ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Путь привел нас к краю битвы. Горцев упорно теснили, раскалывали на отдельные кучки и окружали со всех сторон. Жители низин явились взять реванш, и судя по их числу, основательно подошли к делу. Шум сражения оглушал нас, глаза опалял яркий свет – оставленные без присмотра костры срывали защиту теней.

– Назад, – велел Сорград.

Мы очутились в тупике между грудами камней и трубой, источавшей запах несвежей воды.

– Засранцы, – прошипел Грен.

– У нас гости, – выпалила я.

Горсть силуэтов возникла на фоне пожарища. Один уже заметил нас и радостным криком подзывал товарищей. Судя по акценту, он был из Гринта. Остальные четверо загородили проходы, через которые мы могли бы сбежать. Эти пришли не за местью, а за трофеями – со всех сторон у них выпирали награбленные кошельки, сумки да пояса. Один увидел Аритейн – ее голые ноги соблазнительно высовывались из-под одеяла – и, облизав губы, осклабился в щербатой похотливой улыбке.

Грен бесцеремонно сбросил колдунью.

– Что, меда захотелось? Сперва обойди мое жало, харя поганая.

Услышав из уст горца дерзкую брань канав Кола, мародеры на минуту застыли, и мы с Сорградом встали по бокам Грена. Все наши противники имели мечи, но держали их жесткой хваткой самоучек, а не расслабленной готовностью опытных воинов.

Грен шагнул вперед. Средний мародер поднял клинок, но при этом нечаянно выдвинул голову. Горец тут же всадил кайло ему под подбородок. Мародер упал, как зарезанный бык, кровь и слюна брызнули во все стороны.

Пока Грен выдергивал кайло, следующий житель низин успел опомниться и бросился на него. Он даже не взглянул на меня, облаченную в грязные юбки, пока мое железо не огрело его по руке. Даже в этом шуме было слышно, как хрустнула кость. Мародер в ужасе разинул рот, а я ударила его кайлом под ухо, и он отправился прямиком в Тени. Толкнув труп к его приятелю, я отскочила в сторону, уступая место Грену: острым мечом он полоснул негодяя по бедру. Зажимая кровавую рану, мародер с воем заковылял к многочисленной банде головорезов.

– Оставь его! – Сорград вытер захваченный меч об обезглавленное тело.

Грен остановился с мятежным видом.

– Хочешь драться со всей кодлой? – Сорград вытащил кайло из головы еще одного трупа.

– Сюда.

Я направилась вдоль трубы вверх по склону. Вымощенный плитами край был скользким, вода маслянисто и зловеще поблескивала. Стена утеса казалась на вид сплошной, но эта труба должна же откуда-то выходить. Следуя за потоком, я добралась до отверстия, едва различимого в чернильных тенях. Грен и Сорград шагали за мной по пятам, а наши преследователи возмущенно вопили над трупами, которые мы оставили позади.

Войдя в шахту, я всем телом прижалась к стене, пытаясь замедлить дыхание. Мимо протиснулся Сорград, за ним – Грен; сорочка Аритейн задела мою руку. Держась за стену, чтобы не грохнуться в темноте, я медленно зашаркала вслед за братьями, пока крики сзади не заставили нас остановиться.

Я повернулась и посмотрела на бледный квадрат освещенного звездами неба. По крайней мере здесь, внизу, они пойдут на нас по одному или по двое, а не всем скопом. Держа наготове меч, Сорград перебрался ко мне. Но проклятия и насмешки вскоре стихли, слышался только далекий шум битвы.

– Ну что, рискнем выйти или будем сидеть в этой норе, пока они все не поубивают друг друга? – Мой голос прозвучал глухо в неподвижном воздухе.

– Сначала посмотрим, куда она идет. – Зашелестела ткань – Грен перекладывал Аритейн. – Говорят, в этих пластах можно пройти сквозь горы и попасть в соседнюю долину.

– Так говорят о всех долах. – Сорград задумчиво пощелкал языком. – Но фесс Тейва изрядно перерыл свою долину с тех пор, как ее создал Мизаен. Можно попробовать обойти бой по туннелям.

– Думаешь, получится? – спросила я. – А мы не наткнемся там на каких-нибудь рудокопов?

– Нет, разве что на крыс. То-то они удивятся.

Сорград пошел первым. Грен перебросил Аритейн через плечо, как мешок пшеницы, а следом за ним, стараясь не отставать, пошла и я, с опаской скользя по неровному каменному полу. Нечаянно угодив в лужу, я выругалась: холодная вода обрызгала голые ноги.

