ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Худое лицо молодого мага покрылось густым румянцем; он явно не гармонировал с песочными волосами, столь безжалостно поредевшими над высоким лбом.

– Я несколько сезонов работаю над закатом и падением Тормалинской Империи, мастер Очага. В прошлом году я познакомился с учеными из Ванамского Университета, когда они работали в библиотеке Морского Зала, и они предложили мне воспользоваться их архивами.

Калион без всякого интереса пожал плечами, некрасиво смяв все свои подбородки, и снова потянулся за вином.

– И что?

Узара пригладил льняные оборки у шеи, бросил быстрый взгляд на Планира, который ободряюще улыбнулся, глядя поверх бокала, и слегка наклонил голову.

– Продолжай, – подбодрил его Верховный маг.

– И вот, когда Саннин была там во время Зимнего Солнцестояния, она пошла на праздник, где вино текло рекой и развязались все языки.

Отрик вдруг засмеялся, его аскетичное лицо осветилось озорством.

– Хорошо зная Саннин, могу предположить, что развязались не только языки. С этой девчонкой на вечеринке не соскучишься.

Под взглядом Планира он умолк, но, чавкая кексом, продолжал хихикать в растрепанную бороду.

Узара раздраженно посмотрел на старика и повысил голос.

– Речь зашла об истории. Кто-то заметил ее ожерелье – фамильную реликвию, Старый Тормалин, – и один из историков якобы спросил, о каких событиях такое ожерелье могло бы рассказать, если б умело говорить.

Отрик поперхнулся кексом и закашлялся.

– Помнится, во времена моего отрочества это был старый прием, чтобы заглянуть в вырез платья девушки!

Узара игнорировал его.

– Там были представители разных наук и пара магов; вот они и стали обсуждать, можно ли найти некий метод, который позволил бы узнать больше о первоначальных владельцах антиквариата.

– И кому от этого будет польза? – Отрик нахмурился и встряхнул пустую бутылку. – У тебя есть еще, Планир?

Верховный маг, не отводя пристальный взгляд серых глаз с Калиона, махнул рукой на коллекцию бутылок в полированном буфете.

Узара между тем продолжал:

– И по ходу обсуждения, как сказала Саннин, у них возникли интересные идеи для исследования.

– А когда наступило похмелье, эти идеи по-прежнему казались им интересными? – с сарказмом промолвил Отрик.

– Когда она рассказала нам все это, мы тоже начали раздумывать. Есть какие-то старинные способы гадания, которые мы могли бы применить, есть некоторые фрагменты религиозных знаний, возможно, нам удастся их собрать воедино. Таким образом, у нас появилось несколько перспективных линий для дальнейшего исследования.

Узара наклонился вперед, не реагируя на возмущение Отрика, что его обходят в этом разговоре. Он был полон решимости.

– Видите ли, мастер Очага, если мы сможем найти метод применения тормалинских древностей, чтобы заглянуть назад, через десятки поколений, в жизнь простых людей, то получим новые источники, из которых будем черпать исторические сведения. Представляете, как это могло бы помочь моим исследованиям? Во всей зафиксированной на сегодняшний день истории падение Тормалинской Империи было самым грандиозным катаклизмом, когда-либо случавшимся с цивилизацией. Если бы нам посчастливилось найти ниточки, чтобы залатать недостающие фрагменты летописей…

– Все это не более чем сиюминутный интерес, в реальной действительности от него не будет никакой пользы, – с презрением вставил Калион, потянувшись за следующим кексом.

Отрик наконец отыскал штопор, и толстяк вновь наполнил свой бокал.

– Спасибо, мастер Туч.

– Осмысление нашей истории – необходимый фундамент для будущего. – Возразив дородному мастеру Очага, Узара так стиснул губы, что они почти совсем исчезли, и распрямил плечи.

– Не пыжься, молодой человек. Я еще помню, как ты прибыл сюда в испачканных глиной лохмотьях подмастерья, – уничтожающе бросил ему в лицо Калион.

– Знание всегда ценно, мастер Очага. Оно…

– Знание лишь тогда ценно, когда имеет применение, – немилосердно перебил Узару Калион.

