ЛитМир - Электронная Библиотека

– А я был уверен, что у нас свидание.

Она подняла на него эти свои синие-пресиние глаза. Усилием воли он заставил себя перевести внимание на дорогу.

– Ты же знаешь, что это не настоящее свидание. Ты просто деликатничаешь.

Он не мог не улыбнуться. Мало кто когда-либо обвинял его в деликатности. Соблюдение холодной дистанции с людьми хорошо служит ему как в бизнесе, так и в личной жизни. Ему следовало бы отдалить от себя Лайлу прямо сейчас, так как это отношения, ведущие в никуда.

– У тебя другие планы? – поинтересовался Тайлер.

Она заколебалась.

– Нет, на сегодня нет.

– Тогда куда бы ты хотела пойти?

Лайла на минуту задумалась, потом произнесла.

– Я бы хотела поехать к твоему дому. Просто посмотреть, – добавила она торопливо. – Ты упоминал, что собираешься его реставрировать, интересуешься историей, собираешься превратить его в ресторан и передать брату. Это, возможно, мой единственный шанс заглянуть внутрь перед тем, как произойдут все эти изменения.

– Ах, так вас интересует только мой дом, мисс Остин. Кажется, я начинаю чувствовать себя таким же скучным, как овсянка без сахара.

Она непринужденно рассмеялась.

– Никто никогда не назвал бы тебя скучным, Тайлер. Уверена, ты это знаешь. Загадочный? Возможно. Интригующий? Определенно. Люди не перестают перешептываться о тебе с тех пор, как ты здесь. Ты оживил весь город. Так возьмешь меня посмотреть дом?

Эта резкая смена темы застала его врасплох. Возьмет ли он ее? «О да, – подумал он, за чем последовало торопливое: – нет». Взять прекрасную невинную девушку, как Лайла, в его темный, пустой дом будет явно опрометчиво. Он всего лишь человек, в конце концов. Всего лишь мужчина, к тому же далеко не идеальный. Самым разумным было бы просто уйти от всей этой ситуации, от этого соблазна. Но воспоминание о девочке с сияющими глазами, восхищенно взирающей на его дом, но слишком застенчивой, чтобы попросить заглянуть туда, слишком напуганной его напыщенной семьей, промелькнуло в голове Тайлера.

Он попытался отогнать далекое воспоминание. Тайлер повернулся к Лайле... и обнаружил, что ее глаза без слов могут говорить с ним.

– Следующая остановка «Морской страж», – пообещал он и свернул на, дорогу, ведущую к океану.

– Ты много лет не приезжал сюда, – неожиданно сказала она. – Не скучал?

Он помолчал немного, стараясь придумать потактичнее ответ, который бы не выдал, сколько болезненных воспоминаний связывают его с этим местом.

– У меня много домов во многих городах.

– Да, но «Морской страж», он такой... ну... – Она вдруг покачала головой. – Я явно пристрастна. Мэн всегда был моим единственным домом, и мне здесь нравится. А ты привык к жизни, богатой разными событиями, которых никогда не бывает в Слоунз-Коув.

– Так, значит, ты думаешь, что сумела объяснить братьям, что им не стоит вмешиваться в твою жизнь? – спросил он, меняя тему.

– Ты был там. Что ты думаешь? Он улыбнулся.

– Думаю, оставить тебя наедине со мной было для них равносильно убийству. Бьюсь об заклад, они названивают всем своим мало-мальски стоящим холостым приятелям в радиусе ста миль. В следующие несколько недель, полагаю, надо ждать еще большего притока свежих поклонников.

– Знаю, – отозвалась она, когда он свернул на круговую подъездную аллею перед огромным белым особняком с широкими боковыми галереями, центральным фронтоном и балконом. – Но как здорово было поступить по-своему хотя бы один раз. Ее тоскливый тон задел какие-то потайные струны в нем, заставляя смутно желать... чего-то. Тайлер почувствовал порыв притянуть ее к себе.

Но он силой воли заставил себя избавиться от этого ощущения. Глупо позволять себе подобные фантазии, если через несколько недель он будет далеко отсюда и никогда больше не вспомнит о Лайле Остин. И будет рад, что не сделал ничего такого, что могло бы причинить ей боль. Все эти странные порывы не что иное, как проделки ночи – сочетание темного неба с исчезающей на нем красной полосой от заходящего солнца и этого здания, бывшего местом обитания многих поколений, но никогда ни для кого не ставшего настоящим домом.

