ЛитМир - Электронная Библиотека

Эрин схватилась за ножку бокала, жадно отпила из него и, поперхнувшись, раскашлялась. Ожерелье вдруг петлей сдавило ей шею, мешая дышать. С трудом откашлявшись, она спросила:

— И что же это за возможности?

— Колоссальные! Вам будет трудно даже осмыслить их сразу.

— Нельзя ли поконкретнее? — спросила Эрин, теряя терпение.

— Можно. Только при условии, что вы полетите со мной в Париж, — ответил Мюллер, поедая ее глазами.

Бокал едва не выскользнул из ее пальцев. На мгновение ей почудилось, что вместо ажурных штор на окнах колышутся привидения, которые пытаются ее о чем-то предупредить. Ей даже показалось, что она слышит их взволнованные голоса.

— В Париж? — прошептала она. — Но зачем?

— Признаться, я не планировал этого, Эрин, — с пылом произнес Клод. — По своей натуре я не импульсивен, однако вы произвели на меня столь сильное впечатление, что мне вдруг захотелось показать вам Париж. Уверяю вас, Эрин, вы не пожалеете, если согласитесь.

Она вздохнула и потупилась, подумав, что паниковать глупо. Ведь ей и раньше доводилось сталкиваться с заигрыванием мужчин. Тем не менее сейчас ей почему-то захотелось вскочить и убежать прочь. Взгляд Мюллера жег ей шею и грудь, ожерелье душило ее все сильнее. Этот человек вселял в нее смертельный ужас.

— Решайтесь же, Эрин, — вкрадчиво продолжал он. — А по пути в Париж мы вместе решим, чем станем там заниматься. Нельзя же планировать все заранее, лучше жить настоящим, импровизируя и фантазируя. У нас с вами так много общего! Я, как и вы, Эрин, абсолютно не переношу фальши. Мне претит лицемерие. Я восхищен вашим отказом пойти на компромисс и растроган вашей непосредственностью. Ведь в наше время так редко встретишь честного и принципиального человека!

Эрин сглотнула ком и холодно произнесла:

— Вы совершенно меня не знаете!

Мюллер протянул руку к ожерелью и коснулся указательным пальцем одного из драконов. Эрин вздрогнула — палец был холодным, как у мертвеца.

— Я знаю о вас все, что мне следует знать, — прошептал он.

В голове Эрин возник образ Коннора, его влюбленные глаза смотрели на нее с укором. Ей захотелось ударить Мюллера по руке и нагрубить ему. Но внутренний голос говорил ей, что Разумнее придержать язык и получше вглядеться в лицо своего искусителя. Перед ее мысленным взором возникла причудливая картина: она в одной ночной рубашке, не защищающей от порывов ледяного ветра, стояла на льдине, дрейфующей в холодных арктических водах. С мглистого неба ее сверлил голодный взгляд Клода Мюллера. Внезапно пронзившая ее догадка была чудовищна: а не скрывается ли под обличьем обходительного Мюллера злодей Новак?

Эрин сделала медленный вздох и напомнила себе, что Новак недавно погиб, что подтверждено судмедэкспертами и Ником. Да и мужчина, сидящий напротив нее, совершенно не походил на фотографии Куртца Новака, которые она видела. Ее визави был голубоглазым брюнетом, со всеми пальцами на обеих руках и совсем другим лицом. Нет, нельзя идти на поводу у больного воображения и необъяснимого страха, иначе недолго свихнуться и угодить в психиатрическую лечебницу.

В детстве мама всегда советовала ей следовать велению своего сердца. И теперь настал именно тот момент, когда она могла положиться только на интуицию. Ее рассудок был ослеплен холодным призрачным светом, но сердце оставалось горячим и неподвластным потусторонним чарам.

Эрин поставила на стол бокал, прижала к груди ладони, словно защищаясь от пристального взгляда собеседника, и твердо промолвила:

— Я тронута вашим вниманием, Клод, но в данный момент я не вольна в своих поступках.

Лицо Мюллера окаменело.

— Вы подразумеваете, вероятно, джентльмена, сопровождавшего вас в «Силвер-Форк»? Тамара и Найджел рассказали мне об устроенном им спектакле. Жаль, что я не присутствовал при этом. Его зовут Маклауд, не так ли?

Эрин кивнула.

— Но ведь вы с ним еще не были близки, когда приезжали по моему приглашению в Санта-Фе и Сан-Диего? — спросил Мюллер.

— Нет, тогда я была свободна!

