ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Она ему не пара
Кровь, кремний и чужие
Зло
Удиви меня
Дюна: Дом Коррино
Падение
Птицы, звери и моя семья
Восхождение Луны
Мы из Бреста. Путь на запад
A
A

– Это было глупо, – сказал он, переведя дыхание.

Дет прижался лицом к шее своей лошади. Моргон, который никогда прежде не слышал смеха арфиста, удивленно смотрел на своего спутника. Звуки смеха, отраженные скалами, множились: казалось, что сами камни вокруг хохочут. Моргон шагнул к арфисту, и Дет, заметив его движение, перестал смеяться. Его руки вцепились в гриву лошади, плечи напряглись.

– Дет, – позвал его Моргон.

Арфист поднял голову, схватился за уздечку и, не глядя на Моргона, сел в седло. Ниже по склону лежало огромное, вырванное с корнем из земли дерево. Моргон, глядя на поверженного гиганта, почувствовал, что готов разрыдаться.

– Прости меня, – сказал он. – Я не подумал. Нельзя практиковаться в Великом Крике в горах. Я чуть не убил нас обоих.

– Да, – коротко подтвердил арфист, словно бы пробуя неслушающийся голос. – Перевал недосягаем для Меняющих Обличья, но от тебя ему защиты нет.

– Поэтому ты и смеялся?

– Уж не знаю, что еще оставалось делать. Ты готов ехать дальше?

Моргон с трудом взгромоздился на свою лошадь. Позднее солнце, движущееся к горе Эрленстар, освещало перевал последними лучами.

– Отсюда дорога начинает спускаться к реке, – сказал Дет, – и мы можем переночевать там, внизу.

Моргон кивнул. Поглаживая шею дрожащей лошади, он произнес:

– Не так уж громко я крикнул…

– Да, – согласился Дет. – Это был негромкий крик. Но он оказался очень действенным. Если ты когда-нибудь крикнешь по-настоящему громко, думаю, весь мир расколется.

Через восемь дней они дошли до истоков реки: ими были тающие льды на склонах и высокая снежная вершина горы, которая смотрела прямо на царство Высшего. Наутро девятого дня дорога пересекла Осе и подошла к горе Эрленстар.

Моргон натянул уздечку, впервые глядя на преддверие владений Высшего. Ряды громадных старых деревьев отмечали дорогу, которая, уже освобожденная от снега по эту сторону реки, блестела, словно стены в Харте. Ущелье в каменном фасаде горы походило на открытые ворота с неким подобием арки. Из-под ее будто отполированного изгиба стен вышел человек, посмотрел на гостей и спустился на дорогу, чтобы подождать их возле моста.

– Это Серик, – объяснил Дет. – Часовой Высшего. Он прошел обучение у волшебников Лунголда. Идем.

Сказав это, Дет, однако, не двинулся с места. Моргон, которого вдруг охватил страх, смешанный с волнением, смотрел на своего спутника и тоже не спешил ехать вперед. Арфист сидел спокойно, глаза его, как всегда невозмутимые, смотрели на ворота, ведущие в Эрленстар. Потом он повернул голову, и лицо его приобрело странное выражение, полуизучающее-полувопрошающее, словно бы он обдумывал в уме загадку и ответ на нее. Затем, не говоря ни слова, он двинулся вперед. Моргон последовал за ним вниз по последнему участку дороги и выехал на мост, на котором стоял Серик – в длинном одеянии, вытканном, казалось, из самих цветов радуги. Часовой поднял руку и остановил гостей властным движением.

– Это Моргон, князь Хеда, – сказал Дет, слезая с лошади.

Серик улыбнулся:

– Значит, Хед наконец явился к Высшему. Добро пожаловать. Он ждет тебя. Я приму ваших лошадей.

Моргон прошел вслед за Детом по тропинке, сверкающей от бесчисленного количества необработанных драгоценных камней, рассыпанных прямо под ногами гостей. Ущелье Эрленстар являлось лишь широким проходом к внутреннему залу, в середине которого горел костер, выложенный в форме кольца. Серик принялся расседлывать лошадей, а Дет провел Моргона к двойным сводчатым дверям, которые легко открылись, и люди в легких, красивых, как и у Серика, одеждах поклонились Моргону и закрыли за вошедшими тяжелые створки.

