ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Информация, – тихо сказала я. – Кто в этом городишке имеет информацию?

– Проверим сначала газеты.

Райшед явно шел по тому же самому следу.

Рамы перед домом гильдии печатников собрали изрядную толпу. Когда мы протиснулись ближе, я поняла почему. Убийство Йении обещало стать самой крупной новостью за последнее время, и неудивительно, если одним из самых страстных ее поклонников был крупный игрок среди изготовителей газет. Согласно их сообщениям, ее изнасиловали и задушили. То ли автор получил неверные сведения, то ли Стража нарочно скрывала подробности, чтобы вычислить по ним убийцу.

Райшед постучал по абзацу внизу страницы. Стража хотела знать, не сдавал ли кто комнаты группе мужчин, возможно, братьев, с соломенными волосами и бородой. Меня больше встревожило описание четверых мужчин, которых видели в районе убийства, судя по одежде – горняков или звероловов, один хрупкого телосложения и рыжеволосый. Я надеялась, что моим спасителям хватит ума не распускать язык. Если повезет, они все еще пропивают мои денежки и слишком пьяны, чтобы с кем-нибудь болтать. Но как бы то ни было, похоже, мне лучше на какое-то время обрядиться в юбки.

Мы направились к лавке с мануфактурой, где Райшед купил мне шаль.

– Так кто пишет эти газеты и где он берет информацию? – заправляя волосы под шаль, поинтересовалась я, радуясь теплу в той же степени, что и маскировке. – Мы дадим ему знать, что у нас есть интерес?

– Возможно, он знает больше, чем написал. Гильдии правят этим городом и Стражей.

Пока я закалывала булавку, Райшед обвел площадь праздным, казалось бы, взглядом.

– У них должны быть источники.

– Тогда давай глядеть в оба.

Я разгладила юбки, и мы отправились в длинный поход за покупками. Мне это доставляло удовольствие, пока мы не прошли мимо палатки, торгующей горячими настоями. Даже думать не хотелось о том, что могло случиться с Джерисом. Я заставила себя сосредоточиться и продолжать наш маскарад.

– А что ты думаешь об этой? – Я взяла сорочку, и Райшед взглянул на нее.

– Очень красивая. Если нравится, дорогая, покупай.

В его глазах застыло отчаяние мужчины, которого потащили делать покупки – тем более белье.

– Ну, не знаю. А как насчет той, с вышивкой?

– Какой? – Райшед вернулся из бесцельного разглядывания дали.

– Ты даже не смотришь! – проворчала я.

Купец тактично развернул несколько подштанников, и я с трудом сохранила бесстрастную мину, когда Райшед подмигнул мне.

– Что-то пить хочется. – Тормалинец поднял руку, упредив мое намерение разразиться пространной бранью. – Купи обе и возьми тот янтарный шелк. Я плачу.

Торговец выглядел страшно довольным, и немудрено, учитывая цену на шелк так далеко на севере. К тому же мне шел этот цвет. Райшед расплатился, и мы отправились дальше с еще одним свертком.

– Ну? – спросила я.

– Тебе нужны бриджи, и лучше, если их куплю я.

– А мне что пока делать?

– Сядь, возьми вина и наблюдай за тем музыкантом.

Райшед направил меня к довольно приятной таверне. Я села снаружи, якобы наслаждаться жидким солнечным светом и еще более жидким вином. Разбирая свои пакеты, я внимательно следила за лютнистом. Сидя у подножия монумента, он играл задорные лескарские танцы. Прохожие бросали ему медяки, а двое нищих остановились поболтать. Каждому из них он вручил немного монет. Что это – просто дружеское сотрудничество среди уличных обитателей?

Подошел стражник, чтобы прогнать его, и лютнист встал, протестуя. Они стояли нос к носу и спорили. Странно, но прежде я не замечала, чтобы Стража занималась уличными людьми. Лютнист никому не мешал; фактически он играл довольно хорошо, иначе не смог бы получить работу в таверне. Стражник толкнул его к статуе. Я ничего не углядела, но – готова поставить лучший меч Дарни – он что-то ему передал. Музыкант ушел с площади, и я с досадой завертела головой в поисках Райшеда; мне не хотелось потерять след.

Когда появился тормалинец, я легко вздохнула и бросилась ему навстречу.

