ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Значит, Шив сдержал слово.

Я порадовался за Хэлис – хоть кому-то будет польза от всего этого дела, – но в глубине души из чисто эгоистических соображений возликовал, что Ливак освободится от обузы.

– У него не было другого выбора, – засмеялась она, чем-то очень довольная.

– Как это? – Заинтригованный, я прервал работу и посмотрел на нее.

– Видишь ли, был один архив, который Планир безумно хотел заполучить, – весело сказала Ливак.

– Из усыпальницы Аримелин?

– Точно. А лорд Финвар, седой старикан, владелец архива, ни за что не хотел его отдавать. Он вбил в свою пустую башку, что маги с их естественными науками – всего в одном шаге от рационализма, и не собирался передавать священные тексты этим нечестивцам, дабы не навлечь на себя гнев оскорбленной богини. – У Ливак озорно заблестели глаза.

– И что заставило его передумать? – Теперь я и сам улыбался.

– Ты не поверишь, но в его доме начали происходить чудеса. – Ливак в притворном недоумении покачала головой. – Старик просыпался и обнаруживал, что, пока он спал, вещи в его спальне передвинулись. Каждый день он находил древний комплект рун, разложенный на конторке в его кабинете, с тайным, по его убеждению, посланием. Все слуги были допрошены, и, конечно, первыми, на кого пало подозрение, были Шив и Вилтред, но капитан Стражи не спускал с них глаз, поэтому они не могли быть виновны.

– Ну конечно! – торжественно вскрикнул я. – Так что, в конце концов, убедило его?

– Однажды он проснулся и увидел свои руны рождения, разложенные посреди пола. А спал он в верхней спальне с одним-единственным, к тому же неприступным окном.

– Неприступным? – не сдержал я смешок.

– Ага. – Ливак задрала рукав, чтобы осмотреть длинную царапину, уже заживающую. – Неприступным да еще страшно узким.

Мы оба расхохотались, но тотчас неловко умолкли; гнетущую тишину нарушали только стук глиняной посуды да звуки передвигаемой мебели над нашими головами.

– Знаешь, я думала, что потеряла тебя, – внезапно произнесла Ливак, невидящим взглядом уставясь в темноту за окном; под ее летними веснушками выступил легкий румянец.

– Ну, это не так-то просто сделать, – как можно беспечнее ответил я. – Но я рад, что нашел тебя здесь. Мне ж не хотелось снова проделывать весь этот путь до Релшаза, чтобы тебя искать.

Наши глаза встретились. Спустя долгую минуту Ливак отвернулась – поставила тарелку на стол.

– Я тут подумала… если твое предложение еще в силе, я могла бы съездить с тобой ненадолго в Зьютесселу. Что бы там солуране ни делали с ногой Хэлис, им потребуется уйма времени, по крайней мере до постосени. Так они, во всяком случае, говорят.

– Мне бы этого хотелось, – сказал я, не помня себя от радости, но тщательно скрывая свое чувство.

– Я ничего не обещаю и не буду пока отращивать волосы, – торопливо продолжала Ливак, – но мы могли бы посмотреть, как пойдут дела, хотя, конечно, ты все еще присягнувший…

– Пока, – перебил я ее, сам удивляясь резкости в своем голосе. – Я думаю об этом. Возможно, пора забрать мою клятву и самому распоряжаться своей жизнью.

Наконец-то я это сказал, облек в слова то смутное желание, которое медленно и неумолимо росло внутри меня. Ливак разинула рот.

– А что ты будешь делать?

– Отправлюсь в Ванам, погляжу, на что он похож. – Я никогда не бывал в родном городе Ливак.

– Но как ты будешь зарабатывать на жизнь? Только не говори, что хочешь сделаться наемником в Лескаре! – засмеялась она, но в глазах ее я увидел нешуточное беспокойство.

– Деньги – это чепуха, – ухмыльнулся я и пошел за своим мешком.

Когда я высыпал на стол щедрый дар Ляо Шек, глаза ее стали такими же круглыми и блестящими, как изумруды на браслете, который Ливак первым взяла в руки.

– Какие такие услуги ты оказывал, чтобы заслужить подобную плату? – хихикнула она.

Я подмигнул.

– Покажу в постели.

Ливак захохотала и удивленно провела рукой по некоторым изделиям, видимо, сочтя их самыми красивыми. Затем подняла голову и живо посмотрела на меня.

– С тем, что тут имеется, мы могли бы завтра же сесть на корабль и исчезнуть. Я знаю людей, которые дадут за это хорошую цену, и думаю, мы могли бы рискнуть. У меня есть друзья, они спрячут нас так, что магам нас не найти. Тебе не нужно делать ничего, что бы там Планир ни просил. Ты мог бы просто уйти от всего этого.

