ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тебе, видимо, все же предстоит его испытать. Но какое имя могли дать ему Властелины Земли? Я не боюсь ни за нас, ни за корабль. Но твой разум…

– А разве, – прервала ее Рэдерле, – я спрашивала у тебя совета?

– Нет, – с неохотой призналась Лира. – Но я знаю, что делать.

– Да. Ты добьешься того, что тебя уничтожит волшебник. А разве я спорю?

– Нет. Но… – Она вздохнула. – Хорошо. Теперь все, что нам остается, – это сказать Бри Корбетту, куда мы направляемся, чтобы он знал, чем и как запастись. И нам необходимо отправить домой Тристан. Ты можешь придумать, как это лучше устроить?

Обе призадумались. Час спустя Лира незаметно выскользнула из королевской резиденции и направилась сообщить Бри, что они держат путь на север, а Рэдерле двинулась в тронный зал переговорить с Хьюриу Имрисом.

Она застала его в окружении вельмож, обсуждалось положение в Меремонте. Увидев, как она замерла в нерешительности у входа в огромный зал, король приблизился к ней. Встретив его ясный прямой взгляд, она поняла, что они с Лирой решили правильно: его будет не так трудно обмануть, как Астрина, и у нее вызвало облегчение, что Астрина здесь не было. Он спросил: – Тебе что-то понадобилось? Я могу чем-то помочь?

Она кивнула:

– Можно отвлечь тебя на минуточку?

– Конечно.

– Ты не мог бы… Нельзя ли на одном из твоих боевых судов отправить домой Тристан? Бри Корбетту понадобится остановиться в Кэйтнарде, чтобы высадить Лиру и взять на борт моего брата. Тристан приняла неразумное решение отправиться к горе Эрленстар, и если она придумает, как ей покинуть корабль Бри в Кэйтнарде, она это сделает. Она двинется на север либо на торговом судне, либо пешком, причем и так, и эдак она может угодить в самое пекло вашей войны.

Его темные брови сдвинулись:

– Похоже, она упряма. Точь-в-точь как Моргон.

– Да… И если она… Если и с ней что-нибудь случится, это будет истинным бедствием для жителей Хеда. Бри мог бы доставить ее на Хед, прежде чем отвезет нас в Кэйтнард, но не так-то легко переправиться через тамошние воды. Там утонули Атол и Спринг с Хеда, да и Моргон чуть не лишился жизни. Мне было бы спокойнее, если бы у нее оказалась чуть более надежная защита, чем несколько стражей и моряков.

Он быстро и молча вздохнул.

– Об этом-то я и не подумал. Только на пяти из боевых кораблей большое вооружение и большие команды; два других – более легкие сторожевые суда. Я могу выделить одно из них, чтобы доставить ее домой. Если бы я мог, я бы послал эти корабли сопровождать вас до самого Кэйтнарда. Я еще ни разу в жизни не видел, как столь достойное общество совершает столь непродуманное и небезопасное путешествие.

Она слегка вспыхнула:

– Знаю. Напрасно мы взяли Тристан даже сюда.

– Тристан! А как насчет тебя и земленаследницы Моргол?

– Это другое дело…

– Но почему, во имя Ирта?

– Мы хотя бы знаем, что между Хедом и обителью Высшего – целый мир.

– Да, – хмуро согласился он. – И здесь не место никому из вас в такое время. Я убедился, что ваш корабельщик тоже это понимает. Не знаю, что на него нашло и как он отважился покинуть с вами на борту Кэйтнардскую гавань.

– Он не виноват. Мы не оставили ему выбора.

– И до какой степени вам пришлось на него давить? Стражи Моргол искусны, но едва ли неразумны. И вы вполне могли бы встретиться у берегов Имриса с чем-то похуже, чем мои боевые корабли. Бывают времена, когда я верю, что борюсь лишь против своих собственных мятежников, но порой не вполне уверен, как далеко эта война зайдет и смогу ли я не позволить ей распространиться дальше. Бри Корбетт не мог бы выбрать времени хуже, чтобы подойти с вами так близко к Меремонту.

– Он не знал о войне…

– Если бы на борту находился твой отец, он бы позаботился о том, чтобы все разузнать. Я ему и об этом напомнил. Что же до того, что Астрин брал тебя сегодня на Равнину Королевских Уст, – это было полнейшей глупостью. – Он умолк. Она увидела белые проблески света у его скул, прежде чем он поднял руки к глазам и подержал их так с мгновение. Она опустила взгляд и сглотнула комок.

