ЛитМир - Электронная Библиотека

От мысли, что она выйдет замуж за кого-то другого, родит ему детей, будет стариться рядом с ним, у него разрывалось сердце. Но это не имеет значения. Он хочет ее, но не может иметь.

– А что, если я уеду, а старина Айвери убедит ее, что он и есть наилучший вариант? – прошептал Тайлер.

Этого не произойдет, если он сделает все как положено. К концу вечера она будет знать, чего может и должна ожидать от мужчины. Уважения, восхищения, обожания с легким налетом будущей страсти. Слава богу, что ему предстоит демонстрировать это только один вечер. Еще немного, и он был бы не лучше Фила Эддисойа, пытающегося заманить ее в постель.

От одной мысли об этом у него поплыли перед глазами красно-белые огненные круги. Он припарковался у ее дома, поднялся по ступенькам и постучал чересчур энергично.

Лайла подошла к двери, одетая в светло-голубое платье с V-образным вырезом. Тайлер заставил себя смотреть на ее глаза. Он сунул руку в карман и вытащил шарф.

– Добрый вечер, солнышко, – сказал он. – Ты готова к сегодняшнему сюрпризу? Она улыбнулась.

– Ты сделал еще что-то в доме?

– Мы там уже многое сделали, но речь сейчас не об этом.

Лайла покачала годовой.

– Значит, ты отыскал какой-нибудь исторический шлюп, который хочешь восстановить.

– Гм, прекрасный план, но боюсь, что дело не в этом.

– Тогда в чем же сюрприз?

– Ничего особенного. Просто вечер с тобой. – Он протянул ей шарф. – Я подумал, что мы могли бы посвятить вечер тебе как читателю.

Она улыбнулась и наклонилась вперед, разглядывая шарф.

– Зачем это?

– Он волшебный. Понимаешь, – сказал он тихим голосом, – я подумал, что ты, как деловая женщина, проводишь много времени, читая по лицам людей. Ты наблюдаешь за ними, изучаешь их вкусы и потребности, стараешься сделать людей счастливее. Но сегодня никакой работы. Этот вечер полностью посвящается тебе. Только тебе. Если ты не сможешь видеть, то будешь полагаться на другие свои чувства, которые так хорошо в себе воспитала. – Кроме того, если он не будет видеть ее глаз, может быть, не станет испытывать этого дьявольского соблазна?

Он расправил шарф.

Глаза Лайлы расширились.

– Я не уверена, стоит ли.

– Элемент риска тут, несомненно, есть, не стану отрицать, – согласился он. – Но ты должна довериться мне и позволить завязать тебе глаза Она кивнула и шагнула вперед.

Он чуть не выругался. Идет прямо к нему в объятья. Разве не понимает, что ему требуется вся сила воли, чтобы не попросить ее заняться с ним любовью? Что, будь обстоятельства иными, он сделал бы все возможное, чтобы похитить ее невинность?

– Я тебе доверяю, – сказала она, так смотря на него, что этот взгляд едва не доконал его. Он мягко закрыл шарфом ей глаза.

– Сегодняшний вечер исключительно для тебя, – сказал он ей, но на самом деле напоминал об этом себе.

Положив руку девушки на свой рукав, он повел ее к машине. Тайлер направился к «Морскому стражу». Там он подвел ее к столику, стоявшему под деревьями. У их ног лежал океан, позади были горы, но Лайла ничего этого не видела.

– Где мы? – спросил он. Лайла подняла лицо и вдохнула.

– Мы возле воды. Я чувствую запах соли и океанский бриз. Слышу плеск волн о – берег. – Потом она улыбнулась. – И еще слышу отдаленный стук молотков. Мы, должно быть, у дома твоей матери.

Он усмехнулся.

– Лайла, ты чудо. Мы действительно у «Морского стража», но на довольно приличном расстоянии от дома. Стук молотков едва слышен даже мне, а ведь мне об этом известно.

Лайла рассмеялась.

– Я провела много времени в подсобке, прислушиваясь к разговорам покупателей. Кроме того, я ведь живу одна. Скрип досок в доме – единственный разговор, который я слышу по ночам.

Но в данный момент Лайлу волновали лишь ее сомнения. Почему Тайлер продолжает быть столь внимательным к ней? Конечно, таким он был всегда, с самой первой их встречи этим летом. Но ведь тогда у них был договор. Теперь мужчины появляются у ее дверей не потому, что их послали ее братья. Они сами проявляют инициативу.