– Знаю, я и сам об этом думал. Но тогда бы это все не кончилось, верно? Всегда оставались бы вопросы и сомнения. Нет, я хочу уйти на собственных условиях, дабы не быть никому должным.

А это значит, что надо позволить Верховному магу и его ученым сотворить их ритуал над моими снами о Темаре Д'Алсеннене. Мысль об эфирной магии, свободно гуляющей в моей голове и разрушающей все мои защиты, леденила кровь, но если такова цена за избавление от этих отголосков прошлого, мне придется ее заплатить. Я посмотрел на богатство, рассыпанное по столу, и насмешливо покачал головой.

Затем поднял глаза и поймал проницательный взгляд Ливак.

– Ты против? – спросил я. – Мне нужно покончить с этим раз и навсегда.

Она кивнула.

– Я знала, что ты это скажешь. По-другому и быть не могло, такой уж ты человек.

Я привлек ее к себе.

– У Верховного мага есть план. Он хочет погрузить меня в дрему и с помощью какого-то ритуала добраться непосредственно до тех проклятых снов. – Я невольно вздрогнул. – Когда это будет сделано, мы сможем уехать.

Ливак сжала руки на моей груди.

– Я останусь. Я буду там с тобой, если кто-то захочет корежить твой ум. К тому же, – молвила она повеселевшим голосом, – здесь, в Хадрумале, есть чем поживиться. Тут обретаются маги, которые могут говорить друг с другом за тысячу лиг, но ничего не смыслят в рунах. Дай мне полсезона, и я обгоню тебя с твоим кладом.

– Тогда Планир уж точно захочет от нас избавиться.

Вверх по реке, к югу от поселения Кель Ар'Айен, 12-е поствесны, Третий год колонии

– Вот так-то! Нет никакой надежды на прорыв, он будет просто самоубийством. – Тон Ден Феллэмиона был так же холоден и бесстрастен, как зимнее заснеженное поле. – Все корабли потоплены?

– Да, все порублены на куски, – содрогнувшись, ответила Авила. Она потерла виски трясущимися пальцами и зажмурила глаза, чтобы прийти в себя от дальновидения. – Захватчики полностью перекрыли устье.

Темар больше не мог это вынести. Оттолкнув табурет, он начал расхаживать по узкой нише во влажной стене пещеры.

– Почему они ждут? Почему не покончат с нами? Мы же пойманы, как кролики в норе, и просто ждем хорьков.

Стены пещеры давили на него, и юноша до боли стиснул руки. Мизаен свидетель, он ненавидит подземелья.

– А куда им спешить? – Мессир Ден Феллэмион потер костлявой рукой свое бескровное лицо. – Они вполне могут дать отдохнуть своим людям, накормить их. Мы ведь никуда не уйдем, не так ли? – сухо добавил он, почти признавая свое поражение.

– Возможно, мы могли бы уйти. Я знаю, это наша единственная руна, но мы должны дальше исследовать эти пещеры, – убеждал Темар, подавляя свой собственный страх при мысли о более глубоком спуске под землю. – И начать нужно немедленно, расширить часть трещин и посмотреть, куда они ведут. Мы знаем, что по крайней мере одна река бежит здесь, под скалой. Если вода проделала эти пещеры, то, возможно, есть сквозной проход под хребтом, и мы выйдем с другой стороны, где мерзавцы нас не увидят. Оттуда мы могли бы в темпе двинуться к новому порту, где пастухи строились в эти последние сезоны. Они не видели никакого признака захватчиков, ведь так, Авила? Ты же сама это сказала.

Темар в досаде закусил губу и снова сел, видя, что его никто не слушает. Внимание Ден Феллэмиона было приковано к направлявшемуся к ним Вахилу, который безнадежно сжимал в руке пачку мятых пергаментов.

– Наши припасы крайне ограниченны, мессир, даже при самом скудном пайке их хватит на горсть дней, не больше. У нас есть хлеб для нескольких трапез, сыр и тому подобное – то, что люди ухитрились схватить, когда убегали, но многие пришли с пустыми руками. Удалось унести несколько мешков муки с кораблей и небольшой запас овощей, но никакого мяса или вина, о коих стоило бы говорить, и очень мало посуды, готовить почти не на чем. Кроме того, слишком опасно посылать людей наружу за топливом или дичью. – Обычно громкий голос Вахила был таким же бесцветным, как его лицо. – Они напали на рассвете, поэтому немногие могли взять с собой что-то еще, кроме самих себя и своей семьи, если вообще могли бежать. Большинство все еще в ночных рубашках или в одном белье. У нас есть одеяла, но их совершенно недостаточно, особенно для раненых. Есть еще двенадцать детей, не нашедших своих родителей, – мрачно докладывал Вахил, и теперь его голос был сиплым от горя. – Думаю, их можно считать погибшими. Я имею в виду родителей.

95
{"b":"18790","o":1}