ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шив не отрывал глаз от радуги, развевавшейся над нашими головами.

– Совет принимает решения не по числу голосов, но по силе воли, проявленной теми, кто созван решать, – тихо сказал он. – Смотри.

Цвета корчились, сражались, бросая странные отблески на обращенные вверх лица. Тени выросли, сгустились и приглушили сияние, но не сумели загасить его и внезапно побледнели, когда цвет, такой же яркий, как солнце, играющее в драгоценных камнях, прожег темноту.

– Довольно.

Планир в третий раз ударил посохом, и цвета исчезли, оставив ослепительное сияние.

– Решение Совета – за действие. Быть посему!

Глава 10

Письмо из переписки Леорна Ден Лайреля, последнего губернатора Каладрии, написанное в 7-й год правления императора Немита Безрассудного и хранящееся в архиве Храма в Коле.

Поздравления с Солнцестоянием от Леорна его брату Джахону.

Не знаю, как долго будет добираться до тебя это письмо, но я уверен, что Императорская Курьерская почта по-прежнему будет прокладывать себе дорогу, какие бы бедствия ни обрушились на нас. Не знаю, какие донесения ты получил о здешней ситуации, но можешь взять худшее и удвоить все цифры. Это кровавый хаос, и без поддержки из Дома я ничего не могу с этим сделать, а потому даже оставил попытки. Не беспокойся, я держу наготове корабль и снимусь с якоря, едва сражения перейдут южнее реки Ферл. Эмилл настаивает на том, чтобы отпраздновать Солнцестояние здесь, но после праздников я немедленно отправляю ее и детей домой. Возможно, гниль проникла в мою библиотеку, но не в мои мозги! Пожалуйста, скажи маме, чтобы ждала их в любое время в конце постлета. Нам придется пожить у нее, пока наши арендаторы не съедут, а потому, как только получишь это письмо, постарайся предупредить их, чтобы искали новое жилье.

Да, не таким я представлял себе мое назначение, но после того как император отозвал когорты для своего безумного плана покорения Гидесты, я просто не понимаю, как должен поддерживать здесь императорское правление. Никто из местных с Равноденствия не платит налоги, и я даже не могу получитьотчеты, чтобы сделать новое обложение. Мои чиновники проявляют удивительную изворотливость, находя причины оставаться на территории губернаторской резиденции, а не рисковать собой, выполняя свои обязанности в сельской местности. Не могу сказать, что я виню их, и, уж конечно, не собираюсь посылать их, вооруженных только футляром для перьев и чернилами, сражаться с разбойниками. Большинство из них занимаются тем, что составляют весьма сомнительные претензии на якобы родовые земли и строят планы, как ими завладеть, когда тормалинское правление официально закончится.

Я советую тебе ликвидировать свои предприятия здесь, осторожно, но быстро. В Каладрии больше нет прибыли. Возможно, стоит последить за благоприятными возможностями в Лескаре. Убийство губернатора Девуара будет означать паническую распродажу, а стало быть, и выгодные сделки. Судя по тому, что я слышал, управляющие намерены обосноваться в своих прежних налоговых округах и работают сообща, чтобы навязать собственное правление. Не думаю, что они будут клясться в верности тому пьянчуге, который нынче зовется императором, но, откровенно говоря, я не понимаю, почему это должно беспокоить нас, если ты видишь подходящий шанс заработать сколько-то денег. Идиотские амбиции Немита, должно быть, уже стоили нашему Дому его императорского веса в белом золоте, и чем скорее Полдрион перевезет его в мир Иной, тем лучше. Я обязательно сброшу статую Его Императорского Величества в выгребную яму, когда буду уезжать.

Чуть не забыл. Нет, я понятия не имею, что задумал Ден Феллэмион, когда последний раз пустился в плавание. Во всей этой неразберихе, что окружает нас нынче, я даже не могу сказать тебе, сколько лет назад это было. И я даже не помню никого, кто мог бы тебя просветить. По-моему, Ден Реннионы как-то в этом участвовали, но, похоже, нынешний сьер предпочитает об этом молчать, поэтому я могу лишь предположить, что вся затея кончилась ничем.

Погибшее поселение Кель Ар'Айен, 42-е постлета

– Да, это не то что наша прошлогодняя поездка, – заметил я Шиву, в то время как корабль магов мягко покачивался на якоре в широком устье реки.

