ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пошел!

– Выходит, мы должны были заплатить какую-то пошлину, чтобы торговать? – яростно прошипел Кейсил Джиррану. – Что еще человек Деграна не сказал тебе? Он как-нибудь упоминал этот суд или нет?

Джирран с усилием повернул лицо к толкавшему его стражнику.

– Каково наказание за честную ошибку?

– Ошибка или нет, но товары ваши будут конфискованы, – злорадно ответил Риф.

– Отлично, Джирран! – От возмущения Кейсил остановился, пока удар палки не погнал его дальше. – Мы вернемся домой без товаров, без сделки, вообще без ничего! То-то мама обрадуется!

– Кончай лаять, приятель. – Толстяк в нагруднике толкнул Кейсила в плечо. – Говори как культурный человек или не говори вовсе, хватит этого лисьего тявканья.

Унижение душило Джиррана, мешая ответить Кейсилу или стражнику, а от ярости на лице горца выступили алые пятна. Их гнали по оживленным улицам, и люди останавливались, разевали рты, хватали соседа за руку, тыча пальцем, и шептались, прикрывая ладонью рот. Это длилось целую вечность, но вот наконец они вышли к солидному дому с лестницей из красноватого камня, и стражники затащили их на ступени.

– Стучи, Нэт, – приказал командир.

Стражник постучал концом палки по крепкой двери. Лысоватый мужчина ростом немного выше Джиррана отодвинул в сторону металлическую пластину и выглянул в окошко.

– Хорошего тебе праздника, Виго. – Он отступил, чтобы открыть дверь. – Что тут у вас?

Стражник по имени Нэт толкнул Джиррана и Кейсила палкой.

– Горцы, все еще со снегом на сапогах, пытались торговать на ярмарке без жетона.

Коротышка кивнул без всякого удивления и сделал пометку на длинном пергаменте.

– И они бродяги, – внезапно добавил Риф. – У них нет денег на постель и еду, таков закон, это два преступления.

Клерк поднял голову, улыбка осветила его хмурое лицо.

– Вы опять заключили пари со Стражей Западных Ворот, а, Виго?

– Ага, – ухмыльнулся толстяк. – Ты проследи, чтобы все было записано точно, и если мы выиграем, поставлю тебе выпивку.

– Ловлю тебя на слове. – Клерк вернул перо в чернильницу. – Ладно, оставьте их со мной. – Он кивнул мускулистому помощнику, который стоял, привалившись к стене. Детина шагнул вперед, исподлобья глядя на горцев.

– Ну что, потопали развлекаться дальше, а?

Прихватив наручники из корзины, довольный Виго увел своих людей. Клерк тщательно запер за ними дверь.

Джирран и Кейсил озирались по сторонам, дивясь, куда это их привели. Царапины и вмятины на пыльных половицах говорили о тяжелой мебели, вынесенной куда-то на время, дабы освободить помещение под суд. Застоявшийся дух еды и вина доказывал, что прежде оно служило обеденным залом. Высоко над головой чернели дубовые балки, с которых неподвижно свисали пыльные флаги. Узкие стрельчатые окна под самой крышей впускали последний вечерний свет, но внизу, на стенах, уже горели сальные свечи. Горсть стражников с палками и дубинками охраняла безутешную группу мужчин и женщин, сгорбившихся на голом полу.

– Если вы дадите слово, что будете смирно себя вести, я сниму наручники, и вы сможете ждать здесь, пока вас не вызовет суд. – Клерк кивнул на троих зажиточных горожан, сидевших за длинным столом на возвышении в дальнем конце зала. Все трое неблагосклонно взирали на оборванного нищего, которого волочили по ступеням. – Будете скандалить – вас посадят на цепь в подвале с бочками и крысами да еще побьют для острастки, ибо эти молодцы тоже предпочли бы развлекаться снаружи. – Он кивком указал на двух стражников, замерших по обеим сторонам угрожающей арки над ведущей вниз темной лестницей. – Что скажете?

– Мы будем сидеть тихо, – выдавил Джирран…

– Клянетесь?

– Клянемся, – быстро сказал Кейсил, а Джирран поддакнул.

– Отлично.

Клерк снял с пояса ключ и расстегнул наручники, которые его дюжий помощник бросил в корзину таких же оков.

