ЛитМир - Электронная Библиотека

Кейн шагнул к девушке.

Чем ближе он подойдет к ней, тем дальше он будет находиться от двери, и, следовательно, у нее прибавится шансов на спасение. Стараясь, чтобы ее голос звучал ровно и бесстрастно, она медленно проговорила:

— Я знаю, кто ты. Разбойник улыбнулся.

— И кто же я, по-твоему?

Кристал еще раз бросила взгляд на дверь; ее нервы были напряжены до предела.

— Ты — Маколей Кейн. Всем известный бандит. Он сделал в ее сторону еще один шаг; девушка сорвалась с места, помчалась со всех ног, будто удирала из охваченного пожаром дома, и, когда двери салуна остались за спиной, у нее затеплилась надежда. Но в пышных юбках быстро не побежишь. Кейн без труда нагнал Кристал. Она упала, и ее сумочка с пистолетом отлетела в пыль, безумно далеко от нее.

Кейн перенес одну ногу через распластанную фигурку девушки и опустился над ней на колени, придавив вытянутые вперед руки. На фоне ослепительного солнца его лицо вырисовывалось неузнаваемым темным пятном. Кристал не прекратила сопротивляться. Она лягалась, взбрыкивала под ним всем телом, словно кобыла, пытающаяся сбросить седока, но разбойник только насмешливо фыркал. Она готова была убить его за один этот смех. Несмотря на то, что сильные пальцы Кейна, сжимавшие ее запястья, едва позволяли девушке шевелить руками, она все же продолжала тянуться к своей сумочке и почти уже нащупала шелковый шнурок. Однако он, специально выждав, когда кончики ее пальцев коснутся ремешка сумочки, рывком отвел руки девушки к бокам. Теперь уже до сумочки никак не добраться. Кристал была в капкане.

Учащенно дыша, она гневно смотрела на Кейна. Тот с минуту возвышался над ней, а потом поднес руку к ее волосам.

Девушка застонала от ярости. Находясь в плену железных тисков разбойника, она никак не могла помешать его ладони гладить густую прядь, выбившуюся из-под шпилек. Кейн приподнял один светлый локон; он поразительно контрастировал с темными волосиками на тыльной стороне его ладони.

— Пусти, — выпалила Кристал.

— У тебя волосы нежные, словно сливочное масло, ты это знаешь? — Уголок его рта дернулся, как будто он пытался подавить в себе нежелательные эмоции.

— Я сказала, пусти.

Кейн провел пальцем по стоячему воротничку платья Кристал, которое не украшала даже дешевая Камея, что свидетельствовало о ее крайней бедности. Взяв девушку за подбородок, Кейн заставил ее посмотреть ему в глаза.

— Теперь я вижу, что и глаза у тебя красивые. Небесного цвета. Твой муж говорил тебе об этом?

— Тебя это не касается, — сердито отозвалась она тихим голосом.

Кейн проигнорировал ее резкую реплику. Его рука скользнула на талию девушки. Она стала извиваться, но он и на дюйм не сдвинул своей ладони, а потом принялся поглаживать дешевый черный креп ее баски, и вскоре Кристал почувствовала костяшки его пальцев на своих бедрах, прикрытых пышными складками бомбазиновой юбки.

— И талия у тебя такая тонкая, — изменившимся голосом проговорил разбойник. — Такая стройная, — сипло повторил он, как бы помимо своей воли.

Его взгляд медленно пополз вверх по ее фигурке. В глазах разбойника явно читалось, что ему нравится смотреть, как напряженно вздымается и опускается ее грудь, в которой бушевала ярость. Очень нравится.

Кристал плотно сжала губы, собираясь плюнуть в Кейна. Никто не смеет смотреть на нее так. Никто.

— Попробуй плюнуть в меня, и ты увидишь, на что я способен. По сравнению со мной генерал Батлер покажется благородным рыцарем.

Эти слова охладили ее пыл. О войне Кристал было известно не много, но она знала, кто такой генерал Батлер. В Новом Орлеане он обращал в проститутку каждую женщину, осмелившуюся плюнуть в кого-либо из его солдат. Кристал отказалась от своего намерения.

Ее губы непроизвольно разжались, испустив пронзительный вопль, вопль отчаяния и гнева. Кейн поставил девушку на ноги. Она кинулась к своей сумочке, но он проворно поднял ее из пыли за шелковый шнурок, опередив Кристал. Рука Кейна железным обручем сжимала ее талию. Она царапалась, пиналась, отбивалась от разбойника кулаками, не желая возвращаться в салун без своего пистолета, но этот мужчина, обладавший невероятной силой, управлялся с ней, как с куклой. И он победил.

