ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты помнишь такие детали? – Паррайл набросил ей на плечи свой плащ, и девушка рассеянно поблагодарила его.

– Конечно, – улыбнулась Гуиналь. – В конце концов, это было только вчера.

Почувствовав, что рядом кто-то стоит, я оглянулся и увидел Темара. Ливак шевельнулась под моей рукой, но я прижал ее к себе, чтобы молчала.

– Я должен извиниться за свое поведение, – смущенно промолвил юноша.

Я сочувствовал его борьбе между гордыней и неловкостью.

– Нет, ты не мог ничего знать. Я не держу на тебя зла.

Я говорил совершенно искренне, хоть сам себе немного удивлялся. Испытав ужас заключения внутри моей собственной головы, я просто больше не мог винить этого мальчишку.

– Мне хочется как-то вознаградить тебя. – Темар упрямо выпятил челюсть. – Ты должен оставить себе этот меч. Это единственная ценность, которая у меня есть.

Он цеплялся за свое предвзятое понимание чести, а взгляд его был потерянный.

Я категорически покачал головой.

– Нет, прости, я не могу его принять, – сказал я дрогнувшим голосом. Выходит, я все еще не так спокоен, как думал.

– Я настаиваю…

Темар пытался всучить мне ножны, но я спрятал руки за спину.

– Он никогда не был моим, – твердо заявил я на этот раз. – Я не хочу его!

Должно быть, что-то в моем тоне убедило его. Юноша покраснел и, не сказав больше ни слова, пристегнул меч к поясу. Потом огляделся в поисках Гуиналь, которая была теперь на другой стороне пещеры в обществе все того же заботливого Паррайла, и поспешил к ней.

– Твой мессир дал тебе тот меч, – заметила Ливак, провожая Темара жестким взглядом.

– Дал, и вот к чему это привело, – мрачно ответил я.

Придушенный крик эхом прокатился по огромной пещере, и мы увидели Гуиналь, обнимающую Авилу. Пожилая женщина дрожащей рукой вытирала глаза, в другой она сжимала брошь, словно это была единственная незыблемая вещь в ее мире.

К ним присоединился обеспокоенный Шив, а Паррайл, наткнувшись на грубость Темара, сиротливо ждал в сторонке. Авила с трудом встала на ноги и, оттолкнув руку мага, устремилась к женщине, лежавшей рядом с тремя детьми под шерстяным плащом. Слов на таком расстоянии не было слышно, но я почувствовал страх, заметив, как Шив указал сначала на одного ребенка, потом на другого и покачал головой, что-то яркое блестело в его пальцах. Паррайл подошел ближе и порылся в своем сундучке, но и он беспомощно развел руками над средней фигуркой и женщиной.

Я вспомнил пряжку, с помощью которой Крамизак плел свои сети вокруг Каески, и кровь застучала в моих ушах. Тогда я ничего не ведал о ее значении – откуда мне было знать! – но теперь вина опалила меня. Если б я только забрал ее! Когда теперь эта маленькая семья вновь будет радоваться солнечным лучам, а не лежать в неподвижности в этом холодном каменном склепе? Внезапные рыдания Авилы разорвали тишину. Она спрятала лицо в ладонях, а Гуиналь, тщетно пытаясь утешить женщину, тоже плакала.

– С меня хватит! – Я круто развернулся, чтобы сбежать из мрака пещеры.

– Да, пошли отсюда, – немедля согласилась Ливак. – Надо сообщить на корабль, что происходит, и организовать питание к тому времени, когда они начнут будить людей.

– Я не подумал об этом.

– Хэлис подумала, – усмехнулась Ливак, страх и напряжение ушли наконец из ее глаз, и они стали мягкими, как молодая листва под солнцем.

Я бодро последовал за ней наверх, к свежему воздуху и живительным лучам. Я выполнил свой долг перед патроном, магами и затерянными колонистами Кель Ар'Айена. Пусть теперь другие отвечают на вопросы, принимают решения и справляются с проблемами, по крайней мере какое-то время. Мы с Ливак поручили наемникам, которые оставались на корабле, набрать дров, настрелять дичи в окрестном лесу и приготовить еду для тех, кто выйдет из пещеры. А сами нашли укромную полянку, где я доказал Ливак, что теперь я весь к ее услугам и выполню любое ее желание.

