ЛитМир - Электронная Библиотека

— Кристал, расскажи мне о нем, — потребовал Кейн тоном, не допускающим ослушания.

Девушка сцепила рука, чтобы они не тряслись. Однако язык не повиновался.

Маколей наконец повернулся к ней лицом. Его черты словно окаменели.

— Кристал… если бы ты забрала деньги, привезенные Теренсом Скоттом, и покинула форт вместе с остальными пассажирами, я оставил бы тебя в покое. Решил бы, что ты просто не можешь полюбить человека, который сыграл с тобой злую шутку: назвавшись разбойником, сделал тебя заложницей и продержал в плену несколько дней. Однако ты нарушила предполагаемый ход событий: украла у меня деньги, а свои — куда большую сумму — почему-то не забрала и скрылась в неизвестном направлении, умчалась, будто что-то до смерти напугало тебя… Поэтому я не мог оставить тебя в покое. Я должен был найти тебя. — Оннадолго замолчал, пристально глядя на девушку с тоской в глазах.

— Я хочу рассказать тебе, — прошептала Кристал со слезами в голосе; она так устала вести борьбу в одиночку. — Но… но ты — шериф. Твой долг… война… закон для тебя все… Я хочу рассказать… но не могу. Не могу. — Она опустила лицо в ладони. Игра окончена. Кейну теперь о ней известно достаточно, чтобы не колеблясь телеграфировать в Нью-Йорк. Шрам выдаст ее. За несколько часов он получит все интересующие его сведения. Не лучше ли самой открыть ему свое прошлое. Ведь то, что сообщат Маколею из Манхэттена, гораздо ужаснее, чем ее объяснения. И может быть, может быть, он все же любит ее и поверит тому, что она поведает.

Кристал глянула на скомканные простыни в ее ногах. Сердце застучало гулко и тяжело. Ясно одно: если уж сейчас она ему безразлична, значит, он ее никогда и не полюбит.

— Рассказывай, — приказал Маколей, надеясь командным тоном окончательно сломить ее сопротивление.

Кристал судорожно всхлипнула, не смея посмотреть ему в лицо,

— Тебе хочется выслушать ужасную историю моей жизни. Что ж, я расскажу. Но сначала ответь: твердо зная, что моя откровенность погубит меня, что меня увезут отсюда и ты никогда больше обо мне не услышишь, ты по-прежнему настаивал бы на моей исповеди? По-прежнему желал бы знать о моем прошлом, — Девушка со всхлипом проглотила комок в горле, — Даже если бы это привело к моей смерти?

Кейн застыл на месте, словно изваяние, несколько минут стоял не шелохнувшись. Он не касался Кристалл, никак не пробовал ее утешить — просто стоял и о чем-то хладнокровно размышлял.

Девушка разрыдалась и вдруг почувствовала его руку на своих спутанных волосах. Она была потрясена.

~ Значит, я должен сделать выбор, так? — произнес Маколей сиплым от волнения голосом. — Или долг блюстителя закона, или ты.

Он опять надолго замолчал. Кристал не смела посмотреть ему в глаза. Наконец он прошептал:

— Что ж, я выбираю тебя, Кристал. Да спасет Господь мою душу, но я выбираю тебя.

Девушка, уткнувшись лицом в ладони, тихо заплакала от захлестнувшего все ее существо чувства облегчения, волной разливавшегося по телу. Но ей не захотелось броситься в объятия к Кейну, а ему — прижать ее к своей груди. Это мгновение не несло в себе радости. Оно было пронизано грустью и горечью, наполнившими сердце мужчины, отказавшегося от всего, во что он верил, ради женщины, которая, вполне вероятно, недостойна такой чести.

Маколей глядел на жалкую фигурку плачущей девушки. Его ладони вновь пробежались по золотистым прядям ее волос.

— Одевайся, — торжественно изрек он. — У нас много дел. А я должен поговорить с Фолти.

Кейн направился к двери, но, прежде чем уйти, все же решился высказать то, что, казалось, гвоздем сидело у него в голове.

— Я хочу, чтобы ты знала, девушка, — как бы давясь словами, заговорил он, задержавшись на пороге, — однажды ты все мне расскажешь. Я поверю тебе, и мы больше никогда не будем касаться твоего прошлого. Я просто хочу, чтобы ты это знала. — Так же неожиданно, как и остановился, Маколей покинул комнату, должно быть рассудив, что остальное доскажет Кристал, когда вновь будет держать ее в своих объятиях.

