ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 14

— Ты помнишь, о чем мы договаривались?

Рейн перегнулась через сиденье автомобиля и поцеловала его.

— Не волнуйся, Сет.

Она хотела, чтобы ее голос звучал убедительно, но все получилось наоборот. У него создалось ощущение, что она его воспринимает как-то несерьезно. Если бы она знала всю правду, то испугалась бы до смерти.

— Я не спрашивал, стоит ли мне волноваться. Я спросил, помнишь ли ты, о чем мы договорились?

Его тон заставил ее отпрянуть и посмотреть на него с удивлением. Он вздохнул и постарался смягчить голос.

— Ни шагу из офиса, не поговорив предварительно со мной. Ясно?

— Да. Тебе тоже хорошего дня, Сет. Повеселись на складах.

Она улыбнулась ему через плечо и исчезла за стеклянными дверями офисного здания.

Он поймал себя на мысли, что готов сорваться и побежать следом. Тогда Сет открыл ноутбук и включил маячки. Он проверил и настроил все их, после чего набрал номер Макклауда.

Кон нор ответил сразу:

— Да?

— Мне нужно, чтобы ты пробил по своим источникам некоего Питера Марата, — сказал Сет. — Добудь мне всю информацию, какую сможешь, об этом парне. Он работал на Лазара семнадцать лет назад, после чего утонул при загадочных обстоятельствах.

— И с чем он связан?

— Это отец Рейн. Она пытается доказать, что Лазар приказал убить его. Несчастный случай на воде, когда она была совсем ребенком.

Последовала недолгая пауза.

— Сценарий усложняется, — заметил наконец Коннор.

— Просто займись этим. Кто-то из вас, парни, должен прикрывать ее, пока я езжу в Рентон[13]. Я прямо сейчас туда направляюсь. Я посадил ее вчера на пять маячков. Бери ручку, я продиктую коды допуска.

— Погоди… ага, взял, диктуй. Сет продиктовал цифры.

— Включай монитор и не спускай с нее глаз. И еще, пришли сюда кого-нибудь из парней, я не хочу, чтобы она оставалась без прикрытия. Пусть за Лазаром сегодня следит Шон.

— Да нет проблем. Знаешь, Сет, когда все это закончится, нам с тобой стоит серьезно побеседовать по поводу твоих навыков общения.

— Черта с два.

Сет отсоединил линию и выехал на утреннюю дорогу, забитую вереницей машин. Оформители украшали витрины магазинов, готовясь ко Дню благодарения. Сет отрешенно смотрел на них, пока ждал зеленого сигнала светофора. Индейка из папье-маше, ряженные в одежды пилигримов куклы. В висках застучала кровь. Джесси убили в январе, а сейчас уже конец ноября. Он не был готов провести зимние каникулы без брата.

Не то чтобы каникулы много значили для них, когда они были детьми, скорее наоборот. Но когда они начали общаться с Хэнком, то все изменилось. Праздники много значили для Хэнка. Наверное, они напоминали ему о почившей жене. Одним словом, праздники Сет и Джесси проводили с Хэнком. Каждый год на День благодарения они покупали готовую индейку, тыквенный пирог и пару бутылок «Джека Дэниелса», не считая прочей мишуры. Они доставали еду из пластиковых упаковок и раскладывали по одноразовым тарелкам, предварительно разогрев индейку в духовке, и сидели весь вечер, слушая старые пластинки Хэнка. Обычно это заканчивалось тем, что старик впадал в воспоминания о своей ненаглядной Глэдис. Для них это было условным сигналом, что нора брать его под руки и вести спать. Друг для друга они были единственной семьей, и все трое были благодарны за это судьбе.

По какой-то причине после смерти Хэнка Сет и Джесси поддерживали традицию и проводили многие праздники вместе. Они редко оставались дома наедине с индейкой, чаще уезжали на пару куда-нибудь в Мексику, прихватив с собой бутылку-другую «Джека Дэниелса» в память о старике Хэнке. Первое Рождество после его смерти походило скорее на поминки, но они пересилили себя. Они натянуто шутили, улыбались друг другу и пили виски сквозь стиснутые зубы.

Сейчас он понятия не имел, как пройдет через все это один.

Парень в витрине магазина приклеивал девочке-пилигриму светло-желтый парик. Волосы по цвету были точь-в-точь как у Рейн. И тут Сета осенило, как ему пережить праздники.

