ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шив сардонически выгнул бровь, но лицо Верховного мага было бесстрастным, и молодой человек ушел. Шумно спускаясь по лестнице, он остановился на минуту, услышав, как сзади щелкнул замок. Выйдя из темноты лестничного колодца, Шив заморгал в ярком свете двора.

– Добрый день, – крикнул ему ученик, шагая по стертым плитам от арки ворот к одной из многочисленных дверей, расположенных по бокам квадратного двора.

Шив кивнул, небрежно садясь на бортик маленького веселого фонтана. Он огляделся, словно ждал кого-то, проверил положение солнца и взглянул на колокольню, что возвышалась над четырьмя дворами, которые образовывали этот Зал Магии. Мимо прошла служанка с охапкой белья для прачечной.

Шив подставил руку под сияющие брызги, внимательно изучая бассейн. Мерцающий образ лег на поверхность воды. Планир обнимал Лариссу, их губы слились в страстном поцелуе. Пальцы Верховного мага ловко расстегивали пуговицы на спине девушки. Ларисса отпустила его на минуту, чтобы столкнуть платье с бедер. Планир привлек ее к себе за талию, другой рукой расплетая ворот ее сорочки. Шив видел голубые цветочки, вышитые на хлопке столь тонком, что сквозь него просвечивали розовые соски. Верховный маг отодвинулся, чтобы скинуть свою рубаху, и некоторое сожаление смешалось с досадой на лице Шива, когда он вглядывался в воду. Ларисса подняла подол сорочки, открывая кружевные подвязки, а Планир расстегнул свой пояс.

– Халкарионовы титьки, о чем он думает? – Сердитым взмахом руки Шив вдребезги разбил картинку, мириады сверкающих осколков растворились под струйками фонтана. – Другие дела, о уважаемый Верховный маг? Да, все мы слышали, что это могут быть за дела.

И он сердито зашагал через арку на оживленный большак Хадрумала.

Дол Атил, 3-е предлета

– Кейсил!

Развеянный ветром оклик Джиррана остался не услышанным. Пробираясь сквозь пучки грубой травы, горец миновал тропинку, проложенную меж тощих кустов, что прижимались к земле среди камней, и вошел в узкое ущелье, вырезанное в широком изгибе склона долины. Ветер туда не проникал, но лязг металла по камню звучно разносился в ограниченном пространстве. Джирран остановился и стал наблюдать. Высоко подняв кирку над головой, Тейриол с резким криком вонзил ее в каменистую почву и вырвал обратно. Он стоял в яме глубиной по пояс под выступом совершенно серой скалы, находившейся в самой верхней части ущелья. Второй горец сгреб вырытый камень с зелено-голубыми прожилками в ручей, пущенный по каналу с одной стороны. Третий разровнял его и помешал, всматриваясь в воду, замутненную песком и почвой. По его кивку еще один мужчина сгрузил камень в длинный деревянный желоб, где Кейсил, мокрый по локти, сортировал каменные обломки, второй раз вымытые в воде, которая спускалась вниз по ряду деревянных труб. Все были грязные, потные, с мрачными сосредоточенными лицами.

– Кейсил! – Джирран перебрался через вал из камня и грязи, отмечавший ежегодное продвижение работ в этом маленьком разрезе.

– Что тебе? – недовольно буркнул Кейсил.

Он бросил горсть оловянного камня в мешок и постучал кулаком по пояснице. Затем повернулся с полной лопатой к куче отвала за своей спиной, забрызгав при этом начищенные сапоги Джиррана.

– Я принес выпечку от жены.

Джирран открыл крышку корзины и развернул слои ткани – толстую шерсть сверху и белоснежное полотно внутри.

– Обед! – возгласил Кейсил, приставив руки ко рту. – Закрывай воду!

Ответный взмах руки из-за бугра сопровождался грохотом затвора. Ручей сократился до струйки, в которой Тейриол едва мог смочить свои облепленные грязью сапоги.

– Это Тейлин должна приносить еду. Ты обязан работать здесь! – прорычал Кейсил.

– Это ваша мать заключила сделку со своей родней, – огрызнулся Джирран и с улыбкой поманил спешащих рудокопов.

– Если б мы не потеряли столько времени на твои идиотские планы, ей бы не пришлось это делать. – Кейсил зло впился зубами в пирог.

Джирран критически оглядел изрытый склон.