Крисгал встала с кровати спустя несколько минут после ухода Маколея. Мысли путались, сердце сжимал страх. Она не знала, что теперь делать. Ей было больно, тяжело видеть, как Маколей отказался от всего, во что свято верил. Она сразу же подумала, что нужно уезжать из Нобла, бежать от Кейна, попытаться затеряться в каком-нибудь отдаленном районе, там, где она сможет позабыть о его существовании, исчезнуть из его памяти. Но девушка понимала, что это невозможно. Она не в состоянии будет позабыть Маколея, как бы далеко ни уехала. Когда он прибыл в Нобл, она была напугана, потрясена, с ума сходила, не зная, как улизнуть из города. Теперь же она связана с ним неразрывными узами. Она любит его, и идти ей некуда, да и средств на дорогу нет. Так что остается только одеться и ждать его возвращения.

Маколей отсутствовал около часа, а вернувшись, повел Кристал в салун Фолти. В зале сидели всего два посетителя — старый горняк по фамилии Брайтсен и Ян Петерсон. Диксиана находилась в своей комнате наверху; Айви они встретили на кухне. Мулатка и подала им ужин. Беседа не клеилась. Кристал видела, что Айви жутко боится шерифа, и Фолти был напуган до смерти после разговора с Маколеем. Что он сказал хозяину салуна, девушка не знала, но тот чуть ли не поклонился ей, когда она вошла в кухню. Теперь уж, конечно, она избавлена от просьб и уговоров водить в свою комнату клиентов; скорее даже, Фолти — судя по выражению его лица — убил бы ее на месте, изъяви вдруг она сама подобное желание.

Айви почти сразу же ушла из кухни, и Фолти отправился в зал обслуживать посетителей. Кристал и Маколей ужинали в молчании. Разумеется, до ресторана «Дельмоникос» салуну Фолти далеко: здесь нет белоснежных льняных скатертей и серебряных подсвечников — они сидят у теплой печки за простым Деревянным столом при свете обычной лампы с потрескивающим огоньком. Но Кристал, как ни странно, это нисколечко не огорчало. Будущее — бесформенное грозовое облако, зависшее над горизонтом, — вселяло в нее страх. Когда-нибудь это облако доплывет до нее, а сейчас она вполне довольна тем, что глядит в глаза Кейна, утратившие привычную холодность. В данный момент большего ей и не нужно.

Они поднялись в спальню. Из-за деревянной стенной перегородки доносились смех и болтовня Дикси, развлекавшей кого-то из клиентов. Кейн молча раздел девушку, и они предались любовным утехам, тихо, беззвучно, не позволяя вырваться ни единому вздоху, как бы не желая делиться минутами счастья с соседями за стеной. Однако своими молчаливыми ласками Маколей очень быстро довел ее до оргазма, и, когда их распаленные страстью тела сплелись во второй раз, сердце Кристал едва не лопалось от ненасытного влечения к Маколею и горькой радости — горькой от сознания того, что она вновь изведает нечто восхитительное, сладостное, но дарованное ей — это ясно как Божий день — на короткий срок.

Страсть остывала медленно. Через некоторое время Кейн прижал к себе Кристал и заснул. Его ровное, глубокое дыхание действовало умиротворяюще. Прильнув к груди Маколея, девушка вслушивалась в уверенные, энергичные толчки его сердца и пыталась внушить себе, что следующий день будет таким же замечательным, как и минувший. И что честный, благородный мужчина может навсегда отказаться от чести, позабыть про чувство долга.

Глава 19

Когда Кристал проснулась, Маколея в комнате не было. Утро опять выдалось солнечным. Яркие лучи, отражаясь от снега, белым пламенем заливали спальню, расчертив на квадраты одеяло, на которое отбрасывала тень оконная рама. С улицы доносилось знакомое «кап-кап-кап» — свисающие с крыши сосульки начали подтаивать. Сегодня будет теплее, но до весны еще далеко.

Девушка дотянулась до подушки Маколея. То место, где он спал, было холодным. Значит, он встал давно.

Кристал вскочила с кровати и быстренько оделась. Ей не терпелось поскорее увидеть Маколея, однако Девушка медлила покидать комнату. Рано или поздно, но она расскажет Маколею то, что должна рассказать. Это неизбежно. Кристал надолго погрузилась в размышления, сидя у окна с фотографией, на которой была запечатлена с сестрой. Даже думать тяжело о том, чтобы поведать ему о своем прошлом, — но только потому, что оно омрачено горем и кошмаром. А вот счастливыми, радостными минутами из своего Детства она с удовольствием бы с ним поделилась.

59
{"b":"18799","o":1}