– Почему мы вообще обсуждаем это, Верховный? – В его голосе слышалось раздражение.

Планир снова пожал плечами и провел рукой по гладко выбритому подбородку.

– Я спрашивал себя, следует ли нам вложить ресурсы в развитие этого проекта.

– Ну разумеется, нет, – ужаснулся Калион, уже порядком захмелевший. – Есть столько всего другого, что Совету нужно обсудить! Вы слышали доклад Имеральда о скоростной плавке, разработанной на севере. Это – реальное дело, в которое и нам следует включиться. А посмотрите, как изменился к лучшему каладрийский скот, стоило лишь большинству лордов огородить свои пастбища! Я мог бы привести еще несколько примеров из других наук, где за последнее поколение было достигнуто больше прогресса, чем за предыдущие пять…

– Избавь нас от утомительной речи, мастер Очага! – Отрик театрально зевнул. – Не забывай, мы были на последнем заседании Совета, мы слушали.

– Ты не можешь отрицать, что кое-кто из моих предшественников зашел слишком далеко в обособлении старших магов, мастер Туч, – деликатно упрекнул Отрика Планир.

– Именно об этом я и говорю уже не знаю сколько сезонов, – заметил Узара.

Багровый оттенок на скулах Калиона немного поблек.

– Как можно не учитывать перемены, которые непрерывно происходят на материке? Если мы не определим для себя круг обязанностей, то останемся за бортом. Это предубеждение против вовлечения в политику, например, устаревшее и бессмысленное…

– Я не предубежден. Я просто не вижу для себя выгоды в обустройстве скучной, мелкой жизни мирян. Если я соглашусь тратить свое время на дела, которые отрывают меня от моих исследований, то лишь на моих условиях и только ради того, что нужно мне.

Отрик весьма кстати передал Калиону вино – несколько уменьшил напряженность.

– В любом случае прибереги речи для Совета, мастер Очага, там место для серьезных дебатов. Что до тебя, Узара, то можешь тратить сколько угодно сезонов на выяснение, кто чем занимался, когда Империя рушилась вокруг них, – мне не жалко. Я хочу знать одно: способен ли твой маленький проект рассказать мне что-нибудь о магических приемах и искусствах, сгинувших в Темных Поколениях?

– Да, такие познания стоило бы иметь, – согласился Калион, выразительно кивнув.

– Полагаю, мы могли бы многое открыть для себя, если б работали с реликвиями, принадлежавшими магам… – Узара неуверенно посмотрел на Планира, – … если найдем способ заглянуть в их деятельность.

Верховный маг наклонился вперед и наполнил бокал молодого мага.

– Если бы мне пришлось поддержать этот проект, я скорее всего предложил бы четче сфокусировать его, и поиск утраченной магии кажется наиболее уместным. – Планир помолчал с задумчивым видом. – Полагаю, ты совершенно прав, Калион, пришло время Совету рассмотреть нашу роль в более широком масштабе, учитывая дух современности. В равной степени есть рациональное зерно и в том, что говорит Отрик: если маги должны активнее включаться в дела за пределами этого острова, дабы избежать ошибок прошлого, то нам необходимо делать это на наших собственных условиях.

– Если б мы смогли восстановить хоть некоторые из магических искусств, утраченных во время распада Империи, мы бы определенно улучшили нашу позицию, – допустил Отрик.

– Мы могли бы наладить полезные связи, предложив ученым исследование некоторых проблем, относящихся к крушению власти Старого Тормалина, – запальчиво произнес Узара. – Большинство домашних учителей и придворных советников у знати по всему материку вышли из различных университетов.

– Это справедливо. – Планир вопросительно посмотрел на Калиона. – Что думаешь, мастер Очага?

– Возможно, это стоит рассмотреть. Что ты предлагаешь? – оглядчиво спросил дородный маг.

– В Летописях Зала записаны фамилии древних магов. Мы могли бы узнать о наличии в их семьях реликвий, которые они согласились бы продать, – рассуждал Планир. – Тогда Узара со своими учениками сосредоточил бы свои изыскания на них.

4
{"b":"18789","o":1}