– Этот разрез почти выработан. Вы с Тейро вдвоем разделались бы с ним ко второй половине лета. Глупая старуха отдала половину из ничтожной добычи.

– Она хотела, чтобы мы закончили эту выработку, прежде чем начнем глубокую шахту, – прошипел Кейсил. – Шахту, оплаченную богатствами, которые ты собирался привезти из Селеримы.

– Старая хлопотунья не имела права заключать сделку на работы. – Джирран был поглощен своей обидой. – Это должна решать Эйриз.

– Эйриз здесь не было, не так ли? – Набитый рот не приглушил сарказма Кейсила. – Ты сам настоял на том, чтобы тащить ее в Селериму, а в результате она даже животом не может похвастаться.

– Все хорошо? – Тейриол первым добрался до них, неуверенно переводя взгляд с довольного Джиррана на хмурого брата.

– Женщины пекут. – Джирран передал корзину в жадные грязные руки. – Жена сказала, вы заслуживаете лучшего, чем вощеный сыр и черствый хлеб. Ко, Фич, Кейлиан, рад вас видеть.

– Здорово, Джирран. – Худой как щепка мужчина, мокрый до середины бедер, приветливо кивнул. – Ты отлично выглядишь для человека, потерявшего полсезона и одураченного жителями низин.

Джирран метнул суровый взгляд на Тейриола, но тот вызывающе пожал плечами.

– Кейлиан спросил. Я не собирался ему врать.

Джирран выдавил улыбку.

– Мы все же получили прибыль, хотя, признаюсь, она была не так значительна, как мне сулили.

Презрительный смех Кейсила потерялся в мучительном кашле – крошка застряла у него в горле.

– Но ты ведь пытался, верно? – Напарник Тейриола, наполнявший сортировочный желоб Кейсила, неуверенно глянул вокруг. – Ты же не виноват, что жители низин оказались нечестными псами?

Джирран передал ему пирожное с золотистой глазурью.

– Я думал, что смогу заключить честную сделку, Фич, но в результате нас почти ограбили, и это чистая правда.

– Все они воры, эти жители низин, – проворчал горец, который обслуживал затвор шлюза на верхнем уровне. – Нет, нам надо держаться своих.

– Мы-то не хотим иметь с ними никаких дел, зато они полны решимости иметь дело с нами, – покачал головой Джирран. – Вы слышали о доле Тейва?

Все угрюмо кивнули.

Напарник Тейриола взял второе пирожное.

– Плодятся как крысы в навозной куче, верно?

– У меня есть кузен, его родня живет на другой стороне Ущелья, – вступил в разговор Кейлиан. – Он рассказывал, что, когда им пришлось сражаться за рудники, они проиграли, еще не взмахнув мечом. Каждый житель низин, кого они отправляли обратно к мамаше истекающим кровью, присылал на подмогу еще десяток, и все за каких-то полтора дня. Не смотри на меня так, Элзер, это правда. Почему, как ты думаешь, Керниал и его сыновья пришли на запад, чтобы пасти коз в течение лета, выпрашивая работу в первом попавшемся фессе?

– Это не работа для мужчины в расцвете сил, – с отвращением проворчал Элзер. – Керниал – лодочник, почти такой же опытный, как я, он знает потоки и течение лучше, чем эти поганые жители низин, знает глубокие рудники, да и поверхностную выработку тоже.

– Беда в том, что мы так разбросаны, – рассуждал Джирран. – Пока почтовый голубь долетит от одного фесса до другого, ущерб уже причинен, а негодяи сбежали.

– Что ж тут поделать? – пожал плечами Фич.

– Каждый дол держится особняком, – авторитетно заявил Элзер. – Так повелось с древности.

– В древности не было алчных жителей низин, разделывающих нашу землю, как баранину, – возразил Джирран. – В древности Шелтий поддерживали связь между долами, передавали новости для простого народа, а не копили силы для себя.

Сидя на кучах битого камня, горцы настороженно переглянулись. Воцарилась тишина.

– Только подумайте о древних сказаниях, – не унимался Джирран. – Келл Ткач не потерпел бы, чтоб жители низин резали его силки и крали его шкуры! И Морн не стоял бы в стороне, когда воры выгоняли дочерей Изарель с их земли. Истинная магия защищала долы в те времена.

– С меня хватит. – Кейсил бросил корку в траву и вытер жирные пальцы о подол грязной рубахи. – Я провожу тебя до тропы, Джирран. – Он взвалил на плечо мешок руды.

62
{"b":"18791","o":1}