ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Обновить страницу. О трансформации Microsoft и технологиях будущего от первого лица
Ремейк кошмара
По желанию дамы
Око Золтара
Марта и фантастический дирижабль
Мы взлетали, как утки…
Орудие войны
Страна Лавкрафта

Она натянула на лицо улыбку гейши, толкнула дверь и вошла в комнату для переговоров. Помимо пирата и Виктора в комнате были еще несколько человек. Она улыбнулась каждому, наливая кофе, но заставила себя не смотреть на пирата, когда протягивала ему чашку. Один только взгляд на его длинные изящные пальцы заставил ее кровь бешено застучать в висках.

Разговор в комнате казался ей пустым сотрясанием воздуха. Она изо всех сил напрягалась, пытаясь понять хоть что-нибудь. Ведь каждая крупица информации могла помочь ей в ее миссии. Пират говорил о каких-то немыслимых высокотехнологических тонкостях. Какие-то передатчики инфракрасных импульсных сигналов, или что-то такое, она, честно говоря, слабо в этом разбиралась.

Но его голос был таким глубоким, таким пульсирующим и завораживающим. Он словно дотрагивался им до се кожи. Сконцентрироваться было чудовищно тяжело. Лишь когда она услышала свое имя, то собралась с мыслями.

— …думаю, это будет удобно для всех, Рейн. Прошу, сообщите Харриет, — сказал Виктор.

Рейн чуть не выронила чашку, и та ударилась о блюдечко, звякнув.

— Э-э… что сообщить?

На лице Виктора Лазара вспыхнуло нетерпение.

— Прошу вас, будьте внимательнее. Вы будете сопровождать мистера Маккея и меня на склад в Рентоне завтра. Будь готова к трем.

Его лицо было так похоже на лицо отца, только строже и угловатее. Короткие, недавно начавшие серебриться волосы сверкали на фоне смуглой кожи.

Ее отец не дожил до седых волос.

— Я? — промямлила она.

— А что, есть какие-то проблемы? — Голос Виктора стал просто шелковым.

Она быстро покачала головой:

— Нет-нет, никаких проблем.

Виктор улыбнулся, и по спине Рейн побежали мурашки.

— Вот и чудно, — пробормотал он.

Она залепетала что-то в ответ и выскочила из комнаты. Пробежав через весь офис, влетела в дамскую комнату. Она открыла дальнюю кабинку и села в беседке, прижав лицо к коленям и обняв их руками, пытаясь унять дрожь.

Она видела лицо отца так ясно, словно он умер вчера, а не семнадцать лет назад. Такое спокойное и мягкое. Он любил рассказывать ей сказки. Он любил ей показывать прекрасные картинки из своей монографии, по искусству раннего Ренессанса. Он учил ее разбираться в цветах и деревьях. Иногда он являлся ей в снах, и когда она просыпалась, ей казалось, что сердце вот-вот разорвется от тоски.

Но она заставила себя собраться. В пору пить шампанское, а не лить слезы в туалете. Она получила шанс стать королевой пиратов и завладеть своей добычей.

Но она все больше и больше чувствовала себя пойманной в западню рыбкой из своего сна: плавающей нагой по кругу в замкнутом пространстве. Она не понимала, во что ее вовлекают, но чувствовала неотвратимость грядущей катастрофы.

Глава 3

— Сэр? Прошу прощения, но тут на линии мистер Кроу, он просит разрешения приехать на остров.

Виктор не отрывал взгляда от волн, разбивающихся о покрытый валунами пляж, что лежал за его патио[6]. Он глотнул виски из стакана и стал смаковать сложный, комплексный вкус.

— Что ему нужно?

Молодая девушка-интендант деликатно прокашлялась.

— Он говорит, что это касается… э-э… «сердца тьмы».

На лице Виктора заиграла удовлетворенная улыбка. Прекрасное окончание удачного дня. Кто бы мог подумать, что Кроу в душе поэт? Нет, ну в самом деле: «сердце тьмы».

— Передай ему, чтобы приезжал, — сказал он.

— Благодарю, сэр. — Молодая женщина исчезла в глубине дома.

