ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нелюдь. Время перемен
Один день мисс Петтигрю
Инферно
Обычная необычная история
Он мой, слышишь?
Обязанности владельца компании
Под северным небом. Книга 1. Волк
Сука
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?

— Хватит, Рейн. Ты ничего не добьешься, если будешь отпираться. Рассказывай, как твой приятель нас выследил?

— Неужели ты думаешь, что я… — Она замолчала и покачала головой. По ее щекам потекли слезы, достойные профессиональной актрисы.

— На тебе нет передатчика, на мне нет передатчика, машина чистая. Мы не пользовались никакими кредитными карточками. Мы посреди неизвестности, путешествуем по подложным документам. Конечно, рано или поздно они нашли бы нас. Но почему они нашли нас так быстро? Ты можешь мне это объяснить, дорогуша?

Она покачала головой.

— Прими душ, Сет, — вспоминая, повторил он ее слова с издевкой в голосе. — Это расслабит мышцы в спине. Я закажу нам что-нибудь поесть. Не беспокойся ни о чем.

— Я только заказала чизбургеры, картошку и газировку из закусочной, — прошептала она.

Он обдумал это.

— Я должен был это предвидеть, — сказал он. — Ты же ожившая прелесть Виктора, так? Мне говорили, что за парнем миллионов сорок-пятьдесят. Я могу понять тебя, даже если он и утопил твоего папашу. Ну да ладно, кто старое помянет, тому глаз вон, так? Всего-то небольшое убийство. И в лучших семьях случается.

— Прекрати! — закричала она протестующе. — Ты же видел, что случилось у меня дома. Это было взаправду, Сет!

— Да, это немного все запутывает, — признал Сет. — Но у такой женщины, как ты, может быть много врагов. Особенно если у тебя в привычке так обращаться со своими любовниками, как ты обращаешься со мной.

Она совладала со слезами, решив, что этим делу не поможешь.

— Я никогда тебя не обманывала, Сет, — произнесла она напряженным, полным чувства собственного достоинства голосом. — Куда мы едем?

— Туда, где ты больше не сможешь так вредить. Она отшатнулась:

— Я бы никогда не сделала ничего, что может тебе навредить.

Он позволил какой-то части своего сознания принять тот факт, что, возможно, она говорит ему правду. И испугался этой мысли.

Он слишком сильно хотел, чтобы это было правдой. Это была его слабость, его ахиллесова пята. Ему придется переступить через это, даже если это его прикончит.

Предательство Рейн, ее попытка отправить его на верную смерть идеально вписывались в концепцию мира, где был замучен и убит Джесси. Этот сценарий вполне укладывался в систему ценностей, в которой его мать, в очередной раз наглотавшись таблеток, просто не проснулась следующим утром. Это был реальный мир, где все, что угодно, как бы чудовищно оно ни было, могло произойти. Правил не было вовсе. Никаких пределов тому, как ужасно все могло обернуться.

Он прижал руку к боку. Голова кружилась. Свитер ороговел. Порез горел и пульсировал.

Рейн увидела кровь на его ладони.

— Ты ранен!

— Ерунда, царапина. Мы почти добрались.

— Почему ты мне не сказал? Останови машину, чтобы я смогла…

— Еще одно слово, и я посажу тебя в багажник.

Она уставилась горящими глазами на лобовое стекло, которое заливало дождем. Из радиатора дул горячий воздух, но он не мог согреть ее, это было поддельное тепло. Она заблудилась на леднике. Она никогда больше не согреется. Ее преследует какой-то неизвестный убийца. А человек, которого она любит, убежден, что это она подставила его. Хуже уже быть не может.

Впрочем, нет. Если бы тот человек в мотеле победил Сета, это было бы еще хуже. Бесконечно хуже. Это был бы конец света.

А он был близок. Она видела, как мелькает лезвие в воздухе. Но она не поняла, как Сет справился с ним. Только мелькание рук и ног, затем треск кости, и все закончилось. Не то что в боевиках, где видно каждое движение, как будто это прекрасный танец. В том, что она увидела сегодня ночью, не было ничего прекрасного. Только четкая смертельная эффективность движений.

Она много чего не знала о Сете Маккее.

Он замедлил машину и свернул на гравийную дорогу. Седан забуксовал, но резина вгрызлась в колею, и они поехали по изрытой узкой дороге.