– Полагаю, ты ему это сказал.

– Да. И он со мной как будто согласился. Нынче не время для людей вроде Астрина, тебя и Бри Корбетта забывать здравый смысл. – Тут он положил руку ей на плечо, и его голос зазвучал мягче. – Я понимаю, что вы пытались сделать. Я понимаю почему. Но предоставьте это тем, у кого это выйдет лучше.

Она удержалась от ответа и склонила голову, покорно оставив за ним последнее слово. Затем произнесла с неподдельной благодарностью:

– Спасибо за корабль. Поговоришь с Тристан утром?

– Я лично буду сопровождать ее на борт.

Позднее Рэдерле и Лира снова увиделись в галерее, идя на ужин. Лира негромко сообщила:

– Бри вздумал спорить, но я поклялась всем, что осталось от моей чести, что ему не придется состязаться в скорости с боевыми судами. Ему это не понравилось, но он помнит, что ты проделала с тем обрывком нити. Он сказал: что бы ты ни стала делать завтра, хорошо бы, чтобы это удалось, потому что он не осмелится снова встретиться лицом к лицу с Хьюриу Имрисом.

Рэдерле почувствовала, что ее лицо слегка зарделось при воспоминании.

– Я тоже не осмелюсь, – пробормотала она. Затем из своего покоя вышла Тристан, изумленная и слегка испуганная, как будто только что проснулась. При взгляде на Рэдерле и Лиру ее лицо просветлело; увидев, сколько доверия в ее глазах, Рэдерле ощутила укол совести. Она сказала:

– Ты не голодна? Мы идем в Тронный зал ужинать.

– Прямо при всех? – Она с отчаянием оправила свою смявшуюся юбку. Затем остановилась, оглядела превосходно расписанные стены, поблескивающие в свете факелов, висящие на них старинные бронзовые и серебряные щиты, древнее оружие, все в драгоценных камнях. Тристан прошептала:

– Моргон был в этом доме. – Ее плечи расправились, и она последовала за остальными в зал.

На следующее утро они пробудились до зари. Укутанные в богатые теплые плащи, которые преподнес им Хьюриу, они поскакали вместе с ним, Астрином, Высокими Владетелями Умбера и Тора и тремястами вооруженными воинами по тихим улицам Кэруэддина. Они видели, как тут и там растворяются окна, как свет вдруг брызжет из чьих-то дверей и кто-то, высунувшись, глядит на скорую и безмолвную вооруженную процессию. У причалов темные мачты выступили из жемчужного тумана над водой; рассветные голоса и шаги казались приглушенными, утратившими плоть. Воинский строй рассыпался, и отплывающие стали всходить на борт. Спустившийся по трапу Бри Корбетт бросил на Рэдерле хмурый затравленный взгляд, прежде чем принял у нее коня. Стражи Моргол последовали за ним со своими скакунами.

Рэдерле выждала с минуту, чтобы услышать, как Хьюриу говорит Тристан:

– Я посылаю тебя домой с Астрином на одном из этих кораблей. С ним ты будешь в безопасности, его люди тебя защитят. Это быстроходное судно, и ты скоро будешь дома.

Наблюдая за ними, Рэдерле не могла с мгновение решить, кто больше поражен: Тристан или Астрин. Тристан открыла рот, чтобы возмутиться. Прежде чем она успела заговорить, Астрин произнес:

– Это свыше двух дней пути и день на дорогу в Меремонт. А корабль понадобится тебе, чтобы охранять побережье.

– Я могу несколько дней обойтись без него. Если мятежники послали за оружием, то они, вероятнее всего, прибудут с севера, и я могу попытаться остановить их у Кэруэддина.

– Оружие, – возразил Астрин, – это не все, за чем мы следим. – Затем его взгляд медленно переместился с лица Хьюриу на лицо Рэдерле.

– А кто придумал это все с кораблем?

– Решение принял я, – твердо ответил Хьюриу, и, услышав его голос, Тристан, которая опять приоткрыла рот, тут же его захлопнула.

Астрин не сводил глаз с Рэдерле, его брови хмурились, он недоумевал и вроде бы что-то заподозрил. Он коротко сказал королю:

– Отлично. Я пошлю тебе весточку из Меремонта, когда вернусь.

– Спасибо. – Пальцы Хьюриу сжались на миг на плече Астрина. – Будь осторожен.

17
{"b":"18798","o":1}