ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Черт побери, он надышался красками, — пробормотал мистер Джеймс. — Надо его вытащить, Юпитер.

Они помогли Питу подняться. Но ноги у Второго Сыщика отказывались двигаться, пришлось поводить его под руки вперед-назад, пока не восстановилось кровообращение. Голова на свежем воздухе прояснилась быстро.

— Уф… — вымолвил Пит, — меня просто свалил сон. Но я видел! Привидение — оно плыло и качалось!

— Смотрите! — крикнул Юпитер. На полу возле окна лежала одна из картин Джошуа Камерона. Окно было открыто.

— Это привидение принесло ее! — Пит задрожал и сел на покрытую ковром скамью — ноги все еще не слушались его. Затем он описал, как привидение, держа картину в руках, плавало к окну и обратно.

— Кто-то здесь был, это точно, — сказал Юпитер, — но только это не привидение. Не могу себе представить, чтобы привидение интересовали картины Джошуа Камерона.

— Привидение, можешь мне поверить! — упрямо твердил Пит.

— Но послушай, Второй, давай рассуждать логично. Ты полу сп ал и был одурманен испарениями. Ты кого-то увидел, и тебе в таком состоянии померещилось, что это привидение.

— Но кто мог сюда проникнуть? — задал вопрос мистер Джеймс. — Только привидение могло проскользнуть между прутьев решетки, а к двери никто не подходил — мы же глаз с нее не сводили.

— Вывод один: кто-то проник в студию другим путем, — сказал Юпитер.

Он внимательно оглядел студию. Вдруг глаза его загорелись.

— Смотрите! — воскликнул он. — Вон там, наверху!

Пит и мистер Джеймс подняли глаза. В задней стене студии, там, где был встроен вытяжной вентилятор, теперь зияла небольшая квадратная дыра, а электрический шнур, что шел от розетки, натянулся и уходил в дыру.

Юпитер подошел к шнуру и осторожно потянул за него — по другую сторону стены раздался скрежет.

— Вы плохо закрепили вентилятор, мистер Джеймс, — торжествующе объявил Юпитер. — Наше привидение вытащило его и влезло в дыру, а вентилятор висит снаружи.

— Но, Юп, дыра такая маленькая, — запротестовал Пит, — кто же в нее пролезет?

— Естественно, кто-то очень маленький или очень худой, — ответил Юп.

Мистер Джеймс в изумлении покачал головой.

— Мне бы догадаться, что всему находится какое-то логическое объяснение. Мне и в голову не пришло получше закрепить вентилятор.

— Да и я поначалу не догадался. — Юпитер был несколько смущен. Он ужасно не любил делать ошибки и теперь злился на себя: как же он не осмотрел все более тщательно днем. Он хмуро разглядывал открывшееся отверстие. Постепенно выражение его лица менялось, теперь у него был явно озадаченный вид.

— Одно непонятно, — пробормотал он себе под нос, — Пит закричал, и мы почти сразу же вбежали в студию. Не могу себе представить, чтобы можно было так быстро вскарабкаться и вылезти в дыру…

Мистер Джеймс огляделся вокруг и пожал плечами.

— Но сейчас тут определенно никого нет, — сказал он.

— Точно, Юп, — подтвердил Пит. Юпитер перевел взгляд на Пита и вдруг пристально уставился на него.

— Ты что, Юп? — занервничал Пит.

— Кажется, я нашел ответ, — спокойным голосом сказал Юпитер. — Я знаю, где сейчас наше привидение.

— Где? — вскричал Пит.

— Посмотри вниз, — сказал Юпитер, — ты на нем сидишь.

Пит вскочил, как ужаленный, и уставился на длинную, покрытую ковром скамью, на которой он только что сидел. Громким, отчетливым голосом Юпитер сказал:

— Ну хватит, можешь вылезать из сундука! Наступила тишина. Затем ковер приподнялся и сполз назад. «Скамья» оказалась длинным сундуком с открывающейся крышкой. Перед мальчиками и мистером Джеймсом предстала понурая фигура.

— Тощий Норрис! — вскричал Пит.

ПОТЕРЯННЫЙ ШЕДЕВР

Скинни Норрис, бледный, с убитым видом, сидел в углу студии. Его сторожил Пит.

— Как ты догадался, что он в сундуке? — спросил Юпитера Максуэлл Джеймс.

— Он сдвинул ковер, когда влезал туда, угол сундука приоткрылся, и я понял, что это вовсе не скамья, как я считал раньше, — пояснил Юпитер. — Другого места в студии, где можно было бы спрятаться, нет, значит, решил я, привидение в сундуке.

