ЛитМир - Электронная Библиотека

Из глаз Кристал брызнули слезы. Ну зачем она бередит его раны? Единственное, к чему она стремится, — это поскорее уехать от него. Ей вовсе не хочется оскорблять его. Он и так растерзан войной. Кейн говорил, что это была бесславная бойня, однако он не растерял в ней достоинства и чести. Он защищал свою страну, и, когда эта страна перестала существовать, он почтительно свернул и спрятал свое боевое знамя, не желая больше трепать его и пачкать грязью. Поражение не сломило его дух, и он продолжал жить, хотя к с тяжестью на сердце, и не просто влачил в постыдном бездействии жалкие дни, а, повинуясь зову совести, активно помогал обезвреживать банды из числа своих бывших товарищей-конфедератов, которые кучковались в пустынных прериях и горных районах Запада, совершая разбойные нападения на мирных граждан.

— Не плачь, — услышала девушка удивительно ласковый шепот Кейна.

Ругая себя за малодушие, она склонила голову ему на грудь. Кейн большими пальцами отер ее мокрые щеки. Вся дрожа, Кристал зарылась лицом в его рубашку. Он вымыт, одежда на нем чистая, а значит, и пахнуть он должен как-то иначе. Однако аромат лавровишневой воды и свежесть накрахмаленного белья не перебивали мучительно знакомого запаха его тела, и она тайно наслаждалась им, мечтая, чтобы это мгновение длилось вечно.

За окном, где на плацу по-прежнему гарцевали кавалеристы, раздалось несколько оружейных залпов; звуки выстрелов вернули Кейна и Кристал к реальной жизни.

— Когда прибудет дилижанс? — не отнимая головы от груди Кейна, осипшим от волнения голосом задала Кристал неизбежный вопрос.

— «Оверлэнд» сможет прислать экипаж дня через два, не раньше, — безучастным тоном отозвался он.

Плечи девушки резко опустились. Она сомневалась, что сумеет продержаться так долго.

— Кристал, — заговорил Кейн, крепче сжимая ее в своих объятиях, — не думай сейчас об отъезде. У нас впереди два дня. Давай хоть это время проведем вместе.

— Два дня — это очень мало… и в то же время очень и очень много, — ответила Кристал. Разум приказывал ей бежать, а сердце умоляло остаться.

Тыльной стороной ладони девушка отерла струящиеся по щекам слезы. Молчание Кейна подтверждало правоту ее слов.

— Собственно, я ведь пришел пригласить тебя на ужин, — наконец произнес он. — Твои спутники Постоянно интересуются, как ты себя чувствуешь. Уверен, они вздохнут с облегчением, увидев тебя вечером за общим столом.

Кристал отошла к комоду, демонстративно повернувшись к Кейну спиной, но увидела его отражение в зеркале. Он смотрел ей в глаза, и она не смогла отвести взгляд. Время на мгновение остановилось, и глаза Кристал выразили все невысказанные чувства. Понимая, что погибнет, если тотчас же не возьмет себя в руки, девушка с беспощадной решимостью оторвала свой взор от магнетических глаз Кейна и, сделав вид, будто ничего не заметила, с наигранной веселостью прожурчала:

— С удовольствием поужинаю вместе со всеми. Сейчас только волосы заколю.

— У тебя роскошные волосы. Я ведь еще не говорил тебе этого.

Кристал закрыла глаза. Ей очень хотелось, чтобы Кейн скова провел ладонью по ее волосам, как тогда, в Фоллинг-Уотере. И опять ее взгляд нашел его глаза: в ледяной глубине притаилась жгучая тоска, даже обида. Для него невзгоды и обман остались в прошлом.

А ей еще только предстоит вступить на тернистый путь лишений и лжи.

— Подожди минутку, я быстро, — прошептала девушка.

Глава 10

Клуб-столовая старого форта размещался в сколоченном из неотесанных бревен деревянном здании с земляным полом. Должно быть, он пустовал не „очень долго, потому что глина между досками еще не успела обсыпаться, да и чугунная печь стояла на месте.

Окинув взглядом помещение столовой, Кристал испытала неописуемый ужас. Всюду толпились люди: ее спутники, кавалеристы. И солдаты маршальской службы. Девушке казалось, что буквально у каждого человека, на которого натыкались ее глаза, сияет на груди серебряная звезда. Эти пугающие звезды, переливаясь в свете ламп, слепили ее своим блеском.