Кейн потащил Кристал в салун через распашные двери и стал подниматься по лестнице, толкая ее перед собой. Она отбивалась с отчаянием кошки, но Кейн, ступенька за ступенькой, неумолимо продвигался вверх; деревянные доски под его сапогами гремели, как барабан.

— Не надо, — задыхаясь, выговорила Кристал, пытаясь оторвать от своего тела его ладони, которые ¦

словно приклеились к ее талии и руке, но Кейн взвалил девушку на плечо, сразу положив конец ее сопротивлению. Она брыкалась и извивалась в пылу борьбы, даже не думая о том, что нижняя юбка на ней задралась до самых бедер, но все было бесполезно. Освободиться она никак не могла. Преодолев подъем, Кейн вошел в одну из комнат и сгрузил беспомощную фигурку девушки на грязный тюфяк, набитый перьями, а сумочку швырнул на стул, подальше от нее:

Кристал смотрела на разбойника сквозь облако пыли, поднявшейся с тюфяка. Он преграждал путь к стулу. Значит, пистолетом она воспользоваться не сможет, а иначе этого мужчину ей не одолеть. Сейчас он ее изнасилует.

Нет, пусть лучше убьет. Она не собирается сдаваться без борьбы.

своей жизни в Нью-Йорке, пока ее дядя не совершил то ужасное преступление, тем самым исковеркав ее судьбу. И. она не позволит этому бандиту надругаться над ней и втоптать в грязь непорочность хрупкой девушки, запрятанной в глубине ее души. Пока она жива, этому не бывать. Она будет оберегать ту девушку, чего бы это ни стоило. Потому что, если он погубит ее, Кристал больше незачем будет бороться за свое существование. Если той девушки не станет, Кристал ван Ален никогда не сможет вернуться домой. Никогда не сможет вернуть себе свое «я».

Кейн коснулся ее подбородка, как бы намереваясь что-то сказать. Но девушка ничего не желала слушать. Словно огненный шар, выпущенный римской свечой, она набросилась на него с кулаками, поклявшись себе, что будет отбиваться, даже если сломает руку. Кейн что-то пробормотал, пытаясь остановить ее, но ужас перед насилием мгновенно придал ее телу небывалую силу и резвость. Кристал тарабанила по телу бандита, целясь своими кулачками, как ей казалось, в самые уязвимые места. Она из кожи лезла вон, чтобы ударить его побольнее, но все было напрасно — ее кулачки натыкались на твердую как скала плоть. Сердце девушки сжалось от отчаяния, когда, подняв глаза, она, кроме удивления, ничего не заметила на его лице; не было в нем ни боли, ни страдания. И, тем не менее, Кейну пока не удавалось одолеть ее. Поэтому Кристал продолжала лупить разбойника, пока он не схватил ее за руку. Тогда девушка, не задумываясь, заученным движением размахнулась свободной рукой и влепила ему увесистую пощечину. На долю секунды Кейн оторопел.

— Ведьма, — проскрежетал он и без труда пленил ударившую его руку.

— Я не позволю тебе сделать это, не позволю! — Девушка оскалила зубы, собираясь укусить разбойника. Тот отшатнулся, едва не заревев от ярости.

Наконец их взгляды скрестились; они замерли в неподвижности, не сводя глаз друг с друга. Губы разбойника были сжаты в угрюмую складку. Он потер щеку со следами ее пальцев, а в глазах появилось снисходительно-сердитое выражение, словно перед ним находился нашкодивший ребенок.

— Позвольте дать совет, миссис Смит, — неприятным шепотом процедил он. — Красивой женщине хорошо бы сразу уяснить, кому надо подчиняться. В этом лагере много мужчин, изголодавшихся по слабому полу.

Кристал прикусила нижнюю губу, чтобы Кейн не заметил, как она задрожала.

Разбойник ближе наклонился к девушке. Она отчетливо видела серебристые пятнышки в его удивительных глазах.

— Ты, должно быть, считаешь себя храброй, но это не так. Без моего покровительства ты пропадешь. Мужчины в этих краях женщину чуют за милю.

— Ч… что значит, ты чуешь меня?

7
{"b":"18799","o":1}