ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 12

Рейн откинулась на спинку сиденья такси, она очень устала. Ее тело начинало протестовать против такого длительного голодания. Но в голове творился такой бедлам, что она не могла подумать ни о магазине, ни о кухонной плите, ни о ресторане. Даже мысль о том, чтобы просмотреть меню, казалась ей невыносимой.

Нужно лучше заботиться о себе. Нельзя же жить на одних нервах без крошки пищи. Каждый новый день был еще безумнее предыдущего. В конце этой дорожки маячила камера в психушке с ватными стенами.

Придя домой, она скинула плащ и туфли и пошла внутрь. Она даже не потрудилась включить свет. Яростная атака голода ослабла, и сейчас ей просто лень было готовить что-либо. Она направилась в спальню. Сначала душ, затем мягкая фланелевая пижама и…

— Где тебя черти носили?

Она выскочила в коридор и прижалась к стене. Сердце едва не выпрыгнуло из груди. Свет от монитора ноутбука просачивался из спальни.

Ну Конечно, Сет. Кто же еще это может быть? Она вошла в комнату и включила лампу.

Кресло, в котором он вальяжно развалился, казалось слишком маленьким для его длинного жилистого тела. Он был весь в черном, словно воришка, кем он, собственно, и являлся. Черные джинсы, черная водолазка, черные волосы, которые топорщились в разные стороны, как будто он ерошил их весь день. Его глаза выглядели уставшими, но смотрели на нее довольно требовательно.

— Ты меня напугал практически до смерти.

Он ткнул в пару клавиш и закрыл ноутбук. Затем он убрал его в сумку и снова посмотрел на нее. В его взгляде не было ни толики раскаяния. Как будто это она в чем-то провинилась. Жестокий бесцеремонный мерзавец.

— Вы меня достали, — заявила она, проходя в комнату. — Следующий мужчина, который напугает меня до такого состояния, — покойник. Слышишь меня? И никаких отговорок, никакой жалости. И я не фигурально выражаюсь. Ты понял меня. Сет?

Он даже глазом не моргнул.

— Да.

— Да? — Она еще сильнее разозлилась. — И это все, что ты можешь мне сказать? Просто ода»?

Он встал на ноги.

— Да, я тебя понял. А сейчас давай перейдем к моему вопросу и узнаем, какого черта ты делала последние шестнадцать часов. Она была на взводе, она уже не могла остановиться.

— А каким таким образом это тебя касается? Ты ни малейшего права не имеешь спрашивать об этом. Ты даже не имеешь права находиться в этой комнате. Я могу позвонить в полицию.

— После вчерашнего у меня на все есть право.

Его холодный голос сводил ее с ума. Она пожалела, что скинула туфли. Ей не хватало сантиметров пяти роста, чтобы посмотреть ему в лицо.

— Позволь-ка мне тебе кое-что объяснить, Сет, поскольку мы не очень-то понимаем друг друга. Если у меня есть парень, то я посвящаю его во все аспекты своей жизни. Я ставлю его в известность, когда со мной что-то происходит. Я звоню ему, отправляю SMS-сообщения…

— Вот именно. Поэтому…

— Но у меня нет парня, Сет! — закричала она. — У меня нет номера твоего телефона, у меня нет даже твоего э-мэйла. Я понятия не имею, как с тобой связаться! Зато у меня есть проблема. Большая и наглая проблема, которая врывается ко мне в дом, когда заблагорассудится, и появляется из темноты, как чертов монстр из фильмов! Мужик, который думает, что я его собственность, только потому, что мы переспали!

— Справедливости ради, мы не только переспали.

— Ах нет? А что же это, по-твоему, было? Уж просвети меня, неразумную. Если помнишь, у меня по этой части опыта поменьше, чем у тебя будет.

— Это было… это было больше, чем секс. — Он провел пятерней по волосам и потряс головой. — У меня башню снесло. Я с тех пор, как тебя встретил, еще и не спал вовсе.

— Я тебя умоляю. Не преувеличивай. Что, я так хороша в постели, что ты не можешь ничего с собой поделать? Недосыпание завело тебя так далеко, что ты вламываешься ко мне в дом? Сет, скажи мне, что со мной не так? Почему все думают, что обычные нормы цивилизованного общения ко мне не подходят? У меня что, на спине висит табличка: «Делай что хочешь»?

— Боже мой, Рейн. Я здесь схожу с ума, думая, что этот подонок мог с тобой сделать, а ты злишься на меня из-за того, что я забыл дать тебе свой номер телефона?