– Мне нравится просто смотреть на этот дом. Это святилище, – сказала она, когда он помог ей выйти из машины. – Прекрасное и могучее, под стать ветру с побережья, гавань для мужчины, возвращающегося домой с моря, и убежище для женщины, дожидающейся его. Я всегда думала о нем именно так.

– Красиво, – согласился он.

Он молча стоял рядом с ней и тоже любовался зданием. Лайла подняла на него глаза, пытаясь угадать, о чем он думает. Это не давало ей покоя весь день. Он не из тех людей, чьи мысли легко прочесть. Так было и прежде, когда он был юношей. Конечно, она его почти совсем не знала. Тайлер редко появлялся здесь, лишь на несколько коротких недель каждое лето. Он не общался с местными, когда приезжал. Но она помнит день, когда, как ей казалось, они чуть не подружились. Она наконец осмелилась улыбнуться и сказать «привет» почти не заикаясь, когда он проходил мимо, вместо того чтобы покраснеть в ответ на его приветствие. Как-то так случилось, что они пошли вместе, бродили вдоль берега, взбирались на камни, пытаясь разглядеть корабли вдали. Но на следующий день он уехал. С тех пор она его не видела. Она улыбнулась ему.

– О чем ты думаешь, когда смотришь на свой дом, Тайлер?

Несколько долгих секунд он молча смотрел на нее, и ночной ветерок шевелил его темные волосы. Потом снова повернулся к тонущему в сумраке зданию.

– Было время, когда я любил это место. Я чувствовал, что оно может поведать много историй, свидетелями которых оно было и которые хранит на протяжении веков.

– Несомненно, – прошептала она. – «Морской страж» видел, как творилась история, видел жизнь и любовь многих людей. Рождение младенцев, поколения, передающие свою мудрость и свои безумства. Почему ты больше не любишь «Морской страж»?

Тайлер немного помолчал, потом пожал плечами, словно сбрасывая что-то с себя. Когда он повернулся к ней, на его лице снова появилась та озорная усмешка, от которой сердце ее трепетало как крылышки колибри.

– Здание по-прежнему интересует меня, – признался он. – Просто я пошел дальше, вырос. Я изменился, но тайны... они меня все еще увлекают. Я ищу именно историю, а не просто кто построил здание и когда. Именно она, история, которую этот дом хранит, и делает его живым.

Его голос ласкал ее слух, дразнил и согревал, вызывая томление.

– Я могу тебе помочь, – прошептала она. – Я знаю людей... места, где искать.

Он приподнял пальцами ее подбородок, заставляя посмотреть на него.

– Надеюсь, ты не считаешь, что должна мне что-то за сегодняшний вечер, Лайла. Я делаю то, что хочу делать. Мне хотелось сделать это... с тобой.

– Спасибо, но нет, я предлагаю тебе это не в качестве платы. Я... я с удовольствием помогу тебе отыскать твои истории, так как сама люблю такие вещи.

– Я, разумеется, буду благодарен за любую помощь, которую ты можешь предложить, но не могу принять ее, не отплатив тебе каким-то образом.

Лайла нахмурилась.

– Я не хочу денег.

– А чего ты хочешь, Лайла? – Слова Тайлера звучали мягко, но она чувствовала себя так, словно ее вот-вот поглотит буря, настолько сильной была ее реакция на легчайшее прикосновение Тайлера, на то, как пристально он ее изучает.

Она подняла подбородок, и его ладонь легко скользнула по коже. Чего она хочет? Ее мысли путались. Она хочет, чтобы Тайлер продолжал смотреть на нее так, словно она действительно ему желанна, продолжал касаться ее. Один лишь его взгляд приводил ее в трепет.

Однако она хочет большего. Больше, чем одно прикосновение, которое пробуждает в ней желание... и панику оттого, что оно возникло.

– Чего я хочу? – переспросила она, подыскивая что-нибудь легкое, что позволило бы им обоим расслабиться и закончить этот разговор на веселой ноте. – Ну, во-первых, хочу иметь возможность исследовать этот дом, – сказала она искренне, – и время, чтобы сделать это. Ты можешь отплатить мне тем, что предоставишь законный повод не встречаться с приятелями братьев и не выслушивать очередные предложения о замужестве. Я хочу показать братьям, что собираюсь жить по своим правилам и сама найду себе мужа.

8
{"b":"18793","o":1}