ли ей, пока еще не поздно? Однако ноги сами вопреки слабому голосу рассудка привели Эрин в роскошный вестибюль.

Там ее встретила Тамара Джулиан, излучавшая дружелюбие и душевную теплоту. Эрин приветствовала ее холодно и настороженно. Тамара с очаровательной улыбкой промолвила:

— Я рада, что нам удалось вовремя уведомить вас о встрече. Мюллеру не терпится лично познакомиться с вами. Прошу вас следовать за мной. Мне нужно кое-что вам показать, прежде чем представить вас ему.

Представить ее мистеру Мюллеру! Можно подумать, что ее собираются познакомить с членом королевской фамилии! Эрин втайне усмехнулась и последовала за Тамарой в анфиладу роскошных комнат. Миновав их, они поднялись по винтовой лестнице на второй этаж, прошли по длинному коридору и очутились в обитой плюшем спальне, заполненной букетами свежесрезанных экзотических цветов. Источаемый ими приторно-сладкий густой запах дурманил ей голову.

Тамара отперла сейф, вделанный в стену, извлекла из его чрева черный ларец, обтянутый бархатом, и, протянув его Эрин, сказала:

— Взгляните-ка на это!

Открыв крышку, Эрин издала восхищенный вздох.

Золотое ожерелье, сверкавшее на черном бархате, относилось к эпохе расцвета латенскои культуры и было выполнено в той же манере, что и драгоценности, найденные при раскопках древних могильников, которые она изучала в Ротберне.

Концы обручей были сделаны в виде фантастических драконов с глазами из гранатов, когтистые лапы чудовищ были угрожающе подняты. Извилистые хвосты с причудливым узором как бы указывали на ложбинку между грудей знатной дамы, шею которой должно было украшать это ожерелье.

— Это последнее приобретение мистера Мюллера, — сказала со змеиной улыбкой Тамара. — Он вел переговоры об условиях сделки в течение многих месяцев. Именно в связи с этим он и летал на днях в Гонконг.

67
{"b":"18787","o":1}