– Ты прав, он явно делает что-то для Стражи. Пойдем за ним? – Я оглянулась, чтобы убедиться – музыкант не скрылся из виду.

– Не сейчас. Он никуда не денется, а Стража не должна заметить наш интерес. – Райшед повел меня в противоположную сторону. – Они теперь в полном составе вышли на улицы и сгребают всех подонков. Большинство получают пинки, но некоторые отделываются слишком уж легко и быстро сматываются.

– Значит, мы дадим нашему другу с шустрыми пальцами собрать все, что он сможет, а уж потом зададим ему парочку вопросов? Предложим на выбор: золото и рот на замке или кинжал в темном переулке, если он донесет на нас Страже?

Райшед улыбнулся.

– Думаю, да. Давай отнесем всю эту кучу, а потом найдем Айтена, моего партнера. Надо сообщить ему, что происходит.

Вернувшись в гостиницу, мы сунули головы в кабинет. Шив разговаривал с юношей в кричащей мантии, явным неврастеником.

– Так кто еще мог изучать магию слежения? – раздраженно допытывался Шив.

– Никто, – обиженно доказывал юнец. – Я опросил всех, кого вспомнил, и никто этим не занимается. Я вообще не понимаю, с чего надо было начать, чтобы добиться такого эффекта. Разве что…

– Ладно, забудь. – Шив посмотрел на нас. – Есть новости?

– Увы. – Я покачала головой. – Мы вернемся позже. Где Дарни?

– Вышел. – Взгляд Шива был красноречивее всяких слов.

Я указала на его собеседника.

– Что-нибудь узнал?

– Кажется, Стража крепко взялась за магов. Они убеждены, что именно колдовство помогло убийцам добраться до Йении. – Шив вздохнул. – Я побоялся много расспрашивать. Кто-нибудь мог указать на меня Страже, чтобы спасти свою задницу.

– Тогда до вечера.

Я закрыла дверь и обернулась к Райшеду.

– Ну, куда мы теперь?

– В медвежьи ямы. – Он с пристрастием посмотрел на меня. – Ты могла бы не выглядеть столь респектабельной?

Я распустила волосы, небрежно накинула шаль на плечи и распустила ворот сорочки.

– Так сойдет?

Райшед ухмыльнулся.

– Отлично.

Мы не сразу отыскали его товарища среди кровожадной толпы на звериных потехах. У меня уже вся попа болела от щипков, когда Райшед наконец махнул кому-то в людском стаде и жестом указал на дверь. Запах крови и крики раненых животных напомнили мне о Йении. Все-таки я никогда не понимала, в чем прелесть собачьей травли.

– Райшед! Рад тебя видеть!

– Ливак, это Айтен.

Среднего роста, среднего сложения, с обычными каштановыми волосами и карими глазами, Айтен был из тех, кого ваш взгляд совершенно не замечает в толпе. Он смотрел на меня с некоторой робостью, поэтому я захлопала ресницами и прикинулась как можно более дешевой.

Райшед засмеялся.

– Не дай себя одурачить, Айт. Она работает с агентами Верховного мага, а когда ей это наскучит, Д'Олбриот очень много потеряет, если не предложит ей работу.

– Итак, что нового? – деловым тоном спросил Айтен, направляясь к перилам ближайшей арены.

С похвальным лаконизмом Райшед ввел его в курс дела, а я тем временем наблюдала, как любители соколиной охоты испытывают своих птиц.

Айтен насупился.

– Здесь никто ничего не вынюхивал. Стража уже приходила и загребла несколько явных буянов, но это скорее походило на обычное выметание мусора, чем на поиск кого-то конкретного.

– Выходит, эти ублюдки снова возникли из ниоткуда, растерзали ту беднягу, затем вернулись в свою нору и заперли за собой дверь? – У Райшеда окаменело лицо. – Мне это начинает надоедать.

– Попробую что-нибудь выяснить. – Айтен огляделся. – Начну с соколиной охоты, когда откроются турниры. Мне нужны деньги для ставок.

Райшед вручил ему пухлый кошелек. И почему я никогда не имела дел с богатым покровителем? Потому что слишком часто это означает получать приказы от типов вроде Дарни, напомнила я себе.

– Что, приметил хорошую птицу?

– Совсем никчемную, – рассмеялся Айтен. – Однако поразительно, чего только люди не порасскажут вам, забрав ваши монеты!

43
{"b":"18789","o":1}