– Ладно, я ничего не могу сделать насчет торгового преступления, но мне кажется, вы не очень-то похожи на бродяг. Если сможете предъявить средства на проживание, нам не придется отнимать у суда время этой чепухой. У вас есть оплаченная комната? Кто-нибудь может за вас поручиться?

– Надо известить Тейриола, пусть принесет сюда кошелек, – твердо заявил Кейсил.

Джирран открыл рот, чтобы возразить, но, не найдя никаких доводов, снова закрыл его.

– Что ты говоришь? – Клерк с подозрением уставился на горцев, а за его плечом маячил дюжий помощник.

– Если мы сможем передать весточку нашим спутникам, они принесут деньги, – сдаваясь, перевел Джирран.

– Отлично. – Клерк сделал еще одну пометку на своем пергаменте и, свистнув через пальцы, подозвал мальчишку со скамьи у помоста. – Расскажи парню, куда идти.

Джирран заскрежетал зубами, но объяснил юнцу дорогу к их пансиону.

– Скажи Тейриолу, чтобы принес шкатулку орехового дерева из сундука Эйриз.

– Поторопись. – Клерк выдал парню медяк из чаши на своем столе и, открыв дверь, выпустил его. – Ладно, вы двое сядьте вон там. Учините какое-нибудь безобразие, вам же придется тяжелее, когда вас будут слушать.

Джирран стремительно направился к месту у стены, сердито поглядывая на любопытные лица, повернувшиеся в их сторону, но большинство мелких нарушителей предпочитали хранить молчание. Джирран швырнул накидку на пол, сел на нее, обхватил руками колени и мрачно задумался, устремив глаза на дверь.

– Зачем ты попросил ореховую шкатулку? – шепотом произнес Кейсил, когда примостился рядом с ним, скрестив ноги. – Кошелька Тейриола за глаза хватит, чтобы доказать, что мы не нищие.

– В основании шкатулки спрятаны золотые монеты, часть моего наследства, – прошипел Джирран. – Я хочу выкупить нас отсюда. Нам никак нельзя лишиться всех мехов. Если мы вернемся домой ни с чем, нам несдобровать. Придется продать их в одном из городков на обратном пути. Увы! Твоя мамаша меня запилит!

Кейсил хмыкнул.

– А что скажет Эйриз? Это золото – залог твоего разумного управления ее землями, обеспечения ее детей. Коли на то пошло, оно все должно храниться дома, под плитой очага!

– Эйриз не должна узнать об этом.

– Думаешь, она будет спокойно сидеть, когда Тейриол получит наше сообщение и начнет вытаскивать вещи из ее сундука? – Кейсил скептически повысил голос. – Она примчится сюда взбешеннее ошпаренной кошки!

– Эйриз не должна знать, что это часть моего наследства, – упрямился Джирран. – Я скажу ей, что торговал немного в прошлом году, до того, как мы поженились. Я найду способ заработать это золото до Солнцестояния, и Эйриз даже не узнает, что оно пропадало.

– Ну, дело твое, – отрезал Кейсил. – Если кто спросит, я скажу, что ничего не знал.

Джирран кивнул, по-прежнему не сводя глаз с двери. Унижение скручивало живот и учащало дыхание. Он тщетно искал любую возможность спасти хоть что-то из обломков своих надежд. Горячая ярость поднялась внутри него на всех этих жителей низин с их непонятными гильдиями и тайными правилами. Они сговорились между собой, чтобы всю торговлю оставить себе. Кругом тот же самый обман, та же самая хитрость, с какой Дегран и ему подобные надувают горцев. Когда хоть один житель нагорья в последний раз видел справедливую долю от прибыли, честную награду за опасную работу по вырыванию металлов из бесплодных пределов гор или мехов из поросших лесом высот? Все это – одно целое с тем, что жители низин ставят свои убогие деревни все выше и выше, захватывая лучшие пастбища для своего грязного скота и прожорливых овец, и даже осмеливаются покупать и продавать саму землю, торгуются из-за клочка пергамента, который, как они утверждают, может перевесить права крови и происхождения. Свирепый взгляд Джиррана наткнулся на занятого бумажными делами клерка, на троих самодовольных судей, лишающих свои жертвы денег и достоинства.

Главная дверь распахнулась, но это была всего лишь нескромная рыжеволосая женщина в обтягивающих штанах, которая всматривалась мимо клерка в зал. Хмуро разглядывая ее, Джирран вернулся к своим сердитым мыслям.

9
{"b":"18791","o":1}