Виктор не спеша потягивал виски, спокойно глядя на верхушки сосен, гнувшихся под вечерним ветром. На Стоун-Айленд росло много сосен. Это была его любимая резиденция, невзирая на трудности, связанные с полуторачасовой поездкой на лодке через Пыоджет-Саунд. Зато никто не мог заявиться сюда непрошеным и не пожалеть об этом. Здесь, в абсолютном уединении, он мог любоваться заливом и наслаждаться красотами дикой природы. Грифы, скопы, большие голубые цапли, дельфины, касатки. Восхитительно.

Ветер стал колючим, а день сменился сумерками, но он все сидел, смакуя виски, не желая идти в дом. Он был доволен собой до абсурда. Ему нравилась игра, что он затеял, и элемент удачи, который он допускал. Его потребности менялись с возрастом, и тяга к власти и богатству уступала жажде риска и приключений. В нем вновь пробудился мальчишеский азарт. Вскоре ему станет тяжело бороться с внезапными порывами. Он поднял бокал, словно произнося тост за эту замечательную мысль.

Он ждал с нетерпением разрешения своих давнишних проблем с системой безопасности. Его терпение таяло день ото дня. Для Сета Маккея и его консалтинговой конторы было бы лучше оказаться стоящими профессионалами. Впрочем, послухам, так оно и было. С тех самых пор, как он начал интересоваться этой сферой, имя Маккея и ею предприятия неизменно всплывало в числе лучших. Их услугами регулярно пользовались правительства ближайших соседей, государственные конторы, оборонка, дипломаты и известные корпоративные управляющие. Их хвалили за новейшее технологическое оборудование, за индивидуальный подход к каждому клиенту и за смелость в решениях и взглядах. Особенно ценной для Лазара была конфиденциальность услуг Маккея, учитывая не вполне законные операции фирмы. Виктор не мог заявить в полицию о недавних ограблениях его складов.

Сами по себе эти кражи не несли больших убытков для его корпорации. Прибыли его консорциума могли поглотить в сотни раз большие потери без каких-либо чувствительных изменений. Но его наводил на некоторые подозрения выбор ворами времени и добычи. Удары наносились только по его лучшим грузам, подготовленным для самых секретных операций и высокопоставленных клиентов.

Он начал этот прибыльный бизнес лишь несколько лет назад. Контрабанда предметами искусства и антиквариатом не только приносила приличный доход, но и была сопряжена с риском. В последнее время он увлекся, почти случайно, торговлей оружия, которым совершались самые громкие преступления. Люди готовы были платить баснословные деньги за эти кровавые, наводящие ужас куски истории. Порочно? Даже не вопрос! Но он всегда умел делать деньги на порочности.

Вот, к примеру, последняя сделка. Он продал нож, который Антон Ларсен, мясник из Цинциннати, использовал в кровавой резне, что держала в напряжении десять городов пяти штатов. Он продал орудие убийства в пять раз дороже, чем оно ему обошлось, включая все расходы на взятки и непосредственно кражу вещдока. Нож достался генеральному директору местной фармакологической компании, с которым Виктор иногда играл в гольф. Спокойный, немолодой уже человек с целой кучей внучат. Виктора просто снедало любопытство, в курсе ли его жена о пагубной тяге мужа к насилию. Впрочем, ей лучше никогда об этом не знать.

Проворачивая подобные делишки, он чувствовал некий азарт, который до сих пор держал его на плаву в этой серой, скучной жизни. Конечно, это было рискованно, но он уже дожил до того возраста, когда без риска жизнь теряла привлекательность, яркость красок. Кроме того, он мог себе это позволить. Во всяком случае, так ему казалось.

Но как бы там ни было, он, и только он, организовывал эти рискованные операции от начала и до конца. Поэтому ему необходимо было быть уверенным в том, что никто не сможет узнать о его деятельности. Именно поэтому ему нужна была защита от электронных средств наблюдения.

Услуги Сета Маккея обойдутся ему недешево. Его гонорар был баснословно велик. Но Виктор легко мог себе позволить раскошелиться. Да и сам по себе Сет Маккей заинтриговал его. Он был остр, коварен и на удивление непроницаем, но Виктор умел мастерски выявлять слабые стороны человеческой натуры. И Маккей сам продемонстрировал свои слабости сегодня утром.

Виктор рассмеялся в голос и отпил еще виски. Лоррейн Камерон, прошу на сцену. Его пропавшая на долгие годы племянница Катя Лазар с белобрысыми косичками. Как удивительно время меняет людей!

вернуться

6

Открытый внутренний двор.

7
{"b":"18788","o":1}