ЛитМир - Электронная Библиотека

Альма бросила на нее свой знаменитый – «ой-милая-я-тебя-умоляю» – взгляд.

– Каждая собака в городе знает, что этот парень ничего не читает. Его интересуют только журналы с голыми бабами.

И точно, Лайла увидела, что книга, которую Джо рассматривает, – репродукции картин Рубенса. Правда, трудно было догадаться, почему он разглядывает их вверх ногами.

– Расскажи, как все было, милая, – продолжала Альма. – Предполагаю, что все было бесподобно, хотя вид у тебя неважнецкий. Не скажешь, что у тебя вот-вот вырастут крылья и ты выпорхнешь из магазина. С тобой все в порядке, моя киска? Он тебя не обидел? Ведь у парня та еще репутация.

Впервые со вчерашнего вечера Лайла попыталась разобраться в своих чувствах. Вчера она подпала под чары Тайлера. У него просто колдовские пальцы и губы. А голос может уговорить любую женщину пойти на все что угодно. Когда он целовал ее пальцы, она думала, что упадет со стула, а когда коснулся ее губ своими и погладил ладонью затылок, она чуть не лишилась чувств. Но потом, уже дома, она вспомнила, что все это спектакль, притворство, игра, и глубокое чувство разочарования охватило ее. Но это же глупо с ее стороны, твердила себе Лайла, ведь она четко знает, какой мужчина ей нужен. И это совсем не Тайлер. Ей нужен обыкновенный мужчина, который принадлежал бы только ей и которому будет нужна только она. Она хочет, чтобы ее заметили наконец и по-настоящему оценили. В этом и состоит план Тайлера: ее должны заметить и оценить.

Судя по тому, сколько мужчин стало фланировать перед ее магазином, этот план удался как нельзя лучше.

– Я очень благодарна Тайлеру, – сказала она. Альма вскинула брови.

– Он был настолько хорош, да? Лайла рассмеялась.

– Мы не занимались тем, о чем ты подумала, Альма. Мы просто разговаривали. Знаешь, он очень обаятельный человек. Я говорю не о том, как он целуется.

Подруга недоверчиво фыркнула.

– Да, он, конечно, умеет целоваться, – призналась Лайла, отгоняя воспоминание о горячем, страстном поцелуе, который еще помнили ее губы. – Я говорю о том, какой он человек. У него куча братьев и сестер, которых он обожает. Они вместе работают над сетью исторических ресторанов, причем у каждого определенные обязанности. Тайлер занимается научным поиском и реставрацией. Его ресторан в Сент-Луисе когда-то был старой школой. Перестраивая ее, он сохранил каменную печь, колокол и много чего еще. Хозяйка выступает в роли школьной учительницы, столы похожи на парты. Он очень любит свою работу. Это видно по тому, как он рассказывает о ней. Его глаза...

Лайла сообразила, что Альма затихла, а она все говорит и говорит о Тайлере.

– В общем, он увлечен своим делом, – закончила она, – скоро приезжают рабочие, чтобы начать реконструкцию особняка его матери, поэтому прошлым вечером нам было о чем поговорить.

– Вы весь вечер только об этом и разговаривали?

В голосе Альмы прозвучало недоверие, и говорила она чересчур громко. Несколько человек в магазине с любопытством обернулись.

Они действительно весь вечер проговорили. Лайла почувствовала, как лицо ее заливается краской. Она признавалась себе, что играть в эту игру с Тайлером было необычайно приятно, но у нее что-то не очень получается.

– А ты что думаешь? – спросила она подругу, чувствуя, что щеки ее пылают.

Альма внимательно на нее взглянула и улыбнулась.

– Я думаю, что женщине, которая провела полночи с Тайлером Уэстлейком и пытается всех убедить, что они просто разговаривали, не очень-то поверят.

Что-то подсказало Лайле, что подруга как раз верит в это. Они дружат давно и понимают друг друга с полуслова.

– Иди к своим покупателям, радость моя. Тем более что твой поклонник уже здесь.

Действительно, Тайлер только что вошел в магазин. Он оглядывался вокруг, словно кого-то искал.

Лайла вышла из подсобки и направилась к нему. Но по дороге ее остановил Джон Клэкстон.

– Он играет с тобой, Лайла, – сказал он. – Мужчина может попробовать хлеба, но станет ли он покупать всю буханку? Подумай об этом, прежде чем совершишь очередную глупость.