Мюллер встал, засунул руки в карманы и, повернувшись к Эрин спиной, произнес:

— Что ж, я так и думал. Судя по тому, что мне рассказали мои ассистенты, вы с ним не пара. Маклауд вас не стоит, вы напрасно тратите на него свои силы и время.

— Можете думать что вам угодно, — отчетливо сказала Эрин, чувствуя, что льдина, на которой она стоит, медленно отдаляется от этого жуткого человека.

— Прошу простить меня за резкий тон, — смягчился Клод и, обернувшись, с улыбкой добавил: — Беру свои слова обратно! Я был не прав.

— Я вас прощаю, — величественно кивнув, сказала Эрин.

Мюллер шагнул к ней и с жаром воскликнул, беря ее за руку:

— Давайте забудем об этом недоразумении! Можете считать, что я вам ничего не предлагал, если это ставит вас в неловкое положение. Но останьтесь на ужин, мы побеседуем о красоте и искренности, поделимся мыслями об устройстве этого странного мира. Все останется строго между нами! И ваш нервный и ревнивый кавалер ничего не узнает…

После таких слов в голове Эрин все прояснилось. Мюллер намеревался поссорить ее с Коннором, сделать так, чтобы они отдалились друг от друга. Эта догадка заставила ее сердце бешено заколотиться в груди. Перед глазами замелькали черные точки. Она вырвала руку из холодных пальцев Мюллера, не заботясь о том, что он о ней подумает, и воскликнула:

— Извините, но мне придется вас покинуть.

— Так быстро? — Клод удивленно вскинул брови.

— Меня ждут неотложные дела! Еще раз прошу вас меня извинить. Я приду к вам завтра, чтобы взглянуть на новые образцы…

— Как это мило с вашей стороны, — саркастически произнес он. — Я тронут!

Эрин выбежала вон из помещения, ставшего ей ненавистным, и быстро пошла по коридору к лестнице. Поджидавшая ее внизу Тамара с тревогой спросила:

— Что-нибудь случилось? Вам стало дурно?

— Пожалуйста, Тамара, отдайте мне мои вещи и вызовите такси! — воскликнула Эрин. — Я не могу оставаться здесь больше ни минуты. Помогите мне!

Тамара нажала на кнопку переговорного устройства и сказала:

— Сильвио? Распорядитесь, чтобы к парадному входу немедленно подали машину для мисс Риггз! — Она внимательно посмотрела на Эрин и добавила: — Не волнуйтесь, Сильвио Доставит вас в любое нужное вам место. Сейчас я принесу ваши вещи, это займет не более минуты.

Секунды ожидания показались Эрин вечностью. Она выхватила из рук вернувшейся Тамары свою сумочку, обувь и одежду и устремилась к выходу, крикнув на ходу, что вернет платье завтра.

— Оно ваше! — крикнула ей в ответ Тамара.

— Нет, я не могу его принять! Да, чуть не забыла! — Эрин сняла ожерелье и положила его на столик. Ей тотчас же полегчало. — Не сердитесь, Тамара, я сама не понимаю, что на меня нашло. Это какое-то умопомрачение!

— Ступайте же тогда быстрее к машине и уезжайте! — спокойно сказала Тамара.

Последовав ее мудрому совету, Эрин села в автомобиль и выпалила шоферу свой адрес. Проклятое переливающееся шелковое платье жгло ей кожу, в ушах уже звучал голос Коннора, встревоженного ее долгим отсутствием. Ей не терпелось связаться с ним и сообщить, что у нее все в порядке, убедиться, что и с ним не стряслось никакой беды.

Это желание было настолько сильным, что почти сводило ее с ума. Эрин подумала: если выяснится, что Коннор уже давно рвет и мечет, тогда все нормально. Коль скоро оба сумасшедшие, значит, вполне подходят друг для друга.

Задние огни машины, уносившей прочь Эрин, давно растворились в сумерках, а Тамара продолжала стоять, всматриваясь в темноту. Что-то в Эрин тронуло ее до глубины души, ей захотелось помочь этой девушке. Но теперь Тамара не была уверена, что сумеет помочь хотя бы самой себе. Бежать от Новака было слишком поздно, она чувствовала себя как человек, застигнутый врасплох штормом в лодке, лишенной весел. Волны стремительно уносили ее утлое суденышко все ближе и ближе к водопаду. Его рокот уже явственно звучал в ее ушах, а перед мысленным взором возникала жуткая картина пенистого потока, низвергающегося в пропасть с огромной высоты. Ужас сковал ей сердце, ноги словно приросли к месту. Тамаре казалось, что, сделай она хотя бы шаг, бурлящая вода неминуемо увлечет ее в бездну и разобьет об острые камни.

70
{"b":"18787","o":1}