ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Древние города
Десант князя Рюрика
Каждому своё 2
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Белокурый красавец из далекой страны
Секрет лабрадора. Невероятный путь от собаки северных рыбаков к самой популярной породе в мире
Minecraft: Остров
Горький, свинцовый, свадебный
Большие девочки тоже делают глупости

— Прости, я…

— Ладно, черт с ним. Нет времени. В какой ты комнате?

— В спальной, — промямлила она. — А что…

— На двери есть замок?

Ее так трясло, что она хотела упасть на пол.

— Есть маленький запор, — сказала она, не в силах унять стук зубов.

— Черт, — пробормотал Сет. — Запрись. Вооружись чем-нибудь. Возьми лампу, бутылку, что угодно. Потом иди в ванну и закройся там. Иди.

— Сет, прошу тебя, объясни, что происходит? Почему…

— Бросай к черту телефон и делай, что тебе говорят!

Его взвинченное состояние передалось по проводам, и трубка, словно живая, вылетела из рук и упала на пол, сметая по пути все со стола.

В последовавшей тишине она услышала это. Скрип двери, которая вела из столовой к лестнице. Затем снова навалилась тишина.

Больше не было дверей, и скрипеть было нечему. Лестницу устилал густой ковер. Других предупреждений не будет.

Она метнулась к двери. В ее теле пульсировала ледяная паника. Шаг первый — запереть дверь в спальню. Готово. Шаг второй — найти оружие. Зонт был в корзине в фойе. Газовый баллончик — в сумке, рядом с сотовым телефоном на столике в фойе. Ножи и прочая кухонная утварь на кухне. Спальня не располагала домохозяйственным арсеналом.

Он поднимался по лестницам. И это была не игра воображения. Это было пугающе реально, и нужно было что-то делать, прямо сейчас. Она метнулась к комоду. Заколки… слишком маленькие и хрупкие. Она схватила лак для волос и фен. Ее взгляд упал на торшер у кровати. Он был сделан из меди. Она схватила его как раз тогда, когда кто-то взялся за ручку двери и попытался повернуть ее.

Она побежала в ванну, прижимая свое оружие к груди. Торшер выскользнул из рук и упал на пол. Лампа разбилась, осколки рассыпались по кафелю. Она включила свет, захлопнула дверь и заперла замок.

Три мощных громких удара, дверь в спальню хрустнула и поддалась. Она опустилась на пол за унитазом, трясясь от страха, слезы паники катились по щекам. Все вокруг было белым: белый кафель, белый фаянс, белый пластик… это было проклятие Корасон, ей не следовало брать в руки эту дьявольскую вещь. Проклятие просочилось сквозь время и пришло за ней. Ее кровь будет алеть на белом кафеле…

Рейн сжала зубы и сглотнула. Она не жалкая трусиха. Она не сдастся вот так. Она — Лазар. Она зашла слишком далеко и слишком много узнала, чтобы стать жалкой жертвой. Она с трудом поднялась на ноги и взялась за торшер ближе к лампе, чтобы тяжелый медный пьедестал послужил битой.

Монстру с той стороны придется побороться за ее кровь.

Дверная ручка задергалась, пытаясь повернуться. Ее губы скривились в безмолвном крике. Она подняла торшер трясущимися руками и стала ждать.

Она еле сдержала вопль, когда монстр ударил плечом в дверь. Раз, другой, с рычанием и стоном боли. Это немного успокоило ее. По крайней мере это смертный человек, а не какой-то демон из преисподней. Монстр Корасон.

Удар. Треск. Он ворвался внутрь. Весь в черном.

Она опустила торшер вниз со всей силы. В последний момент он подставил руку и взвыл от боли. Он отбросил ее к стене, выбив весь воздух из ее легких. Она пыталась вздохнуть, вцепившись ногтями в его маску.

— Ах ты, дура чертова, — шипел он. Его налитые кровью глаза с ненавистью смотрели на нее сквозь прорези маски. Он ударил ее по лицу. Она вскрикнула и дернулась в сторону. Она почувствовала его запах. Пот, алкоголь и… страх.

Запах алкоголя навел ее на мысль об отце. О дяде, тут же поправила она себя. Что за странные мысли приходят в голову в такой неподходящий момент. Она снова судорожно вздохнула.

— За что? — прошептала она.

— Захлопни пасть. — Он схватил ее за ворот свитера и резко развернул, с силой выкручивая руки. Он впечатал ее лицом в стену. В голове вспыхнуло. Она почувствовала, что из носа течет кровь. Затем в глазах потемнело от чудовищной боли. Свет померк.