Он похитит Рейн и увезет ее на побережье. Они снимут номер в отеле, с джакузи и видом на океан, и проведут все праздники в эндорфиновом тумане. Он будет поливать ее в ванне шампанским и кормить с рук лобстерами. А по вечерам они будут кататься на яхте по прибрежным водам и заниматься диким сексом, кинув якорь где-нибудь в тихой бухте.

Да, черт возьми, так все и будет. Джесси бы им гордился.

Он сможет ее убедить. Он чувствует ее, как музыкант чувствует свой инструмент. Она была такой впечатлительной. Это будет просто. Он уже не мог дождаться вечера. Его так захватила эта идея, что на минуту он даже забыл, зачем он здесь.

Джесси, Лазар, Новак. Кровавое убийство. Боже, и о чем он только думал?! Все они были винтиками в этом большом расследовании. Все.

И все же часть его все еще упрямо сопротивлялась здравому смыслу, представляя себя и Рейн в горячей ванне или на берегу тихой бухточки. Может, он совладает с ее чертовым кошмаром и Рождество на берегу будет его законной наградой?

Пронзительно взревели сигналы машин. Загорелся зеленый, а он все еще смотрел на дурацких пилигримов в витрине. Он вдавил педаль газа в пол и заставил себя вспомнить, как выглядело тело Джесси после того, как над ним поработал Новак.

Самое то для парня, который потерял свои приоритеты.

— Вы не могли бы подождать? — спросила Рейн у таксиста. — Это не займет много времени.

Водитель откинулся на спинку сиденья и взял в руки книжку в бумажном переплете.

— Счетчик тикает, мэм, — предупредил он ее.

— Ничего страшного, — уверила она.

Она сверилась с адресом на бумажке и пошла к дому. Вскоре после того, как она позвонила в дверь, щелкнул замок. Дверь приоткрылась, насколько позволяла цепочка, и на нее посмотрела светловолосая женщина.

— Да?

— Доктор Фишер?

— Да, это я.

— Меня зовут Рейн Камерон. Я звонила вам сегодня утром по поводу отчета об аутопсии Питера Лазара.

Поколебавшись несколько секунд, пожилая женщина все же откинула цепочку.

— Входите.

Доктор Фишер усадила ее в кресло в небольшой приемной и принесла кофе с печеньем. Сама она села напротив.

— Итак, мисс Камерон, — строго заговорила она, — чем я могу вам помочь? Я бы с радостью ответила на ваши вопросы и по телефону.

— К сожалению, я была не одна. Я бы хотела задать вам несколько вопросов по поводу отчета. — Она вытащила письмо, которое ей прислали из офиса коронерских расследований.

Доктор Фишер пробежала глазами по строчкам письма и пожала плечами:

— Дело было довольно простое, как я помню. Оно проходило как несчастный случай. На том участке я была единственным патологоанатомом, поэтому меня часто вызывали. У нас не много было случаев, проходящих как убийство, по пальцам можно пересчитать.

— А вы не помните само вскрытие? — спросила Рейн.

— Да, конечно. Все было именно так, как я написала в отчете. Токсикологические анализы показали, что он был сильно пьян. На затылке обнаружена гематома, вероятнее всего от удара об пол лодки. В тот день был сильный шторм. В легких оказалась вода, как и в желудке. Поэтому в заключении сказано, что смерть наступила в результате утопления. Вас это интересовало?

Рейн тщательно подбирала слова:

— А может так быть, что… м-м-м… что причиной смерти послужило что-то еще… что это был не несчастный случай?

Доктор Фишер поджала губы.

— Если бы такая возможность была, я бы непременно отметила это в своем отчете.

— Я ни в коей мере не подвергаю сомнению ваш профессионализм, — заверила ее Рейн. — Я просто… мог его кто-нибудь ударить? На палубе обнаружили отметины, соответствующие ране на его черепе?

— Ну, теоретически мы, конечно, можем предположит!, , что кто-то его ударил, — ворчливо отозвалась доктор Фишер. — Но несколько свидетелей видели, как он отчаливает от пристани Стоун-Аиленда один. Кроме того, я не припомню никаких пятен или вмятин на палубе. Особенно если учесть, что лодка перевернулась.

вернуться

13

Пригород Сиэтла.

38
{"b":"18788","o":1}