Наконец-то мы избавились от бесконечных штормов, что мордовали открытый океан, и я повернулся к солнцу позднего лета, которое было здесь заметно горячее, чем в это время года у нас дома. Я улыбнулся от удовольствия чувствовать его тепло на гладко выбритом лице.

– Если мне потребуется снова пересечь океан, то, должен признать, я предпочту сделать это на крепком трехмачтовом судне с самыми могущественными магами Совета, усмиряющими ветер и волну, – ухмыльнулся в ответ Шив. – Оно куда лучше того рыбацкого корыта, верно? Даже Ливак почти не тошнило.

Я не хотел обсуждать Ливак.

– А когда мы все сойдем на берег? – Я указал на корабельную гребную шлюпку, которая выгружала отряд наемников на близкий пляж.

Шив нахмурился.

– Кажется, насчет этого есть разногласия. Большинство магов хотят остаться на борту и позволить Хэлис с ее… э… «коллегами» сперва разведать местность.

– Но разве с помощью магии дело пойдет не быстрее и эффективнее? – удивился я.

Маг грустно покачал головой.

– Боюсь, потребуется время, чтобы мои уважаемые коллеги привыкли работать вместе с солдатами, что бы там Планир ни требовал от них.

Я поглядел вдоль борта туда, где стояла Хэлис с командиром наемников. Это был могучий человек по имени Эйрест, с бескомпромиссными взглядами и сильным далазорским акцентом. Однако явный пробел в образовании не означал нехватки ума: его узкие настороженные глаза свидетельствовали о практичной хитрости, и, судя по рассказам Ливак, он добрый десяток лет оставался главным игроком на полях бесконечных лескарских войн. Но важнее было то, что Эйрест относился к Хэлис как к равной. Вот и сейчас он наклонился к ней, чтобы обсудить их дальнейшие шаги. Мне даже показалось, что они когда-то были любовниками, но я отбросил эту мысль как не относящуюся к делу. Я посмотрел на ногу Хэлис: теперь она была куда прямее и могла выдержать некоторый вес, но все еще не доведена до полного исцеления. Однако же интересно, какая роль будет у Хэлис в этой конкретной игре?

Как только Планир получил решение Совета, он немедля принялся за организацию похода, но был изрядно обескуражен открытием, что все его самые ценные агенты, самые опытные воины, коих он удерживал у себя на службе щедрыми вознаграждениями, отсутствуют по другим поручениям. Это именно Хэлис предложила искать наемников, проводящих Летнее Солнцестояние в Карифе. Как оказалось, сражения поствесны и предлета между Парнилессом и Триоллом были кровавыми, жестокими и безрезультатными – что само по себе едва ли удивительно, – и самопровозглашенный нейтральным округ Кариф был полон недовольных остатков разбитых корпусов, ищущих найма, который предложит им больше, чем равные шансы окончить лето с монетой в руках или пеплом в урне.

Хэлис оказалась весьма полезной Верховному магу. Употребив свои многочисленные знакомства, она сколотила корпус закаленных бойцов, достаточно поднаторевших, чтобы знать, куда дует ветер, и избегать бесполезной резни, затопившей кровью центральные герцогства. Качание весов Рэпонина в очередной раз вернуло кровавый хаос в Лескар после нескольких лет относительного мира. Я вспомнил о семье Айтена. Надеюсь, золото мессира дало ей либо меру безопасности, либо возможность бежать.

Второй отряд наемников, мужчин и женщин, собирал снаряжение, затягивал ремни, поправлял пояса с мечами. Должен признаться, выглядели бойцы довольно неприглядно, и, вероятно, именно это смущало магов. Почти у всех на лице и руках были шрамы: одни – старые и белые, другие – свежие и лиловые, а иные – уродливые и сморщенные из-за отсутствия должного лечения, на которое присягнувший может по праву рассчитывать. Их одежда была в основном кожаная, черная и коричневая, с редкими оттенками цвета, а плащи – из меха и грубо выдубленных шкур вместо хорошего сукна, что предоставляет настоящий патрон. Боль приглушенного горя кольнула меня: я вдруг вспомнил, как Айтен прибыл поступать на службу к мессиру в подобном же грубом наряде.

106
{"b":"18790","o":1}