— Логичное заключение, — сказал мистер Джеймс и повернулся к Скинни Норрису. — Тебе мало было того, что я тебя уволил за кражу картины? Ты вернулся и воровским путем проник в мою студию! Что тебе тут понадобилось?

— Вы не должны были увольнять меня, — дерзко ответил Скинни. — Я ведь вернул картину.

— Разве это имеет значение? Ты без спроса взял то, что тебе не принадлежит! — загремел мистер Джеймс. — Чем ты тут занимался по ночам? Какое тебе дело до картин Джошуа Камерона?

— Все-то вам надо знать! — оскалился Скинни.

— Ты кому-то передавал картины через окно, а потом брал обратно, — сказал Юпитер. — Кому ты их передавал? Кому они понадобились?

— Я вам ничего не скажу.

— Под окном стоял Де Грут, торговец картинами? Так ведь? — спросил Пит.

— Не знаю никакого Де Грута, — заявил Скинни.

— Не хочешь нам помочь? — с угрозой в голосе спросил мистер Джеймс. — Ну что ж, молодой человек. На сей раз ты не «взял ненадолго» картину, как ты мне объяснил, на сей раз ты взломал вытяжное устройство и тайком влез в мою студию. Это серьезное преступление. Посмотрим, что скажет на это полиция.

— П-полиция, — запинаясь выговорил Скинни. — Нет, нет, не надо, отец убьет меня! Я не хотел…

Чье-то лицо мелькнуло в дальнем окне в этот момент — Пит заметил его.

— Юп! — крикнул он. — Кто-то…

— Ни с места! — прозвучал грубый приглушенный голос. — У меня пистолет! Стойте там, где стоите. Норрис, беги!

Ни Юпитер, ни Пит не разобрали, чей это голос.

— Не двигайтесь, ребята, он может выстрелить, — предостерег их мистер Джеймс.

Дверь за их спинами со стуком захлопнулась — Скинни удрал. Они услышали, как бросился бежать и человек из-под окна.

— Скрылся! — огорченно сказал Пит.

— И Тощий тоже, — добавил Юпитер. — Как раз, когда мы схватили его.

— Не огорчайтесь, ребята, — сказал мистер Джеймс. — Норриса мы отыщем. И либо он мне все объяснит, либо я сообщу о нем в полицию.

— Итак, подведем итог: мы сцапали Тощего, мы знаем, что это он влезал в студию, и мы то связан, — сказал Юп, — но мы не узнали, кто этот человек и зачем ему понадобились картины старого Джошуа.

— Тощий по одной носил их к окну, — заметил Пит, — но тот тип за окном передавал их обратно. Значит, не сами картины ему были нужны. Если только он не подменивал их. Может, брал настоящие, а подсовывал другие.

— Нет, — сказал мистер Джеймс, — та картина, что лежит на полу, принадлежит кисти Джошуа Камерона. В этом нет никаких сомнений.

Юпитер наклонился, чтобы получше разглядеть картину, лежавшую у окна. Он безнадежно покачал головой.

— Если что-то на этих картинах обозначено, что-то в них зашифровано, я не могу… — Он запнулся. — Мистер Джеймс!

Юпитер низко склонился над углом картины. Мистер Джеймс подошел к нему.

— Вот этот угол, мне кажется, он влажный… — проговорил Первый Сыщик.

— Влажный? — Художник тронул холст. — Да, и правда — он влажный! Кто-то тут что-то замазывал.

— Зачем? — удивился Пит.

Мистер Джеймс поскреб влажный угол.

— Может быть, кто-то хотел убедиться, что под картиной Джошуа Камерона не скрыта другая картина. Он снял слой красок в углу, а потом наложил новые, чтобы никто ничего не заметил.

Юпитер вдруг застыл с широко раскрытыми глазами — вид у него был такой, словно ему явилось привидение.

— Под картиной Джошуа Камерона другая картина?! — вскричал он. — Мистер Джеймс, могу я воспользоваться вашим телефоном? Мне необходимо позвонить. Пока еще не поздно!

Спустя полчаса, когда подъехали профессор Карзуэлл с Хэлом, Юпитер, Пит и мистер Джеймс встретили их перед особняком.

— Что случилось, Юп? — поинтересовался Хэл.

— Все идем в студию мистера Джеймса, — объявил Первый Сыщик.

В студии Пит с Юпитером снова вынули из стеллажа все картины Джошуа Камерона.

16
{"b":"1879","o":1}