ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
Лохматый Коготь
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
30 шикарных дней: план по созданию жизни твоей мечты
Дневник «Эпик Фейл». Куда это годится?!
По желанию дамы
A
A

Наклонившись вперед, Джирран понизил голос.

– Если они обладают истинной магией, Шелтий сумеют связаться с ними.

Кейсил вздрогнул, словно его ударили в ногу.

– Ты это серьезно?

– А почему нет? – дерзко вопросил Джирран. – Тебе не кажется, что Шелтиям следует рассказать?

– Если эта песня разойдется повсюду, они и без меня о ней услышат. – Кейсил в ужасе покачал головой. – Мне не нужны неприятности.

– А мне нужна та сила, если аниатиммы обладают истинной магией и готовы поделиться ею, – решительно заявил Джирран. – Пусть Шелтий цепляются за свою мудрость, пусть их прогоняют все дальше и дальше с каждым годом. Я хочу ходить по землям Эйриз, не попадая ногой в капкан какого-то вора. Я хочу продавать металлы, которые потом своим добываю из земли, за справедливую цену, и чтобы ее не сбивал какой-то житель низин, чьи рудники существуют на крови рабов, оскверняющих землю своим страданием. Я хочу в безопасности ходить от дола к долу, требуя кров, когда нужно, и не находить двери запертыми от грабителей из низин, которые столь часто попирают дорожное перемирие, что оно уже ничего не стоит.

– Но ты же не знаешь наверняка, что у этих людей есть истинная магия, даже если они существуют, – запротестовал Кейсил, но его словам не хватало прежней силы.

– А ты не хочешь узнать? – с вызовом спросил Джирран.

– Возможно, хочу. Ты уже заразил меня своими фантазиями, – вздохнул Кейсил. – Но какой ценой? Чтобы меня избегали Шелтий?

– Думаю, я знаю, кому мы можем доверять, – медленно проговорил Джирран. – Моей сестре.

– У тебя нет сестры. – Кейсил сурово глянул на него. – Она теперь Шелтия. Ее кровь – их, и ты не имеешь на нее прав.

Джирран задумчиво погладил бороду.

– Полагаю, я мог бы убедить Эритейн скрыть это.

– Тебе придется сильно постараться, не то окажешься по горло в беде, – с сомнением молвил Кейсил. – Что она, по-твоему, скажет?

– Понятия не имею, – признался Джирран. – Я прощупаю ее, посмотрю, захочет ли она меня выслушать.

– Не вмешивай нас, – потребовал Кейсил. – Если тебя станут избегать, мы хоть сможем позаботиться об Эйриз.

– Ради Эйриз я и хочу это сделать. – Глаза у Джиррана запылали. – Я хочу дать ей все, что только может вообразить ее головка, я хочу дать ее дочерям такое положение, чтобы потребовать обратно все права на земле и под землей, которые отошли к другим их крови. Я хочу передать сыновьям такое наследство, чтобы они ловили взгляд каждой матери, чтобы связать нашу кровь, вашу и мою, с каждым долом к западу от Ущелья, чтобы нам никогда больше не пришлось иметь дело с жителями низин, если мы того не захотим.

Его голос стал расчетливым.

– И, конечно, вы с Тейро первыми извлечете выгоду. Ваш отец умер слишком рано и не оставил вам достойного наследства, поэтому никто не будет возражать, если Эйриз решит обеспечить вас. Ты мог бы уверенно держаться на Солнцестоянии, а не как в прошлый раз. Я слышал, ты утверждаешь, что не ищешь пока невесту, но сам все надеешься, что какая-то девушка с приличным участком земли поддастся твоим чарам и настоит на свадьбе.

– Тебе это удалось, – с сарказмом заметил Кейсил. Танец закончился торжественным аккордом.

– Разве Тейро не достоин хорошей партии? – Джирран пропустил издевку мимо ушей, глядя, как Эйриз отвечает на поклон своего кавалера.

– Если хочешь продолжать это дело, я не стану тебя удерживать, – решил Кейсил. – Я никому не скажу, и ты не должен никому говорить, особенно Эйриз. Если из этого что-нибудь выйдет, хорошее или плохое, потом хватит времени для объяснений.

– Согласен. – Джирран протянул руку, и Кейсил коротко ее пожал. – Как только вернемся домой, я пошлю весточку моей бывшей сестре.

– Она не придет, – предсказал Кейсил.

– Посмотрим.

К ним подошла Эйриз.

