ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я ее не украл! — запальчиво выкрикнул Скинии и сощурился: — Так, значит, та картина? Я так и думал.

— Та, — признал Юпитер. — Мы купим ее у тебя.

— Не купите. Я еще не решил, продавать ее или нет, — сказал Скинни и быстрым шагом направился к своей машине. Мальчики не успели его остановить — — Скинни сел в машину и укатил.

Из двери конторы выскочил Пит.

— Что тут надо было Тощему?

— У него картина Джошуа, — сказал Хэл.

— Но он почему-то не захотел ее продать, — добавил Юпитер.

— Проклятье! — отозвался Пит. — Вот-вот явится мистер Марешаль.

Пока они его дожидались, вернулся Боб.

— Эта дама не идет ни на какие уговоры. Не хочет она продавать статуэтку, — сообщил он.

Радость от успешно проведенной операции с призраками пошла на убыль — две неудачи подряд: со статуэткой и с картиной. Но мистер Марешаль, увидев пять вновь обретенных вещей Джошуа Камерона, просто просиял.

— Вы настоящие сыщики, ребята? Отличная работа, поздравляю вас! — сказал он.

— Но статуэтку мы не сумели получить обратно, — сказал Боб. — Миссис Лири — она живет на Роджерс-стрит, 22, — не хочет возвращать.

Юпитер рассказал мистеру Марешалю о явлении Тощего с одной из картин.

— Ничего, адрес у меня теперь есть, я сам поговорю с миссис Лири, — сказал мистер Марешаль. — Что же касается этого парня, Норриса… Он ведь живет здесь, в Роки-Бич? Вы говорите, его родителей тут все знают?

— Да, сэр, — сказал Пит. — У них большой дом на набережной.

— Тогда, надеюсь, вы найдете способ заполучить картину, а? Хотя бы одна из последних работ Джошуа найдется — графиня и этому будет рада, — сказал мистер Марешаль. — А теперь получайте по три доллара за каждую найденную вещь. Это не считая стоимости самих вещей — за них я заплачу отдельно. Этого достаточно?

— Да, сэр, — в один голос ответили Сыщики.

— Прекрасно. — Мистер Марешаль улыбался. — Теперь очередь за остальными картинами. Уверен, вы разрешите эту задачу столь же успешно.

Юпитер выписал мистеру Марешалю квитанцию на возвращенные вещи, а тем временем Боб, Пит и Хэл погрузили их в багажник «мерседеса». Мистер Марешаль кивком головы попрощался с ребятами и, помахивая тростью с серебряным набалдашником, пошел к машине, а Хэл помчался домой сообщить отцу об успешно проведенной операции.

После ленча Три Сыщика снова встретились в своей штаб-квартире. Юпитер в раздумье сидел за письменным столом.

— Друзья, — сказал Первый Сыщик, — я думаю, Скинни и не собирался продавать нам картину, во всяком случае, пока что. Думаю, он только хотел убедиться, что это та самая картина.

— А зачем это ему, Юп? — спросил Боб.

— Не могу сказать тебе точно, Секретарь. Может быть, он знает, где находятся остальные картины, и, прежде чем принести их к нам на продажу, хотел подтвердить их подлинность. Или он на кого-то работает и этот кто-то даже не представляет, что за картины рисовал Джошуа. Может быть, это владелец синей машины.

— Но кто он такой? И почему бы ему просто не прийти к нам? — недоумевал Пит.

— Это мне неведомо, Секретарь, — признался Юпитер. — Но мы должны отыскать эти двадцать картин, как просит нас мистер Марешаль, а потому придется заняться Тощим.

— Может, он просто хочет получить за нее побольше? — предположил Боб.

— Вполне возможно. Мы и забыли, какой он выжига, — поддержал Боба Пит. — Надо ему позвонить.

Юпитер набрал номер на самодельном телефоне, который он соорудил, присоединив к аппарату громкоговоритель. В ответ загремел голос Скинни:

— Не приставай ко мне. Толстун! Мне некогда — спешу на работу. У меня новая работа.

— Слушай, Тощий, мы заплатим за картину вдвое против продажной цены, — сказал Юпитер в микрофон.

— За какую такую картину? — Скинни хмыкнул в трубку.

— Как «какую»?! — взорвался Пит. — А то ты не знаешь какую, Тощий!

— Вы что, дубины, совсем свихнулись? Приснилась вам, что ли, эта картина? — В трубке щелкнуло и запели гудочки: Скинни оборвал разговор. Три Сыщика переглянулись.