Сет подлетел к входной двери и дернул за ручку. Заперто. Разумеется. Паника делала его глупым. Он ругался из-за потерянных секунд, открывая дверь ключом, который дала ему Рейн. Он ворвался внутрь и побежал через фойе, держа наготове пистолет. Он встал как вкопанный перед лестницей, глядя вверх. Время замедлилось, превращая происходящее в неподвижный кадр.

Крупный мужчина в лыжной маске стоял на верхней ступени с пистолетом в руках и держал Рейн перед собой. Ее глаза были закрыты, из носа текла кровь, но она была жива. Она держалась на ногах и перекрывала ему линию огня.

Лыжная Маска смотрел вниз. Сет смотрел вверх. Оба ждали, пока оппонент откроет следующую карту.

Мир взорвался движением. Лыжная Маска швырнул Рейн вниз. Она упала и покатилась по ступеням. Сет ринулся наверх, чтобы подхватить ее. Она рухнула в его объятия, и они покатились по лестнице, ломая перила. Рейн приземлилась на него. Лыжная Маска уже выбегал в гараж.

Охотничий инстинкт в Сете кричал бежать следом, но когда он посмотрел на Рейн, то забыл о Лыжной Маске, Лазаре, Новаке, Джесси. Рейн лежала очень спокойно, кровь ярко алела на ее бледном лице.

Он пощупал ее пульс и застонал с облегчением, когда почувствовал его. Сильный и стабильный. Он ощупал ее тело дрожащими руками, пытаясь определить повреждения. Только сейчас он понял, насколько она незаменима, насколько нужна ему. И то, за что он так ценил ее, не имело никакого отношения к ее красоте или к сексу. Он ценил в ней ту маленькую девочку, которой она когда-то была. Ту прекрасную пожилую даму, которой она когда-нибудь станет. Если он спасет ее.

Сердце его ныло, когда он прощупывал косточку за косточкой, повторяя ее имя и не слыша собственного голоса, лишь молитва проносилась в его голове: «Прошу тебя. Господи, пусть она очнется, пусть она не покинет меня, Господи».

Ее веки задрожали. Она открыла затуманенные глаза и с трудом сфокусировала на нем взгляд. Попыталась улыбнуться.

Он упал на нее, словно марионетка, у которой подрезали нити. Ее руки шевельнулись. Она обняла его за плечи. Сет с трудом сдерживал слезы.

Только с седьмой попытки ему удалось набрать правильный номер. Нужно выпить, чтобы успокоиться. Тогда его чертовы толстые пальцы будут попадать по чертовым микроскопическим кнопкам чертового микроскопического телефона. Рука отекла. Чертова дура крепко приложилась по ней торшером. Она гораздо больше походила на Аликс, чем он думал.

Боже, что за дрянь. Он мог пристрелить любовника девчонки. Или контролировать его, используя ее как заложницу. У него было миллион вариантов развития сюжета, только не хватило мозгов и кишка была тонка.

На том конце подняли трубку:

— Да?

— Э-э… возникли проблемы, — промямлил он. — Но если вы дадите мне еще времени, я…

— Что произошло? — От нежного голоса Новака у Ригза по спине поползли мурашки.

— Ее, э-э… ее парень встрял, и я…

— Я очень разочарован, Эдвард. Я тебя выбрал не за профессиональные качества, а по причине драматизма. Убийца ее отца приносит ее мне. Как трагично. Театральность действия меня и привлекала. Сейчас я жалею, что поддался слабости. Очень жалею.

— Нет-нет, прошу вас. Клянусь, ситуация у меня под контролем.

— Мне казалось, что даже такой жалкий червяк, как ты, сможет справиться с таким простым заданием.

Ригз зажмурил глаза.

— Да парень просто возник в доме из ниоткуда. Не было никакой возможности утащить ее, кроме как пристрелить его, и я подумал…

— Мне абсолютно наплевать, если тебе придется кого-то убить, Эдвард.

— Прошу вас, дайте мне еще один шанс, — умоляюще завопил Ригз в трубку. — Я все еще могу отслеживать ее по монитору. Они еще не двигаются. Я все сделаю. Богом клянусь.

— А ее любовничек? Ты точно справишься?

Ригз попытался сглотнуть, но пересохшее горло сжалось. Он думал о смерти, которую увидел в черных глазах того парня. Он следил за каждым его движением и ждал, когда Ригз сделает неверный шаг. Пистолет смотрел ему в лоб. И повадки у него были, как у тренированного бойца.

58
{"b":"18788","o":1}