Блики света играли в тенях, сверкали самоцветы на дверях, стенах и внутреннем куполе скалы – Моргону казалось, что он находится внутри восхитительной красоты звезды. Дет опустил руку на его плечо и повел прямо к возвышению у дальней стены круглой комнаты. На третьей ступеньке широкой лестницы стоял трон, вырезанный из единого желтого кристалла, по обе стороны от него горели яркие факелы, освещающие Высшего – в солнечно-золотом одеянии, с седыми, откинутыми назад волосами, открывающими простые тонкие черты лица. Высший поднял руки с подлокотников трона и соединил кончики пальцев.

– Моргон с Хеда. Добро пожаловать, – сказал он ласково. – Чем я могу помочь тебе?

Кровь бросилась Моргону в лицо и тут же отхлынула из-за внезапной тяжести, сковавшей его сердце. В полной тишине украшенные драгоценными камнями стены пульсировали вокруг, отбрасывая на пол и купол яркие отблески. Моргон посмотрел на Дета. Арфист стоял спокойно, его полуночные глаза бесстрастно наблюдали за Моргоном. Князь Хеда снова посмотрел на Высшего и понял, что лицо Властелина напоминает ему кого-то; если отбросить роскошные украшения, то лицо это походило на… на лицо Мастера из Кэйтнарда, которого Моргон знал три года – и так и не постиг.

Моргон с трудом, превозмогая себя, выговорил:

– Мастер Ом…

– Я Ом из Кэйтнарда. И, как ты догадался, я Гистеслухлом, Основатель Лунголда, а также его Разрушитель. Я Высший.

Моргон тряхнул головой, не веря своим ушам. Он снова повернулся к Дету, и тот внезапно превратился для него в единое яркое пятно. Но все же, расплывшийся и меняющий очертания, он оставался Детом – стоявшим в неразрушимом, непреодолимом молчании, таким же, как тяжелая тишина льдов на Исигском перевале.

– А ты… – прошептал Моргон.

– А я его арфист.

– Нет, – шепнул Моргон. – О нет!..

И тут он почувствовал, как у него изнутри рвется наружу Великий Крик, и вот он вырвался – и запертые двери дома Высшего раскололись сверху донизу от его страшной силы.

СЛОВАРЬ ИМЕН И НАЗВАНИЙ

Айлон – старый арфист Хара Остерландского.

Айя – жена Хара из Остерланда.

Акер, Джарл – мертвый купец из Остерланда.

Акрен – резиденция землеправителей Хеда.

Алойл – древний волшебник, состоявший на службе у имрисских королей, еще до открытия школы волшебников в Лунголде.

Ан – крупное королевство, включающее уделы Ан, Аум, Хел; главный город – Ануйн, правитель – Мэтом.

Анот – врач при дворе Хьюриу Имрисского.

Ануйн – главный город Ана.

Астрин – земленаследник Имриса; брат Хьюриу.

Атол – отец Моргона, Элиарда и Тристан; князь Хеда.

Аубер из Аума – потомок Певена Аумского.

Аум – древнее королевство; теперь один из трех уделов Ана.

Аун Анский – древний землеправитель Ана; погиб из-за того, что преднамеренно поджег часть Ана, чтобы не отдать его врагу.

Башня Ветров – единственное уцелевшее строение в разрушенном Городе Ветров.

Бере – внук Данана Исигского; сын Верт.

Верт – дочь Данана Исигского.

Властелины Земли – древние жители земли; осеователи двух ныне разрушенных городов в Имрисе.

Высший – законодатель и устроитель жизни со времен ухода Властелинов Земли.

Галил – древний король Имриса в эпоху Алойла.

Гистеслухлом – основатель школы волшебников в Лунголде.

Гора Эрленстар – резиденция Высшего.

Город Короны, или Город Кругов – главный город Херуна, окружен семью стенами; резиденция Моргол Эл из Херуна.

Грания – жена Данана Исигского, мать Сола.

Дайррувит – Моргол древних времен.

Данан Исигский – землеправитель и король Исига.

Дет – арфист Высшего.

Дуак – сын Мэтома и земленаследник Ана.

Зак из Хикона – искусный мастер, украсивший арфу тремя звездами.

Имрис – королевство, управляемое Хьюриу, главный город – Кэруэддин.

Ингрис – житель Остерланда, отказался принять переодетого Хара Остерландского; в результате погиб.

Ирт – самый могущественный волшебник из Лунголда после Основателя, известен также под именем Арфист Лунголда.

Ирье – резиденция Хара Остерландского на Хмурой горе.

Исиг – королевство, управляемое Дананом Исигским; славится ювелирными и металлическими изделиями.

Исигский перевал – горный перевал между Исигом и горой Эрленстар.

52
{"b":"18797","o":1}