ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Есть только один способ это выяснить, – перебил сестру Эш.

Он вскочил, но Данан и Моргон одновременно воскликнули: «Нет!»

Король горы добавил строго:

– Я запрещаю. Не хочу терять еще одного земленаследника.

С мгновение Эш смотрел ему в лицо и не двигался, губы его решительно сжались, потом выражение упрямства покинуло его лицо, и он сел на свое место, а Данан проговорил устало:

– Кроме того, что хорошего мы от этого получим?

– Меч, если он там, принадлежит Моргону. Он может ему понадобиться…

– Он мне не нужен, – возразил Моргон.

– Но он твой, – настаивал Эш. – Если Ирт выковал его специально для тебя…

– Не помню, чтобы меня кто-то спрашивал, нужен ли мне меч. Или предназначение. Все, что я хочу, – это попасть на гору Эрленстар так, чтобы меня по дороге не убили, хотя бы по одному этому я не хочу спускаться в пещеру Потерянных. И поскольку я случайно князь Хеда, мне не пристало являться к Высшему вооруженным.

Эш раскрыл было рот, но тут же закрыл его. Данан прошептал:

– Сут…

В этот момент ребенок, уснувший на полу на толстой мохнатой шкуре, заплакал, издавая тоненькие печальные звуки. Верт вздрогнула.

– Давай уложим детей спать, – обратился Эш к сестре. – Видишь, Кес плачет.

Он взял на руки моргающего спросонья ребенка и обнял его, успокаивая.

Едва только сын поднялся, Данан позвал его:

– Эш.

Глаза их встретились, и Эш мягко сказал:

– Даю тебе слово. Но, я думаю, пора открыть эту пещеру. Я не знал, что в центре Исига имеется смертельная ловушка. – И, обращаясь к Моргону, он добавил: – Спасибо тебе за музыку.

Моргон смотрел на уходящего Эша, который, прихватив еще одного ребенка, шел к двери. Выйдя из круга света, он с детьми растаял в темноте. Моргон взглянул на свою арфу и начал машинально укладывать ее в чехол.

Негромкий разговор между Детом и Дананом прекратился, когда Моргон встал, и король горы обратился к нему:

– Моргон, Сол – не имеет значения, кто его убил, – мертв уже сотни лет. Могу я тебе как-то помочь? Если тебе все-таки нужен меч, то у меня есть целая армия рудокопов…

– Нет. – Лицо Моргона в свете очага выглядело изможденным. – Предоставь мне еще немного поспорить с собственной судьбой. Я боролся с ней от Кэйтнарда до Исига, хотя ничего хорошего пока из этого не получилось.

– Я бы выплавил все золото из жил Исига, чтобы помочь тебе.

– Знаю.

– Когда мы шли сегодня с тобой, я не знал, что у тебя на руках есть шрамы от рогов тура. Такое редко можно увидеть на человеке, и уж совсем невозможно – на жителе Хеда. Должно быть, это потрясающе – бегать вместе со стадом туров…

– Что верно, то верно.

В голосе его послышалась легкая печаль – он вспомнил о спокойных, бесконечных снегах, о тишине, лежащей повсюду за пределами ветров. Потом он мысленно увидел лицо Сута, почувствовал, как руки чародея тянутся к нему, – он будто бы снова стоял на коленях в снегу…

– Ты собираешься пройти через перевал в облике тура? – мягко спросил Данан.

– Собирался, когда считал, что буду один. Теперь… – Он вопросительно посмотрел на Дета.

– Для меня этот путь будет трудным, но не невозможным, – ответил арфист.

– Мы сможем выйти завтра же?

– Если хочешь. Но, Моргон, лучше бы тебе отдохнуть здесь денек-другой. Пройти через Исигский перевал зимой – утомительно даже для тура, а я подозреваю, что ты исчерпал свои силы в Остерланде.

– Нет, я не могу больше ждать. Не могу.

– Тогда пойдем. Но ты поспи хоть немного.

Моргон кивнул, потом, не поднимая глаз, обратился к Данану:

– Мне очень жаль. Простите меня.

– За что, Моргон? За то, что ты потревожил мои стариковские горести?

– И за это тоже. Но я прошу извинения за то, что не смог сыграть для вас на этой арфе так, как она об этом просит.

– Ты еще сыграешь.