Уняв дрожь в ладони, которая покоилась на согнутой руке Кейна, девушка изобразила на лице лучезарную улыбку, хотя каждый мускул в теле зудел от желания кинуться прочь из клуба, а рассудок вопил, приказывая бежать во что бы то ни стало. Однако пока она благополучно не отбыла из форта вместе с остальными пассажирами, необходимо сохранять самообладание, чтобы никто ничего не заподозрил. Ладонь со шрамом инстинктивно сжалась в кулак. Она не собирается демонстрировать свое клеймо. Если кто-то захочет увидеть ее ладонь, пусть выламывает руку.

Из толпы кавалеристов в синих мундирах выплыл мистер Гласси и, приблизившись к ним, без излишних Церемоний, по-медвежьи обнял Кристал. У девушки опять навернулись на глаза слезы. Генри Гласси — Добрейшей души человек. Жаль, что им не суждено стать друзьями. Кристал отступила на полшага. Торговец был несколько бледен и как будто даже похудел, хотя, возможно, это обманчивое впечатление: фигура его не утратила тучности, и в целом он выглядел неплохо. В своем элегантном ядовито-зеленом костюме, который заметно преобразился после чистки, мистер Гласси казался почти таким же щеголем, как и в их первую встречу, когда они отправлялись в Нобл в дилижансе компании «Оверлэнд экспресс».

— Слава Богу, что вы целы и невредимы, миссис Смит. Даже передать не могу, как мы с господином Адльмейером тревожились за вас, — воскликнул торговец, не решаясь отнять руки от Кристал, словно она была его дочерью, которую он потерял много лет назад и теперь обрел вновь.

Девушка улыбнулась ему и перевела взгляд на «проповедника». Она только сейчас узнала его фамилию. «Проповедник» улыбался, но как-то жалко, словно алкоголик, молящий о глотке виски.

Мистер Гласси кивком указал на Кейна, который отправился поприветствовать группу кавалеристов.

— Даже не верится, что этот головорез — служитель закона.

Кристал глянула в сторону Кейна. Он смеялся, разговаривая с мужчинами, — может, кто-то из них рассказывал забавную историю. Зубы у него были ослепительно белые, ухмылка напоминала волчий оскал, а холодные глаза лучились теплом. Держался Кейн с непринужденной легкостью и даже казался счастливым. Пока не встретился с ней взглядом.

Улыбка исчезла с его лица так же мгновенно, как исчезают золотые монеты в сундуке скряги. Кристал видела, что он обеспокоен ее поведением. Они поменялись ролями. В Фоллинг-Уотере она все время пыталась найти объяснения его загадочным поступкам.

— Да, удивительный человек, — откомментировала Кристал, радуясь тому, что мистер Гласси, отодвигая в этот момент для нее стул, не заметил, как она обменялась взглядом с Кейном. Ей не хотелось, чтобы торговец догадался о ее отношении к Макколею. Желая отвлечься от тревожных мыслей, девушка кивком поздоровалась с кучером и охранником дилижанса, которые притулились в углу. И тот, и другой, похоже, были очень рады, что все так хорошо кончилось. — А где Пит и его отец? — полюбопытствовала Кристал, оглядываясь по сторонам.

— Пит наблюдает маневры, а старик Элиас, по-моему, пытает Роуллинза относительно того, когда вернут его деньги. — Мистер Гласси весело фыркнул. — Кажется, он очень сердится, что деньги ему не отдали тотчас же.

При иных обстоятельствах Кристал непременно расхохоталась бы, представив, как седой старик третирует Роуллинза, но ей и самой не терпелось поскорее получить назад свои бесценные семь золотых монет. Она только и думала о том мгновении, когда вновь ощутит на ладони их приятную тяжесть.

На плечо ей легла чья-та рука. Девушка подняла голову. Над ней возвышался Кейн; он держал оловянную кружку.

— Вот, выпей. Спать будешь лучше. — Кейн протянул кружку Кристал.

— Спасибо… — Девушка запнулась, не зная, как его теперь называть. Кейн — вроде бы не совсем уместное обращение при их нынешних отношениях.

— Можешь называть меня Маколей, — сказал он, словно прочитав ее мысли.

32
{"b":"18799","o":1}