Она уставилась на него.

— Откуда ты знаешь, что я была на острове?

— Я звонил в офис. Если бы ты была на месте, я бы пригласил тебя пообедать. Но тебя там не было. Ты была на личном острове Лазара.

Она села на кровать и впилась пальцами ног в мягкий ковер.

— А с чего ты решил, что Виктор может причинить мне вред? — спросила она мягко.

— А, так он уже Виктор, а не мистер Лазар? Она отмахнулась от его слов.

— Да ладно тебе. Просто ответь на вопрос.

— Не далее как вчера он предложил тебя мне, Рейн, как будто ты матерая профессионалка. Он бросил тебя на съедение волкам. И он сделал это смеха ради. Так почему ты думаешь, что он не сделает этого снова, если ему того захочется?

Она опешила. Так он волновался за нее. Он боялся за нее. Она была так тронута, что на минуту даже забыла о своей злости на него.

— Виктор Лазар не заставлял меня ложиться под тебя, — сказала она мягко. — Я сама решила тебя соблазнить.

Он усмехнулся:

— Вот так номер.

Она вздернула подбородок.

— Я пошла с тобой, потому что хотела тебя. Я не такая глупая и беспомощная, как ты думаешь. Сегодня я вела переговоры с тайваньскими фармацевтами, индонезийскими производителями тиковых половых покрытий, балтийскими лесозаготовителями и норвежскими сыроделами. А еще я составляла отчеты, печатала и отправляла письма во все уголки света на разных языках. И это был самый обычный рабочий день, Сет. Меня туда пригласили не для того, чтобы я оказывала сексуальные услуги Виктору или кому-либо еще. Так что расслабься.

Он открыл было рот, но она подняла руку.

— Я еще не закончила. Тебе придется придерживаться определенных правил. Например, стучаться в запертую дверь. Я ведь не многого прошу. И еще эта твоя ужасная привычка выскакивать из темноты и пугать меня… я этого не потерплю.

— Как собаку, что написала на ковер?

Она постаралась не рассмеяться от его кислого выражения лица.

— Вот именно, — сказала она. — Люди должны хотя бы пытаться придерживаться норм цивилизованного общения. И уж тем более это касается… любовников.

В комнате воцарилась гробовая тишина. Он смотрел на нее, словно через лазерный прицел.

— Так, значит, мы все-таки любовники?

Это был момент истины. Она уже давно чувствовала его приближение. Пришло время либо погрузиться в незнакомые воды, либо бежать куда подальше. Она закрыла глаза в надежде унять головокружение. Затем она открыла их и посмотрела на своего партнера.

— Даже не знаю, Сет. Да?

— Черт, да! Конечно, да!

Он подскочил к ней и обнял так, что у нее ребра затрещали. Но она была еще слишком зла на него и сбита с толку произошедшим. Мир вдруг перешел в иную плоскость. Она оказалась на спине, чувствуя ворсинки ковра сквозь ткань одежды. Сет оказался сверху и уже освободил ее собранные в пучок волосы.

— Подожди, Сет. Постой!

— Расслабься. — Он вытащил ее блузку из юбки и залез рукой под ткань. Он зарычал от удовольствия, когда его пальцы нашли голую кожу. — В чем проблема? Ты же сама сказала, что мы любовники, верно?

Она схватила его руку и вытащила ее из-под блузки.

— Секс — еще не все в отношениях, ты, блудливый кобель!

— Гав-гав. А что же еще?

— Есть еще масса вещей, которые любовники делают вместе. Они берут напрокат видеокассеты, они катаются на пруду на катамаранах, ходят в пиццерию по пятницам, играют в «скраббл»[11]. Они… они разговаривают, в конце концов.

— Разговаривают? — Он нахмурился, не понимая, что от него хотят. — Но мы же и так все время разговариваем, Рейн. У меня никогда не было такого болтливого секса.

— Вот об этом я и говорю! Две минуты вместе, и я на спине. И такая ерунда каждый раз!

вернуться

11

Запатентованное название игры в слова, суть которой заключается в составлении слов на доске в клетку по правилам кроссворда; русский аналог этой игры — «Эрудит».

32
{"b":"18788","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Энциклопедия пыток и казней
Одна история
Ночные легенды (сборник)
Всплеск внезапной магии
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Первому игроку приготовиться
Незабываемая, или Я буду лучше, чем она
Чардаш смерти
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский