ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юпитер коротко рассказал о событиях, происшедших прошлым вечером в мастерской мистера Джеймса. Боб слушал, не отрывая от Юпитера глаз, и так же, как накануне его приятели, был разочарован, когда услышал, что ни под одной из двадцати картин ничего не было обнаружено.

— Так, значит, у Джошуа не было подлинного

Фортунара? — с огорчением спросил он. — Фортунара уничтожили нацисты? У Джошуа была копия?

— Нет, я уверен, у Джошуа был подлинный Фортунар, — твердо сказал Юпитер. — Когда в бреду он бормотал слово мастера он именно о Фортунаре и говорил, в этом можно не сомневаться. Хэл наткнулся на картину, и Джошуа, чтобы обмануть его, сказал, что это копия. Потом Джошуа спрятал картину, чтобы никто больше не увидел ее. А когда заболел, то постарался оставить указание, где спрятана картина. Но он не говорил прямо, он оставлял лишь ключ, поэтому Хэл с отцом ничего не поняли.

Юпитер вынул из кармана листок, на котором были записаны последние слова Джошуа Камерона, и разложил его на столе.

— Вот посмотрим, — проговорил он. — Не зиг, а заг и другую сторону — это, очевидно, указывается направление. Однако второй раз Джошуа сказал не так — тогда, быть может, это не направление, а что-то сделано не так, как нужно. Что-то должно быть иначе.

— Ты хочешь сказать — что-то неправильно? — спросил Боб. — Может быть, что-то странное с этими зигзагами?

— Точно, Секретарь, — сказал Юпитер. — Я уверен, что, когда он говорит мастер, он имеет в виду шедевр, а то, что он все время повторял: мои холсты, мои картины и просто холст должно означать, что ключ к разгадке — в его картинах. Есть что-то в его картинах, что должно подсказать нам, где спрятан шедевр.

— Но что это, Юп? — Боб снова и снова перечитывал слова на листке. — Ведь вы с Питом очень внимательно исследовали картины.

Юпитер сокрушенно покачал головой.

— Сколько ни смотрел, ничего мне не приходило в голову. И все же одна зацепка есть — коттедж. Почему он словно сжимается от картины к картине? Почему Джошуа рисовал его на каждой картине поменьше, а все остальное оставлял в тех же размерах?

Боб задумался.

— Может, он хотел сказать: выньте его из картины? Может, то, что все ищут, спрятано под коттеджем?

— Ты так думаешь? — медленно произнес Юпитер. — Возможно. Но тогда почему он вовсе не убрал коттедж с последней картины?

— А если спрятано в дереве? В чем-то, что не меняется от картины к картине? Может быть, если мы внимательно посмотрим, мы найдем на всех картинах какую-то одну-единственную вещь, которая совершенно не меняется.

— Такое может быть, Секретарь. Я хочу еще раз внимательно просмотреть все картины. Дождемся Пита и мистера Джеймса и поедем к Карзуэллам. А может, и Скинни что-то скажет.

— И ты на это надеешься, Первый? Ты меня удивляешь.

— Да нет, Боб, не надеюсь. Вряд ли тот, кто нанял Скинни, делится с ним своими секретами.

— Я бы точно не стал, — согласился Боб.

— Есть еще одна загадка, Боб, — продолжал Юпитер.

— Какая?

— Помнишь, Хэл рассказывал нам, как старый Джошуа однажды сказал ему, что он самый дорогой художник в мире, да только никто об этом не знает? Хэл говорит, что, сказав это, Джошуа засмеялся. Почему он засмеялся и что он имел в виду?

— Может, Джошуа хотел сказать, что картины его стоят очень дорого, потому что в них скрыт ключ к разгадке, указание, где искать шедевр Фортунара.

— Такое объяснение приходило мне в голову, — ответил Юпитер, — но судя по тому, как Джошуа об этом сказал, мне кажется, смысл в другом — что его собственные произведения представляют большую ценность, но они никому не известны.

— Но ведь мистер Джеймс считает, что техникой он владеет отлично, и Де Грут, по-видимому, высоко ценит его картины.

— Но мистер Джеймс также сказал, что у Джошуа нет своей манеры и потому его картины не представляют художественной ценности. Если Де Грут торгует картинами, он должен это понимать. Боюсь, Де Грут ведет какую-то игру и никакой он не торговец картинами.

— Проклятье! Так кто же он тогда? Он из какой-то банды?

— Это я с уверенностью сказать не могу, — признался Юпитер, — но убежден, Де Грут знает, что Джошуа хранил у себя знаменитую картину Фортунара. Ее-то он и ищет.

— Ты думаешь, это Де Груту хотел оставить указания Джошуа?

— Очень может быть, Секретарь, — сказал Юпитер. — Я думаю…

Из Туннеля II донеслись шорохи и шарканье, люк откинулся и в штаб-квартиру влез Пит. Вид у Второго Сыщика был довольно хмурый.

— Ребята, Тощий исчез! Мать боится, что его похитили.

— Похитили?! — Боб рот разинул от изумления.

— Кто мог его похитить? — поспешно спросил Юпитер.

— Норрисы этого не знают. Первый. Но мать Скинни рассказала нам, что видела, как возле их дома то и дело появлялась синяя двухместная машина и Скинни разговаривал с мужчиной, который в ней сидел.

— Де Грут! — нахмурив брови, воскликнул

Боб.

— Миссис Норрис также сказала, что их телефон наверняка прослушивался, — добавил Пит. — Вот чем, наверно, занимался тогда Де Грут — в тот день, когда он захватил нас, Юп.

— Ты прав, — согласился Юпитер. — Знает ли миссис Норрис, у кого последние дни работал Скинни?

— Нет, Первый, не знает, — ответил Пит. — Она сказала только, что Скинни к кому-то нанялся и что упоминал про какой-то ключ, который укажет, где тайник, а в этом тайнике спрятана очень ценная вещь.

Юпитер погрузился в раздумья.

— Друзья, — сказал он немного погодя, — работа Скинни состояла в том, что он через окошко в студии передавал тому, кто его нанял, картины Джошуа. Это доказывает, что картины эти и правда ключ ко всему. А похищение Скинни может означать лишь одно — слишком много он знает и кто-то боится, что он проболтается. Кто-то по имени Де Грут, могу в этом поручиться!

— Бедняга Скинни, — сказал Боб, — он в опасности.

— Да, — сказал Юпитер, — и если мы хотим помочь ему выпутаться из беды, нужно как можно скорее разгадать загадку старого Джошуа. Немедленно отправляемся в каньон Ремуда!

В КАПКАНЕ

По дороге к дому профессора Карзуэлла Пит рассказал друзьям, что мистер Джеймс отправился в полицию сообщить о том, что произошло в его студии прошлой ночью.

— А мистер Норрис там уже побывал и сообщил, что Скинни исчез, — добавил Пит.

— Сейчас они, вероятно, разыскивают синюю машину Де Грута, — сказал Юпитер. — Но если мы сумеем разгадать загадку предсмертных слов Джошуа и картин, мы опередим полицию и скорее найдем Де Грута.

— Ты думаешь, Де Грут уже разгадал загадку? — спросил Боб.

— Думаю, он уже близок к разгадке. Потому-то, вероятно, и держит Скинни, — сказал Юпитер. — Чтобы Скинни не рассказал кому-нибудь до того, как он завладеет шедевром.

Они подъехали к большому дому Карзуэллов и услышали, что с крыльца коттеджа их зовет Хэл. Он побежал им навстречу. Вид у него был очень взволнованный.

— Сегодня утром здесь опять кто-то побывал! — еще не добежав до мальчиков, крикнул он. — Весь коттедж перевернут вверх дном!

— А двадцать картин были там? — спросил Юпитер.

— Нет, они у нас дома. С утра мы пытались дозвониться графине и мистеру Марешалю, но никто не отвечал, — объяснил Хэл. — Папа поехал к ним в мотель, чтобы лично поговорить с графиней, сообщить ей, что картины у нас, но кто-то продолжает их разыскивать.

— А утром вы никого не заметили? Никто тут не ходил? — спросил Юпитер.

— Заметили, — ответил Хэл. — Кто-то мелькнул возле гаража, мы только успели разглядеть, что это мужчина. И, как в прошлый раз, бросился бежать к оврагу. Тут-то мы и обнаружили, что в коттедже кто-то шарил.

— Посмотрим, не обронил ли он что-нибудь возле гаража, — предложил Боб.

Мальчики устремились к гаражу и, распределив участки, поползли по земле, обыскивая каждый дюйм. Но ничего не обнаружили.

— Ничего! — Боб удрученно вздохнул.

18
{"b":"1879","o":1}