ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ах ты, негодяй!

— Что? — Он выглядел совершенно озадаченным.

— Я того стою? Все эти разговоры о прощении, о том, что ты ошибался во мне… все это только для того, чтобы купить меня?

Он выдохнул разочарованно:

— Рейн…

— А ну выпусти меня из машины. Она дернулась в его крепких объятиях.

— Я ведь не сказал, что ты шлюха. — Он притянул ее к себе. — Я неправильно выразился. Мне просто казалось логичным сказать женщине о том, что у меня есть деньги, чтобы ей было проще изменить свою жизнь и стать моей сожительницей. Все, что я хотел сказать, так это то, что у тебя не будет никаких проблем с деньгами. Только и всего.

Она перестала сопротивляться. Но она все еще злилась.

— Ты грубый и совершенно бестолковый, — открыла она ему глаза.

— Да, я знаю, мне тут недавно сказали, что я напрочь лишен навыков общения, — поддакнул он.

— И были совершенно правы.

— Ладно, признаю. Я был не прав. Я прошу прощения. Я Богом клянусь, что не хотел тебя обижать. Даже в мыслях не было. Еще раз прошу у тебя прощения.

Чувства в его голосе были такими искренними, что она не могла больше злиться на него. Она посмотрела на его точеный профиль, кивнула и взяла его руку в свою. Она четко слышала его вздох облегчения.

— Ладно. Перемотали назад и стерли. Давай начнем все с чистого листа. Бог с ними, с деньгами. Вообще забудь о них. Сделай это ради секса. Сделай это для удовольствия, Рейн. Ты ведь знаешь, что я могу тебя удовлетворить. Я могу заставить тебя кончать до полного изнеможения. И я так и сделаю. Помнишь, как все было сегодня? Тебе ведь понравилось, а? Вот так все и будет. Каждый раз. Столько, сколько захочешь.

До нее наконец-то дошло то, что произошло сегодня. Она всю ночь накручивала себя, отчитывая за то, что прыгнула в постель к первому встречному. Но Сет Маккей все еще первый встречный, а она сидит в его машине практически голая, и ее вот-вот опять изнасилуют. Видит Бог, она никогда не могла учиться на своих ошибках.

— Постой, говорю, — начала она, но его язык снова проник к ней в рот, а его рука легла между ног. Она забрыкалась в его объятиях, но он крепко держал ее. Вскоре он довел ее до оргазма, и она кончила, не в силах что-либо сделать с собой. По телу разлилась сладкая истома.

— Боже, мне хорошо, — вымолвила она. Он рассмеялся:

— И так будет всегда.

Он начал снимать с нее кроссовки.

— Нет, Сет, я не думаю, что мы…

— Ты такая сладенькая, что я готов есть тебя часами. Его лихорадочность напугала ее.

— Сет, нет, подожди, — снова запротестовала она. — Притормози. Пожалуйста.

— Перестань сопротивляться.

Сет схватил ее запястья своей мошной рукой, но она ударила его локтем в грудь. Это было чувствительно.

— А это за что?

Она испуганно сглотнула.

— Нечего применять силу.

Он убрал руки, и она почувствовала свободу. Она смотрела на него, прекрасно представляя, как она выглядит сейчас: растрепанная, полуголая, только что кончившая… естественно, ему тяжело удержаться. Она попыталась подобрать слова, которые дошли бы до его возбужденного рассудка. Но ничего не шло на ум.

— Тебе ведь понравилось, — говорил он тем временем. — Я же все сделал, чтобы тебе было хорошо, так в чем проблема?

— Потому что ты все время используешь силу. — Она едва сдерживала слезы. — А я хочу, чтобы ты притормозил. Иначе я не могу ничего контролировать. И это меня пугает.

Он посмотрел в ее глаза так, словно пытался прочесть ее мысли.

— А зачем нужно что бы то ни было контролировать? На кой черт дался тебе этот контроль. Все шло так хорошо. А тут ты словно взбесилась. Я ничего не понимаю.

— Прошу тебя, — прошептала она и протянула руку, чтобы дотронуться до его щеки. — Просто не так быстро. Иначе я не вынесу. — Он откинулся назад и закрыл глаза, озадаченно качая головой.

— Черт возьми, я действительно не хочу все испортить. Боль в его голосе задела ее за живое.

— Ты еще ничего не испортил, — выпалила она. — Но я не игрушка и не могу заводиться по твоему первому требованию. Ну или, во всяком случае, не должна.

— Почему нет?