– А ты подумай о том, как разговариваешь с леди, Клэкстон, – обманчиво мягко прозвучал голос Тайлера за ее спиной. – Лайла – очаровательная, великодушная женщина и хороший друг для большинства здешних жителей. Она настоящее благо для общества. Людям может не понравиться, если кто-то начнет ее оскорблять.

Одобрительный гул пронесся по магазину, и Джон Клэкстон покраснел.

– Я не собирался оскорблять Лайлу, – возразил он.

Лайла сделала глубокий вдох. Джон Клэкстон пристально смотрел на нее. Даррел Хойн, очень застенчивый, но симпатичный, делая вид, что читает журнал, смотрел на нее поверх страниц с таким выражением, как будто только что обнаружил, что вокруг головы Лайлы сияет нимб. Джо Роллинз, оторвавшийся от своих журналов, многозначительно ухмылялся.

– Возможно, Джон не оценил твоих достоинств, Лайла, но для большинства мужчин они очевидны.

– Большое спасибо, Джо, но я уверена, что Джон просто беспокоится о моем благополучии. Доброе утро, Даррел, – кивнула она. – Дай мне знать, если тебе понадобится помощь. – Она вернулась к своей привычной и хорошо знакомой роли деловой женщины. – Миссис Рэнсом, вы нашли, что хотели? – поинтересовалась она у пожилой женщины, просматривающей бестселлеры.

– О, да, дорогая, давно я уже не получала такого удовольствия от посещения книжного магазина. Не позволяйте мужчинам затевать драку прямо здесь. Если хотят помахать из-за вас кулаками, пусть идут на улицу. Будет непростительно, если они испортят эти замечательные книги. Посетители потянулись к выходу.

– Я позвоню тебе, детка, – бросил Джо Роллинз, направляясь к двери. Даррел, вежливо кивнув, последовал за ним. Джон Клэкстон ушел раньше.

Когда магазин опустел, Тайлер подошел к Лайле.

– Все в порядке? – спросил он, испытующе глядя на нее.

– Все хорошо, – ответила она, и это было правдой: теперь у нее есть один рассерженный поклонник, которому нужна мать для его детей, один, который был бы не прочь проводить с ней весело время, и, наконец, Даррел. Это, пожалуй, неплохая кандидатура. И смотрел он на нее с большим интересом. Ей бы следовало испытать по этому поводу душевный подъем, но она не чувствовала никакого волнения.

Тайлер наклонился и приблизил губы к ее уху.

– Мм, ты приятно пахнешь, – сказал он неожиданно громко, так что покупательница, стоявшая рядом, уронила книгу. – Нам надо поговорить, – добавил он уже тише.

Лайла заметила, что он чем-то озабочен.

– У меня правда все хорошо, – заверила она, – но нам действительно надо поговорить. Магазин закрывается в пять, и меня ждут кое-какие дела дома. Но если можешь, давай встретимся здесь в шесть. Думаю, что я покажу тебе нечто интересное.

Во время их беседы разговоры и шорох страниц в магазине внезапно стихли. Двадцать пар глаз уставились на нее с Тайлером. До нее дошло, что она только что предложила ему встретиться с ней в темном, пустом магазине.

Он улыбнулся, показав ровные белые зубы, затем, дотронувшись пальцем до кончика ее носа, прошептал:

– Ты здорово это проделала, даже если и не собиралась. – И направился к двери, говоря на ходу: – Увидимся в шесть, Лайла. Надень что-нибудь короткое: вечер обещает быть теплым.

– Это превосходный материал! – восхищенно воскликнул Тайлер, разглядывая фотографии, которые показывала ему Лайла. – Где ты все это раздобыла?

Лайла пожала плечами.

– Собирание исторических материалов – мое хобби. Несколько лет назад перед проведением ежегодного летнего карнавала я просила всех местных жителей поискать старинные снимки у себя на чердаках. Уже и не помню, откуда взялись эти два. Никаких колонн, видишь? Они были пристроены позднее. Еще есть некоторые соображения, где можно получить сведения о бывших обитателях дома. Возможно даже, дневники.

– И ты узнала все это за каких-нибудь пару дней? Лайла, ты гений. Одни эти фотографии чего стоят. Но я не хочу, чтобы ты сбивалась с ног, делая это. У тебя работа, которая требует времени и...

12
{"b":"18793","o":1}