Утром я почувствовал себя здорово отдохнувшим, чего не случалось ни разу за все последние сезоны. Ливак осталась в нашем гнездышке из одеял, а я спустился к реке, чтобы смыть остатки сна, и обнаружил Шива, склоненного над чашкой воды.

– Поймал пиявку? – спросил я с усмешкой.

– Доброе утро, Раш. – Маг поднял голову. – И как ты себя чувствуешь в собственной шкуре?

Он поморщился от собственных слов, а я засмеялся:

– Самим собой. Приятно не иметь жильцов в своей черепушке. А ты что делаешь?

– Пытаюсь увидеть поселение, но Калион воздвиг такой сильный барьер, что я не могу удержать фокус. Ну ладно, я уверен, они бы нас быстро вызвали, случись там беда.

Я согласился с ним.

– Много народу вы оживили?

– Около пяти сотен, и тебе об этом было бы известно, если б ты не ухитрился основательно потеряться прошлым вечером, – ответил Шив с вымученной улыбкой. – Это, скажу тебе, была не праздничная ярмарка. Представь, каково это – объяснять каждому, что случилось!

Корабль, стоявший на якорях, боролся с течением.

– Вам придется сделать несколько рейсов, и все равно будете набивать их, как селедок в бочку, – заметил я.

– Большинство останутся здесь – пока они слишком растерянны, чтобы что-то делать. – Шив выплеснул воду из чашки в реку. – И часть наемников остается защищать пещеру, если будет нужно, поскольку мы заберем с собой кое-кого из адептов и вместе с Планиром станем решать, что делать дальше.

– Шиввалан!

Мы оглянулись – к нам мчалась Гуиналь.

– Что случилось?

– Ты что сейчас делал, только что? – Девушка раскраснелась от быстрого бега, вид у нее был испуганный.

Маг посмотрел на чашку.

– Это называется гаданием. Похоже на ваше дальновидение, но я думаю, мы дотягиваемся несколько дальше…

– Вы также открываете свои умы для любой атаки адепта! – Гуиналь покачала головой. – Я плела свое собственное заклинание, хотела убедиться, что нигде поблизости нет захватчиков, и сразу нашла тебя, беззащитного как новорожденный младенец.

Шив скорчил гримасу.

– Значит, так они и добрались до Вилтреда.

– Кого? Не важно. – Гуиналь не скрывала раздражения. – Понимаешь, я чувствую сильное влияние Высшего Искусства вдоль побережья. Я пока не могу определить его цель, но, судя по тому, что рассказал мне ночью Паррайл, это должны быть захватчики.

– Надо как можно скорее вернуться к поселению. – Я встал, моя передышка подошла к концу. – Убедитесь, что здесь останется достаточно людей для защиты пещеры, но если Планир в беде, то нам понадобятся все отряды и вся магия, какая у нас есть.

Шив кивнул.

– Мы с Заром говорили об этом вчера вечером – думали, как эльетиммы смогут добраться сюда, если вдруг пронюхают, что мы сделали. Та, другая река – единственный короткий путь к этому хребту, поэтому мы встали с утра пораньше и перегородили ее значительно ниже по течению.

– Как вы это сделали? – удивилась Гуиналь.

– Зар двигал камни, я – воду, – ухмыльнулся Шив. – Видишь ли…

– Расскажешь ей, когда будем на корабле. – Я остановился в растерянности, ибо понял, что у меня на бедре нет меча. – Нам нужно действовать… и мне нужен новый меч.

– Возьми мой запасной. – Тави протянул мне практичный меч, на мой вкус, немного тяжеловатый, к тому же испорченный парой глубоких зарубок. – Хотя куда ему до того имперского клинка, – добавил он с сомнением.

– Поверь мне, это ерунда, – заверил я наемника.

Этот меч стоил, вероятно, горсть медяков, и я принял его с удовольствием. Теперь, когда течение работало на Шива, наш спуск по реке был необычайно быстрым – у воскресших колонистов аж дух захватывало. Я заметил, что Гуиналь всю поездку говорила с Узарой – наверняка они обменивались магическими теориями; Паррайл предупредительно болтался у ее локтя, а Темар наблюдал за ними с изрядной долей раздражения. Влекомый непонятной симпатией, я направился к борту, у которого он стоял.

– Если она тебя не хочет, парень, все это не имеет значения, как бы сильно ты ни хотел ее.

122
{"b":"18790","o":1}