По-прежнему сжимая в одной руке кайло, другой я нащупывала острые грани стены. Камень был скользким от влаги и местами слизистым, о чем не хотелось думать. Я оглянулась. Квадратик ночного неба становился все меньше и меньше. То, что снаружи было темнотой, теперь с каждым шагом, удаляющим нас от входа, выглядело бледнее и ярче. Неподвижный холодный воздух пах землей и металлом и слегка пованивал мочой. Слабые отзвуки боя могли бы исходить из Иного мира, такими далекими они казались.

Мы повернули за угол, и тьма стала кромешной. Мы словно угодили в черный кокон, до того непроницаемый, что не имело значения, открыты глаза или закрыты. Моя Лесная кровь была здесь бесполезна. Я глотнула, чтобы намочить слюной внезапно пересохшее горло, и стала шарить в сумке на поясе, пытаясь достать трут, кремень и огниво.

– Сорград, ты не подержишь лампу?

Рука горца коснулась моей, и я сжала его пальцы вокруг металлического цилиндра.

– Подожди, пока я открою заслонку.

Я услышала скрежет и высекла искру. Темнота отпрянула от ярко вспыхнувшей свечи, но тут же бросилась обратно. Непроглядная чернота оказалась туннелем, который слегка сужался к потолку и постепенно изгибался в направлении долины. Стены были серо-коричневые, с редкими вкраплениями более яркого цвета и слегка искрящиеся, может, от влаги, а может, от каких-то кристаллов или металла в скале. Веселое пламя выбрасывало зайчики света через пробитые в стенках лампы отверстия и поднимало настроение. Мы были далеко от боя, наконец обрели вожделенную добычу, и когда мы найдем выход из этого лабиринта, то еше до восхода солнца окажемся на пути к цивилизованному миру, да будет на то воля Халкарион.

Рекин Тейва, 18-е постлета

Джирран заколотил по воротам рукоятью меча, окровавленного до эфеса и выше.

– Откройте, вы слышите меня, откройте!

Несмотря на распирающую грудь ярость, его рев мало кого затронул среди общего гомона. Задыхаясь от бешенства, страха и предательских паров алкоголя, горец закашлялся, и его вырвало. Спирт опалил горло, на лбу выступил пот, по телу побежала холодная дрожь. Джирран бессознательно схватился за стену, иначе он бы не устоял на ногах.

Рвота прошла, но лучше не стало. Земля качалась под ногами, голова звенела, как наковальня. Под ложечкой сосало, но вовсе не потому, что золотое виски с награбленными хлебом и мясом изверглись наружу.

Где Эрескен? Где обещанные чужеземцем великие заклинания и тайная мудрость? Джирран застонал от досады. Сейчас не время для колебаний: его людей уже прижимают к стенам фесса. Но почему Эрескен не предупредил их об этом, зашевелился в груди червяк сомнения, когда толпа горцев наваливалась все сильнее, пробиваясь к воротам, слепым и глухим к их мольбам. Крики наступающих жителей низин стали еще более грозными.

– Аритейн! – исступленно проревел Джирран. Какой-то отзвук его отчаяния, какое-то родство крови, несомненно, должно разбудить ее чутье Шелтий. Он встал, отдуваясь, во рту было сухо и мерзко, но Джирран не почувствовал мягкого прикосновения ее разума к своему. Два горца оттолкнули его в сторону, поднимая окровавленные молоты, более привычные к честному труду, нежели к войне. Они разом ударили по воротам тремя звучными ударами. Пауза для вздоха, и снова три удара – окошко в арке над воротами открылось.

– Милостью Мэвелин, впустите нас! – закричал кто-то. С минуту продолжался лихорадочный спор, голоса повышались в возражениях и страхе.

– Приготовьтесь бежать. Другого случая у нас не будет.

Расталкивая своих бойцов, Джирран пробился в первый ряд. Он уперся плечом в ворота, не обращая внимания на доспехи, впивающиеся в кожу. Массивные ворота заскрипели, но не открылись.

– Отступите на шаг, – раздраженно закричали изнутри. – Вы так навалились, что мы не можем поднять засов.

110
{"b":"18791","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темные отражения. Немеркнущий
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса
Английский пациент
Четырнадцатый апостол (сборник)
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Всё та же я
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Могила для бандеровца
Сыщик моей мечты