Машина уперлась в тупик, и свет фар выхватил из темноты крыльцо, которое оказалось частью большого ветхого дома. У лестницы горел свет. Сет выключил двигатель.

Дверь на крыльцо открылась. Огромный мужской силуэт загородил свет. Сет вышел из машины.

— Это я, — сказал он.

Сет открыл пассажирскую дверь и вытащил Рейн, схватив ее за руку, чуть выше локтя.

— В этом нет необходимости, — прошипела она.

Он проигнорировал эти слова и затащил ее в дом. Мускулистый мужчина с ястребиным носом и короткой бородой уставился на нее, оцепенев, когда Сет тащил ее мимо.

Она моргнула, впитывая туманные образы. Большая задымленная кухня, где тепло, как в тропиках. На столе горит керосинка. Разложены карты. Стоит кофейник. Лежат очки и чашки с дымящимся кофе. В раковине полно грязной посуды. За столом сидят двое мужчин.

Человек с бородой закрыл дверь и прошел за ними следом, навалился плечом на косяк и скрестил огромные руки на бочкообразной груди.

Один мужчина из тех, кто сидел за столом, курил сигарету. У него был такой же ястребиный нос, его большие ноги покоились на дверце топливника печи. Прежде чем он подобрал под себя ноги и затушил сигарету, она увидела, что на носке у него дырка. Он был длинный и тощий, с лохматыми волосами. Его худое лицо обрамляла золотистая щетина. Зеленые глаза, бдительные и настороженные.

Другой мужчина за столом был гладко выбрит и неприлично красив, с гривой янтарных волос, забранных в толстый хвост. Те же зеленые глаза, которые осматривали ее с ног до головы с нескрываемым интересом.

Тощий парень с дырявым носком разрушил чары.

— Что здесь происходит? — потребовал он объяснений.

— Мне нужна комната, которую я смогу запереть снаружи, обогреватель и одеяла.

Трое мужчин переглянулись. Затем посмотрели на нее.

— И какого черта вы на нее уставились? — грубо спросил Сет.

Красавчик с длинными волосами вскочил на ноги.

— Комната на чердаке должна подойти. Я притащу туда матрац.

— А я принесу амбарный замок из сарая, — сказал бородатый. Тощий поднялся и потянулся за тростью.

— Я найду пару одеял. — Проходя мимо Сета, он тяжело посмотрел на него. — А потом нам с тобой надо будет серьезно поговорить с глазу на глаз.

— Как хочешь. Дай я только улажу все с ней, — сказал Сет, прижимая руку к боку. Таким бледным Рейн еще ни разу его не видела.

Тощий заметил его состояние, и взгляд его изменился.

— Боже, старик, ты чего с собой сделал?

— Потом.

Они поместили ее на чердаке. Стояла суматошная активность, в которой она не принимала участия. Кто-то притащил обогреватель и включил его рядом с ней, но она не чувствовала тепла. Парень с хвостом принес одеяла. Тощий говорил ей что-то, но она его не слышала. Он щелкнул пальцами перед ее лицом, обеспокоенно глядя ей в глаза, и сказал что-то Сету. Тот пожал плечами.

Мужчины вышли из помещения. Сет выходил последним. Он тяжело посмотрел на нее через плечо. Она закрыла глаза, чтобы не видеть его взгляда.

Дверь закрылась. Щелчок, потрескивание ключа, и амбарный замок заперли.

Коннор достал аптечку и вытащил оттуда марлю.

— Снимай свой свитер, — сказал он. — И дай мне взглянуть на рану.

— Да ерунда, говорю же тебе. Дай-ка мне еще виски.

— Заткнись и снимай свитер, тупоголовый. Антибиотики и бинты тебя не убьют.

Он стащил одежду через голову, тяжело вздохнув. Дэйв достал из ящика стола кухонное полотенце, смочил его в горячей воде и передал Сету.

Сет стер кровь, поморщившись, когда Коннор смазал длинный уродливый порез антисептическим гелем и принялся накладывать повязку. Шон подал ему фланелевую рубашку, которую он медленно и осторожно надел. Он слишком устал, чтобы застегивать ее на пуговицы.

Братья напоили его виски и мало-помалу вытянули из него всю историю. К тому моменту, как они закончили, Сет был так опустошен, что даже их долгие красноречивые переглядывания не выводили его из себя. Конец его истории встретили гробовым молчанием. Только треск поленьев в печи нарушал тишину.

63
{"b":"18788","o":1}