– Любовь моя, ты блистаешь как лебедь среди этих голубиц. – Джирран встал, чтобы поцеловать ее в щеку.

Эйриз, хихикая, сделала реверанс.

– Теперь ты потанцуешь со мной?

– Конечно, моя дорогая. – Джирран предложил ей руку. – Пора напомнить этим жителям низин, что ты моя жена, покуда они все не потеряли головы от твоей красоты.

Кейсил со слегка насмешливой улыбкой смотрел, как они присоединяются к кругу. На минуту его лицо помрачнело, но затем горец энергично потер ладони и встал. Он пересек зал и низко поклонился одной из вызывающе одетых девиц, с нахальным восхищением разглядывая ее прелести.

– Могу я пригласить вас на этот танец?

Брюнетка немного смутилась, но, видя зависть подруг, скромно обряженных в шали и нижние юбки, не смогла отказать.

– Конечно, сударь, – смело ответила она.

Музыканты заиграли веселую мелодию, и Кейсил закружил девушку в танце, его широкая ладонь уверенно лежала на ее узкой талии.

Ирдигский мост, Великий Западный Тракт, 13-е поствесны

– Вам нужна помощь?

Человек с ножами шагнул вперед. Медь в его волосах поблекла до русого цвета, и, принимая во внимание его обветренную кожу, я решила, что он одного возраста с Райшедом, может, на горсть лет старше меня.

Фру ответил ему на Лесном языке. Остальные путешественники замерли с выражением надежды и опасения на лицах.

Человек с ножами кратко обратился к своим спутниками. Двое из них снова исчезли под деревьями, а двое других пошли расценивать состояние реки.

– Каков план, Фру? – Я вежливо улыбнулась человеку с ножами, который ободряюще мне подмигнул.

– Они помогут людям перейти реку. – Менестрель стоял, безуспешно счищая грязь, присохшую к штанам.

– А как мы поступим с Зенелой? – поинтересовалась я. – Повезем ее в замок Пастамар или обратно в Медешейл?

Фру кивнул на деревья. Лесная женщина примерно моих лет с сумкой из оленьей кожи через плечо приближалась к нам в сопровождении одного из лучников. Она подошла к мужчине со сломанными ногами и, встав на колени, бережно открыла его раны. Даже при виде месива из разодранной плоти женщина сохраняла невозмутимость. Она достала из сумки закупоренный и запечатанный воском глиняный горшочек. Сломав ногтем печать, начала размазывать что-то на куске чистого полотна, кивком отвечая на вопросы раненого.

– Ну, что будем делать?

Сорград подложил дров на угли нашего костра и поставил чайник на таганок, пока Грен рылся в чьем-то брошенном ранце, откапывая завернутую в муслин ветчину. Он отрезал мне толстый кусок, и я жадно набросилась на еду, несмотря на затхлый привкус речной воды. Сорград извлек из глубин чемодана свою личную чайную коробку и проверил, все ли баночки остались плотно запечатанными от воздуха и сырости.

– Может, стоит предложить свою помощь? Заодно узнаем, что происходит.

– Давай посмотрим, как повернутся руны.

Я наблюдала, как наши попутчики разглядывают незнакомцев. Двое коробейников неприветливо хмурились, но возчики и семьи лишь обрадовались гостям. Одна матрона с характером таким же сильным, как ее руки, вскоре заставила одного из Лесных парней отложить лук и принести ей дров. Женщина с травами пошла к ней, дабы поговорить, и матрона отправила девушку класть припарки на раны пострадавшего. Вскоре подтянулись и другие путешественники, чтобы немедленно включиться в организацию переправы через реку и помощи раненым.

Вода в чайнике еще не успела закипеть, как откуда ни возьмись появились Лесные жители, да еще в таком количестве, что я невольно спросила себя, как близко они находились. По крайней мере я решила, что это – Лесной Народ, хотя они не отличались поразительным сходством, говорящим об общей крови, как, например, Грен и Сорград. Все это были взрослые мужчины и женщины, никаких детей или стариков, и действовали они дружно, как давние знакомые. Одна женщина с впечатляющей коллекцией серег, колец и цепей из золота и серебра размотала тонкую веревку со своей талии.

– Она не настолько прочна, чтобы выдержать что-нибудь, – с сомнением заметил Грен, опытным глазом оценивая веревку.

– Посмотри вон туда, – кивнул Сорград, заливая травы в узелке муслина крутым кипятком.

36
{"b":"18791","o":1}