Она всплеснула руками.

— Да потому что я тебя не знаю. Он вскинул голову.

— И что с того? Ты же знаешь, как сильно я тебя хочу. Что еще тебе нужно знать?

Пропасть между их взглядами на жизнь шокировала ее.

— Сегодня днем мы оба совершили необдуманный поступок. Мы едва не испортили все, и это было ужасно. И я не хочу, чтобы это повторилось вновь, — попыталась она объяснить, с трудом преодолевая волнение. — Я не из тех девушек, которые так запросто спят с первым встречным. Это… это была ошибка.

— Ошибка? — Его голос стал подозрительно мягок.

— Нет! То есть да. Все было замечательно, но все было в принципе неправильно. Я не хочу, чтобы ты был этим самым первым встречным, Сет. Я не стану заниматься с тобой любовью, пока не узнаю получше.

Его молчание пугало ее.

— Что ты хочешь знать обо мне? — спросил он наконец. Она снова всплеснула руками.

— Все. Самые обыденные вещи. Он усмехнулся:

— Во мне не так уж много обыденного, Рейн.

— Тогда все необычное, — отчаянно воскликнула она.

— Поконкретнее. Что именно тебя интересует?

— Ах, ну перестань так все усложнять! Ну, например, откуда ты родом? В какую школу ты ходил? Какая у тебя была семья? Чем занимаются твои родители? Что ты любишь есть на завтрак?

— Я надеюсь, ты не ждешь от меня сладких сказочек? Ее немного смутил его тон.

— Нет, только правду.

Он положил ладони на ее бедра.

— Я вырос в Лос-Анджелесе, — начал он. — Я не помню своего отца. Как и мама, впрочем. Она только могла сказать, что его звали Пол, он говорил только на испанском, и я выгляжу точь-в-точь как он, только чуть выше. Они почти не общались, только в постели. Вот и все, что я о нем знаю. Я догадываюсь, что он был ее наркодилером, и она готова была на все ради очередной дозы.

Она смотрела на него с ужасом в глазах.

— О Боже мой. Сет.

— Она скончалась от передозировки, когда мне было шестнадцать, но, учитывая, сколько зла она мне успела причинить, она была мертва для меня задолго до этого. У меня был еще отчим, но он вообще был для меня пустым местом. Я рос сам по себе.

Она обняла его за шею. Он замер, когда она прижалась лицом к его разгоряченной щеке.

— Не раскисай, — сказал он ей. — Мы так не договаривались.

— Извини. — Она снова села прямо — Как ты выжил?

— Не знаю. Было непросто, это факт. Я встревал во все неприятности. И дрался, постоянно дрался. Я хорошо дерусь. И у меня было много секса, конечно. Я рано начал. — Он замялся немного, но все же добавил: — Трахаюсь я тоже хорошо. — Он замолчал, пытаясь понять ее реакцию. Ома терпеливо ждала продолжения. — Мать любила колеса, а отчим предпочитал напиваться. Что до меня, то мой наркотик — адреналин. Я стал хорошим вором. Я могу вскрыть любой замок, могу уткать любую машину. Неплохая забава. И у меня неплохо получалось. А еще я стал профессиональным магазинным, вором. Меня ни разу не поймали. — Он Впять замолчал Но она кивнула ему. и он продолжил: — Надо сказать, я никогда не имел дела с наркотиками. Насмотрелся на мамочку и решил, что нет уж, дудки. — Он провел костяшками пальцев по ее щеке. — Я тебя еще не напугал своим рассказом?

Несмотря на мягкие интонации в его голосе, Рейн чувствовала что он готов закричать Для мужчины всегда тяжело выворачивать наизнанку душу. Его исповедь была настоящей жертвой во имя нее. И она была тронута.

Он не испугал ее. Он разбил ее сердце, но это ее не страшило. На самом деле в его детстве было много схожего с ее историей. Отчужденность, одиночество. Должно быть, и страх тоже, хотя она была уверена, что он скорее умрет, чем признает это.

Она провела ладонью по его щетинистой щеке и улыбнулась.

— Нет, — ласково сказала она. — Ты меня вовсе не напугал. Продолжай.

Глава 9

Слова Рейн вызвали в нем очередной приступ сладостной истомы. Он терял над собой контроль, его броня давно дала трещину. Его темное прошлое не касалось никого, но слова сами сыпались из него. Она сидела перед ним практически без одежды, но почему-то именно он чувствовал себя голым.

22
{"b":"18788","o":1}