Тайлер свою миссию выполнил. У него нет больше причин встречаться с ней. Тем более когда красивые женщины ходят за ним по пятам. Эта мысль испортила ей настроение.

Она подняла руку, чтобы снять повязку.

– Еще нет, – сказал он, и она замерла. Ей пришло в голову, что в недавнем прошлом он остановил бы ее прикосновением, а не просто словами.

Но то было вчера, а сегодня совсем другое. Теперь они уже не заговорщики в волнующем безумном розыгрыше, а просто друзья.

Жизнь возвращается в свое русло.

Очень скоро он уедет, подумала Лайла, как случалось раньше. Она вспомнила, как впервые увидела его, худого, длинноногого, с убийственной улыбкой, всегда заботливого по отношению к матери, несмотря на то что та часто его отчитывала. Она вспомнила его вежливость, его галантность. Тогда он показался ей одиноким. Что-то в нем взывало к ней.

Не было смысла продолжать об этом думать, Тайлер не одинок. Женщины бросаются к нему по первому зову. Он богат, удачлив. А все остальное – просто романтическая чепуха, которая лезет в го-лову, заставляя воображать, будто что-то в его душе взывает к ней. Кроме того, мечты о Тайлере – это прямой путь к разбитому сердцу, потому что любить Уэстлейка – значит в конце концов потерпеть поражение в любви.

Вдруг словно неоновый знак вспыхнул перед ней. Да она уже полюбила Тайлера, Но ведь еще не слишком поздно поступить разумно и остановиться.

Она выйдет за кого-нибудь из своих, местных парней. Он вернется к той жизни, которую избрал для себя, – жизни свободы и страстей.

Эта мысль не давала ей покоя. Ее губы дрожали.

– Что случилось? – спросил Тайлер, но не могла же она ему сказать. Он будет чувствовать себя виноватым. Он ц так уже винит себя за неудачный брак. Ни за что не позволит она ему думать, будто он в чем-то обманул ее ожидания. Это не так.

– Ничего. Просто я... принюхиваюсь, – попыталась она улыбнуться. – Ты собираешься угощать меня? Мне кажется, я чувствую запах пищи.

– Лайла, – с нарочитой медлительностью произнес он, – неужели ты могла подумать, что я оставлю тебя голодной? Никогда. Уэстлейки – в ресторанном бизнесе, и, кроме того, я только что привез нового шеф-повара. Приготовься. Откинься назад и расслабься, моя дорогая мисс Остин.

Лайла откинулась на спинку стула. Она почувствовала некоторое раздражение оттого, что ее назвали «мисс Остин», тогда как она привыкла к «милой» и «ангелу», ыо зацикливаться на этом не стала.

Через секунду Тайдер поднялся со своего стула.

Послышался тихий щелчок, и мягкая музыка полилась в ночи, сливаясь с хором волн и морских чаек.

– Отдыхай, – сказал Тайлер. – У тебя была трудная неделя, полная событий и людей. Тебе нужно время на размышления. Я хочу, чтобы у тебя было его столько, сколько требуется. Твои желания – вот что важно.

Его низкий, глубокий голос успокаивал, и ей захотелось, чтобы он подошел ближе, но он не сделал этого. Когда ее ушей достиг звук шагов по траве, за которым последовало звяканье фарфора, Лайла выпрямилась. Аромат тимьяна и базилика защекотал ноздри.

Тайлер поблагодарил того, кто принес еду.

– Не возражаешь, если я покормлю тебя? – спросил он после того, как человек ушел. У нее внезапно перехватило горло.

– Я... я полагаю, это было бы неплохо. Он усмехнулся.

– Судя по голосу, ты не очень в этом уверена. Доверься мне, Лайла.

Она доверялась, поэтому позволила покормить себя. Он поднес вилку к ее рту. Она раскрыла губы, и на какую-то долю секунды ей почудилось, что он вздохнул чуть глубже, но, должно быть, она ошиблась, потому что в следующую секунду он заговорил абсолютно спокойно.

– Я не смущаю тебя, нет? – спросил он.

Лайла дала пище растаять во рту. Она проглотила, смакуя вкус, и поняла, что, если бы это был кто-то другой, она бы смутилась. Но при этом она испытывала и чувство неудовлетворенности. Тайлер сделал вое, чтобы она наслаждалась звуками, запахами, прекрасно приготовленными блюдами, но... не прикасался к ней. Он словно нарочно держал свои руки подальше от нее.

24
{"b":"18793","o":1}