ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ригз напал на тебя?

— Все на меня нападают, — пробормотала Рейн. Новак дернул вверх ее руку, и она зашипела от боли.

— Хватит ныть, — рявкнул он. — Ригз сейчас мой человек. Он мне вчера такую душещипательную историю рассказал. Совращение, шантаж, убийство. Ну и семейка! Когда дело дошло до грязных делишек, то даже мои достижения померкли.

Она посмотрела в глаза Виктору:

— Так это правда. Виктор пожал плечами.

— Это лишь малая часть большой правды, — холодно сказал он. — Поздравляю, что справилась с ним, Катя. Я всегда верил, что этот идиот тебе неровня. Надеюсь, ты убила его?

Дикая боль пронзила ее, когда Новак, заломив руку еще сильнее, заставил ее опуститься на колени.

— Нет, — прохрипела она. — Это не мой стиль.

— Нет? — Виктор разочарованно покачал головой. — Ладно, сделаем скидку на неопытность. Бога ради, Курт, позволь бедной девочке встать. Нет никакой необходимости во всей этой театральщине.

— Какие мы щепетильные! — Новак задрал подбородок Рейн стволом пистолета, чтобы она посмотрела вверх. — Мы с тобой еще поиграем в славные игры. Привыкай к этой позе.

Она с трудом смогла покачать головой.

— Нет, — прошипела она.

— Довольно. — Прозвенел голос Виктора. — Эта вульгарность совершенно неуместна. Давай поговорим о твоих условиях.

Новак поднял ее на ноги с омерзительной ухмылкой.

— Как это не похоже на тебя, Виктор, переходить прямо к делу. Обычно ты часами кружишь вокруг да около. Наверное, ты нервничаешь. С чего бы? Я что-то не то сказал?

— Довольно, — повторил Виктор каменным голосом. — Чего ты хочешь?

Новак наклонился и укусил Рейн за локоть достаточно сильно, чтобы она вскрикнула.

— Всего, мой друг, — ухмыльнулся он. — Я хочу пистолет. Кассету, все кассеты, какие у тебя есть. Твою племянницу. Твою гордость, твой ум, твои беспокойные сны. Я хочу всего.

Виктор нетерпеливо вздохнул:

— Не разыгрывай мелодраму. Мы дружески вели дела много лет. Откуда вдруг такая враждебность?

— Но ты предал мою дружбу, Виктор. Ты сыграл на моих чувствах. А сейчас я буду играть на твоих.

Виктор смотрел на него, не отводя взгляда.

— Катя, я очень виноват перед тобой, — сказал он мягким голосом. — Ты не заслужила этого.

Рейн дернулась, пытаясь увернуться, когда Новак высунул язык и постарался лизнуть ее ухо.

— Твоя племянница еще лучше, чем Белинда Корасон, — пропел Новак. — Еще более дикая. Настоящий вызов. Кстати, Виктор, я с любопытством просмотрю эту видеозапись. Интересно, какие чувства во мне это всколыхнет? Будет интересно сравнить.

Виктор блефовал с этим монстром, опираясь только на сон. У него не было никакой кассеты, ему нечем было торговать. И она все поняла, когда встретилась с ним взглядом и прочла в его глазах правду. Не надо было никаких слов. И из этой комнаты страха не было никакого выхода.

— Так ты это имел в виду, когда говорил о том, что сны Назаров могут оказаться полезны? — спросила она.

— Хорошее ты выбрала время, чтобы критиковать меня, — коротко обронил Виктор. — Тем более что я провернул эту операцию до того, как ты вновь возникла в моей жизни.

— Заткнитесь! — заорал Новак.

Рейн передернуло, когда ей на лицо попали брызги слюны. Новак поднял пистолет и направил его на Виктора.

— Слушай меня внимательно, Виктор. Вот мои условия. У меня готова тайная комната для твоей очаровательной племянницы. Каждый час, который ты заставишь меня ждать эту кассету, я собираюсь…

Высокое арочное окно библиотеки взорвалось осколками стекла. Один из людей Новака отлетел, хватаясь за грудь, и упал на пол. А затем, казалось, весь мир пришел в движение.

Новак визжал, Виктор кричал что-то. Новак отшвырнул ее и повернулся лицом к новой опасности, которая надвигалась на него отовсюду. Рейн отлетела к стене и больно ударилась спиной.

Карл непрерывно стрелял в дверь. В ответ раздался один-единственный выстрел, Карл отлетел метра на два и рухнул как подкошенный. Там, где только что было его горло, алело кровавое месиво.