— Надо за ним следить, Первый, — сказал Пит. — Следовать за ним по пятам. Юпитер вздохнул:

— У него машина, Второй, а у нас велосипеды. Конечно, дядюшка Титус разрешил бы Гансу или

Конраду подбросить нас на фургоне, если бы мы знали, куда ехать, но мы ведь не знаем. Мы понятия не имеем, где Тощий взял эту картину.

— А что, если использовать нашу радиосвязь? — подал мысль Боб. — Он ведь сказал, что поступил на работу, — может, он там и взял картину? А работа эта наверняка недалеко от дома — родители не позволили бы ему ездить далеко. Мы можем с велосипедами занять наблюдательные посты вокруг его дома, и тогда кто-то из нас сразу поедет за его машиной и передаст остальным по связи сигналы, куда следовать.

— Стоящая мысль, — одобрил Юпитер. — Попробуем поговорить с ним еще раз и, если ничего не получится, используем…

Юпитер смолк — вдалеке послышался чей-то голос. Кто-то звал его. Пит направился к Всевидящему Оку, не слишком шикарному, но отлично действующему перископу, который Юпитер соорудил для того, чтобы иметь возможность наблюдать, что происходит на территории «Склада утильсырья Джонса».

— Это тетя Матильда, — сообщил он, — а с ней какой-то мужчина. Вид у нее сердитый.

— А что за мужчина? — спросил Юпитер.

— Никогда его раньше не видел. Крепкий такой, хоть и невысокий, в черном костюме, в шляпе… Юпитер! В руке у него большой плоский чемодан!

Юпитер заглянул в окуляр.

— В таких чемоданах носят картины! — воскликнул он. — Скорее, ребята!

Через Туннель II они выбрались наружу.

ХРОМОЙ

— Явились! Откуда это вы вылезаете, негодники? Точно проваливаетесь сквозь землю, как раз когда вы нужны. — Тетя Матильда рассердилась не на шутку.

— Извини, пожалуйста, тетя, — покорно сказал Юпитер.

— Не строй из себя ягненочка, Юпитер Джонс, — съязвила тетя Матильда. — Познакомьтесь — мистер Де Грут, из Голландии. Говорит, что занимается продажей картин. Он интересуется теми двадцатью картинами, что вы с дядей купили в каньоне Ремуда на прошлой неделе. И что за чудеса? Все вдруг заинтересовались этими картинами! На всех двадцати нарисован один и тот же дом — ну чего интересного, хотела бы я знать?

— Дело не в предмете изображения, — густым хрипловатым голосом ответил незнакомец, — меня интересует мастерство художника.

— Лично для меня хорошая картина — это когда она мне нравится, — заявила тетя Матильда, — а эти картины мне не понравились. Вроде бы на каждой картине дом другой, да только ни на одной он на настоящий дом не похож.

Тетя Матильда ушла в контору, оставив мальчиков с мистером Де Грутом. Взгляд его черных глаз не предвещал ничего хорошего.

— Я приехал из Амстердама, чтобы увидеться с Джошуа Камероном, — без обиняков начал Де Грут, — и вдруг узнаю, что он умер. Но тут ребята, которых я встретил в мотеле, где остановился, сказали мне, что Три Сыщика разыскивают двадцать его картин. Я разузнал, что Три Сыщика связаны со «Складом утильсырья Джонса». Вот я и приехал сюда, чтобы купить эти двадцать картин. Где они?

Пит покачал головой:

— Нам их не вернули, сэр. Ни одной.

— Ни одной? — Де Грут раздраженно прошелся взад-вперед, затем снова остановился перед мальчиками. — Я хорошо за них заплачу.

— Скинни Норрис приносил одну картину, мистер Де Грут, — сказал Боб, — но…

Юпитер внимательно вглядывался в приземистого, широкоплечего голландца, потом перевел взгляд на проем ворот. Как только Боб начал объяснять насчет Скинни, Юпитер перебил друга:

— Но это была другая картина, мистер Де Грут.

— Не кисти Джошуа Камерона?

— К сожалению, нет, — с огорчением произнес Юпитер.

Боб и Пит с удивлением посмотрели на Юпитера, однако не произнесли ни слова — они приучили себя не задавать лишних вопросов своему главному. Де Грут метнул на них подозрительный взгляд и нахмурился.

— Надеюсь, ты не врешь? — резко спросил он Юпитера.

5
{"b":"1879","o":1}