Моргон медленно поднялся по каменным ступеням в свою башню, чувствуя, как арфа, веса которой он никогда прежде не замечал, оттягивает ему плечо. «Интересно, – подумал он, огибая последний поворот винтовой лестницы, – Ирт тоже взбирался по этим ступеням на вершину башни каждый вечер или всем на зависть он умел переноситься из одной точки пространства в другую в мгновение ока?»

Моргон добрался до площадки, отодвинул закрывающие вход шкуры и обнаружил, что у очага, все еще тлеющего в комнате, кто-то стоит.

Это был Бере, сын Верт.

– Я провожу тебя в пещеру Потерянных, – сказал он без всякого предисловия, когда Моргон, увидев его, онемел от удивления.

Моргон молча смотрел на нежданного гостя. Это был совсем еще мальчик, вероятно лет десяти или одиннадцати, с широкими плечами для его возраста и серьезным, спокойным лицом. Его ничуть не смутил изучающий взгляд Моргона. Наконец князь Хеда вступил в комнату, предоставив шкурам сомкнуться за его спиной, снял арфу с натруженного плеча и поставил ее к стене.

– Не говори мне, что ты бывал там.

– Я знаю, где она. Однажды я заблудился, исследуя дальние тоннели. Я заходил все глубже и глубже в гору и потому, что потерял дорогу, и еще потому, что сам решил – раз уж я заблудился, то заодно могу посмотреть, что же там, внизу.

– И ты не боялся?

– Нет, я есть хотел. Я же знал, что Данан или Эш обязательно найдут меня. Я умею видеть в темноте – это у меня от мамы. Так что мы могли бы спокойно обойтись без огня – но только не в пещере, там-то свет вам понадобится.

– Почему ты хочешь попасть туда?

Мальчик шагнул к Моргону, брови его слегка сдвинулись.

– Я мечтаю увидеть меч, выкованный Иртом, ибо я никогда не видел ничего похожего на сделанную им арфу. Элийу из Хела, брат Райта, владетеля Хела, два года назад приходил сюда и делал всевозможные инкрустации, орнаменты, но ничто не может сравниться с отделкой твоей арфы. Я хочу посмотреть, какая работа Ирта украшает этот меч. Данан делает мечи для владетелей и королей Ана и Имриса, они очень красивые. Я сам учился у Эша и Элийу, и Эш говорит, что когда-нибудь я тоже буду умельцем. Поэтому мне нужно как можно больше знать.

Моргон сел и улыбнулся простодушному мальчугану, озабоченному лишь совершенствованием своего мастерства.

– Звучит вполне резонно. Но ты же слышал, что я рассказал Данану о гибели Сола?

– Да. Но я знаю всех в этом доме: ни один никогда не захочет меня убить. А если мы уйдем потихоньку, никто об этом даже и не узнает. Тебе и не надо брать этот меч – ты мог бы просто подождать меня у входа. То есть подождать внутри, потому что… Потому что я немного боюсь идти туда один. А ты единственный, кто, я знаю, со мной пойдет.

Улыбка покинула глаза Моргона, ее место заняла тревога.

– Нет. Ты ошибаешься. Я не пойду с тобой. Я ведь при тебе объяснял все Данану, ты же слышал. Бере помолчал, вглядываясь в лицо Моргона.

– Я слышал. Но, Моргон, это… Это важно. Пожалуйста. Мы только быстренько туда сбегаем, а потом так же быстро вернемся…

– Так же, как вернулся Сол?

Бере пожал плечами:

– Это было так давно…

– Нет, – отрезал Моргон и увидел, как расстроился мальчик. – Пожалуйста, выслушай меня, – попросил он. – Я несколько раз побывал на волосок от смерти после того, как уехал с Хеда. Убить меня пытались Меняющие Обличья: они могут прикинуться рудокопами или торговцами, которые сегодня ужинали вместе с тобой за столом Данана. Может быть, они здесь, и они ждут, считая, что именно так я и поступлю: потребую Иртов меч, и если они застигнут нас с тобой в пещере, то убьют обоих. Я слишком высоко ценю свой ум и свою жизнь, чтобы позволить таким образом поймать себя в ловушку.

Бере затряс головой, словно желал стряхнуть с себя слова Моргона. Он сделал еще один шаг вперед, выходя из света очага, лицо его покрыла тень, и продолжил уговаривать князя Хеда:

– Это же несправедливо – просто оставить его там, будто его и нет вовсе. Он принадлежит тебе, он по праву твой, и, если он такой же красивый, как арфа, ни один человек в мире не будет обладать таким изумительным мечом.

45
{"b":"18797","o":1}