Очередной выстрел, и Новак, застонав, упал на пол. Время, казалось, замедлило свой бег, превратившись в одно бесконечное мгновение. Курт медленно приподнялся на локте и повернул к Виктору искаженное от ненависти лицо.

Затем Новак поднял свой пистолет и направил на нее. Виктор бросился к ней, успев закрыть ее своим телом Выстрел отбросил его назад, пригвоздив к стене. Она подхватила его под руки. Новак снова направил на нее пистолет Его лицо застыло в гримасе смерти.

Еще один выстрел, и пистолет выпал из его руки. Фонтан крови хлестал из раны. Новак с открытым ртом смотрел на то, что осталось от его кисти.

еще один выстрел. Он дернулся и схватился за бедро.

Ей отчаянно не хватало воздуха. В ее легких остался только вакуум. Земля тянула к себе тело Виктора с силой, которой она не могла противостоять.

Слишком поздно. Он провалил задание. Он промахнулся. Рейн сползала по стенке, погребенная под телом Лазара, и наступил конец света. Здесь и сейчас. Он резко затормозил и опустился перед ней на колени в лужу крови.

— Ты ранена?

Она уставилась на него, ничего не понимая. Он попытался оттащить Лазара, чтобы посмотреть, насколько сильно она пострадала.

— Нет! — Ее руки сомкнулись вокруг раненого.

— Черт возьми, я должен убедиться, что ты не ранена. Она затрясла головой.

— Он принял на себя пулю, которая предназначалась мне, — прошептала она.

Сет посмотрел в лицо Лазара. Его кожа посинела, но глаза блестели, все еще острые, все еще настороженные. Губы Лазара дрогнули, но Сет не расслышал его.

— Что? — переспросил он.

— Ты же должен был защищать ее, — выдохнул Виктор. Сет горько усмехнулся:

— Я пытался. Но ее трудно защищать.

— Надо лучше стараться, — сказал Виктор. Он кашлянул. На губах выступила кровь.

— Пожалуйста, Виктор, не надо. — Голос Рейн дрожал. — Не двигайся. Мы приведем помощь, и…

— Т-с-с, Катя. Маккей… — Его глаза нашли Сета.

Он не понимал, почему он должен выслушивать бред умирающего убийцы своего брата. Но старик спас Рейн жизнь. Он нагнулся поближе.

— Сила бесполезна, если тебе нечего защищать. — Голос Виктора тянулся тонкой ниточкой.

Сет посмотрел в глаза умирающему и увидел там холодную бездну, уже зовущую к себе. Он не мог не восхищаться железными нервами этого человека.

— Перлы мудрости от убийцы. Спасибо, Лазар. Я распечатаю это и повешу над рабочим столом. А еще лучше — высеку на твоем надгробии. Знаешь что? Эта смерть лучше, чем ты того заслуживаешь.

Он успел заметить странную слабую улыбку на губах Лазара, когда Рейн оттолкнула его.

— Отойди от него, — прошипела она.

Он наблюдал, как она склонилась над Виктором и шептала ему что-то. Ее длинные светлые волосы пропитались кровью. Она плакала беззвучно, и слезы катились по ее лицу, оставляя дорожки.

Глаза Лазара остекленели.

Новак лежал лицом вниз, скорчившись, как груда тряпья.

Сет не чувствовал ни триумфа, ни удовлетворения.

Он вообще ничего не чувствовал.

Рейн смотрела на Виктора, используя свои старые чары. Она смотрела ему глаза в глаза. Если она не моргнет, то он не сможет ускользнуть от нее. Она только что нашла его.

Но слезы слишком обильно лились из ее глаз. Она не могла не моргнуть. Она теряла его, и никакая детская магия не могла ей помочь. Наконец Рейн дотронулась пальцами до его лица.

— Я догадалась, какой у тебя пароль, — прошептала она. — Так я тебя и нашла.

— Умная девочка. — Она едва расслышала его слова. — Ты не угадала пароль. Ты и есть пароль.

— Прости, что не смогла дать тебе то, что ты хотел. Уголки его губ чуть дрогнули.

— Нет, смогла. Питер теперь может меня простить. Раз ты смогла.

Она кивнула.

— Я простила, — сказала она просто.

Больше между ними не было ни лжи, ни секретов. Только смерть, словно лодка, отплывающая в бескрайнюю пустоту.

73
{"b":"18788","o":1}