ЛитМир - Электронная Библиотека

— Господи Боже! — — застонал старик. — Еще один покупатель! — И, сделав гримасу, с трудом приподнялся с кресла.

Джексон уложил в лунку последний горшочек, встал и стряхнул с рук землю.

— Я сам ими займусь, — сказал он и ушел, прежде чем Пит успел что-либо возразить.

Когда дверцы машины открылись, старик снова рухнул в кресло, благодаря Бога за то, что не ему придется возиться с этими клиентами. Покупательница оказалась молодой и хорошенькой, но вид у нее был не слишком ухоженный. Оно и понятно: ей некогда было заниматься собой. Дама несла на руках грудного младенца, а за ней по пятам шли двое мальчиков: один — примерно шести, а другой — пяти лет.

Даже издали Пит слышал, как мальчишки начали ссориться между собой. Потом завопил малыш, которому явно надоело сидеть на руках у матери. Откинувшись на спинку кресла, старик прикрыл глаза: как хорошо, что он избавлен от этого кошмара!

А Джексон между тем удивлялся на себя: зачем было проявлять инициативу? Что дернуло его за язык? У дамочки явный переизбыток детей. А она еще собирается покупать рассаду! Но отступать поздно: он уже предложил Питу свою помощь — значит, надо действовать.

— Что вам угодно, леди?

Молодая мать как раз делала «последнее предупреждение» своим непослушным чадам и так увлеклась, что, услышав голос Джексона, вздрогнула и резко обернулась.

— О! Я и не заметила, как вы подошли. Ничего удивительного при таком шуме, — сказала она и для острастки еще раз шикнула на мальчишек. — Понимаете, Джимми, мой муж, должен был посидеть с детьми, а я собиралась поехать за покупками, но его вызвали на работу.

Джексон кивнул и оглянулся на мальчиков, которые пожирали его глазами.

— А у моего папы тоже есть такие ботинки!

— Да ну? — тихо отозвался Джексон.

— Ага! — хором взревели сорванцы. — Папа высокий. Почти как вы.

— Тише, дети! — цыкнула на них мать. — Хватит приставать к человеку! Помогите мне выбрать рассаду, о'кей? — обратилась она к Джексону.

Но тут маленькая девочка, которой еще и года не исполнилось, начала вырываться из материнских рук.

— Нет, моя сладкая, моя девочка-горошинка, тебе нельзя вниз. Ты вся выпачкаешься… — Молодая женщина нежно поцеловала ребенка в щечку и снова повернулась к Джексону, который молча ждал ее указаний.

— Какие цветы вы хотели бы купить, мэм? — спросил он наконец.

Дама испустила вздох и вымученно улыбнулась:

— Мне нужна рассада. Я хочу высадить ее вдоль дорожки, ведущей к парадному входу. Она не слишком длинная, так что понадобится три-четыре дюжины, не больше.

— Хорошо, мэм. Пожалуйте сюда, — сказал Джексон, направляясь к открытым дверям оранжереи.

Он понятия не имел, что в самом дальнем ее конце Ребекка поливала горшки с пальмами.

В продолговатом здании из плексигласа буйствовали краски всех оттенков, а воздух был насыщен теплым, густым ароматом влажного торфяного мха и земли. Две бабочки, залетевшие сюда через дверь, теперь порхали от одного цветка к другому, как будто не знали, на чем остановить свои выбор среди такого изобилия.

— О! Как здесь красиво! — воскликнула дама и переложила младенца в другую руку.

Услышав голоса, Ребекка высунулась из своего укромного уголка и увидела Джексона. Он был похож на отца, обремененного многочисленным семейством. Ребекка невольно улыбнулась и решила понаблюдать за происходящим. Интересно, как он справится? Правда, Джексон не знает, что она здесь, но вряд ли можно назвать это шпионством. «Если понадобится помощь, — подумала Ребекка, — я сразу выйду к ним». Она снова спряталась в полутемном углу и замерла, не сводя глаз с Джексона.

— Все, что здесь есть, выставлено на распродажу. Выбирайте, а я отнесу рассаду в машину, — предложил Джексон.

Но не тут-то было: дети устроили такую возню, что казалось, будто все силы ада вырвались наружу. То, что мальчишки не могли сорвать, они пытались выкопать. И всякий раз, когда обеспокоенная мать пыталась остановить их, малютка тащила в ротик любой предмет, попадавшийся под руку.

«Господи, пощади меня!» — взмолился про себя Джексон. Но несмотря на все бедствия, которые причиняли мальчишки, он с удовольствием наблюдал, как работают их детские мозги. Да они запросто разберут танк, не потеряв при этом ни одного болта, — только дай им возможность.

А Ребекка давилась от смеха, глядя на безуспешные попытки взрослых справиться с двумя сорванцами. Не пора ли вмешаться? Но Джексон такой обидчивый, еще подумает, пожалуй, что ему не доверяют. Пока она терзалась сомнениями, Джексон уже взял инициативу в свои руки…

— Леди, давайте я сам займусь мальчиками, а вы спокойно выберете все, что нужно. Хорошо?

Молодая женщина колебалась: обычно она не позволяла своим отпрыскам общаться с незнакомыми людьми. Но сегодня дети довели ее до грани отчаяния. Кивнув Джексону, она выдернула у своей малышки ветку плюща, которую та зажала в кулачке, и швырнула ее на пол.

— Мне так жаль! — пробормотала дама, адресуясь, очевидно, к изуродованному плющу, а потом грозно посмотрела на сыновей, которые сразу притихли. — Они в вашем распоряжении.

Джексон положил свои ручищи на головы мальчиков, дабы привлечь их внимание. Те застыли, не спуская глаз с его мрачного лица.

— О'кей, парни, мне нужна ваша помощь. Покараульте у дверей, пока ваша мама выбирает цветы. Хотите — пойдемте со мной, я покажу вам что делать.

Слушая спокойный глуховатый голос настоящего взрослого мужчины, мальчики разинули рты, глаза у них стали круглые. Ребята нервно переглянулись и снова задрали головы вверх: Джексон возвышался над ними, словно башня.

— Мы поможем! — хором крикнули дети.

— О'кей, значит, договорились.

И Джексон вывел их на улицу, продолжая что-то объяснять, но теперь уже шепотом, как будто сообщал страшную тайну.

Через несколько минут он стремительным шагом вернулся в оранжерею и весело рассмеялся.

— Что же вы им такое сказали? — прошептала дама.

Она просто поверить не могла, что ее непослушные дети укрощены.

— Я им велел стоять на стреме.

— Зачем? — недоуменно нахмурилась мать.

— Чтобы поймать вора, который повадился сюда за цветами.

Дама хихикнула:

— Но они, похоже, стоят смирно! Как вам это удалось?

Джексон предусмотрительно оглянулся на дверь, и на его лице появилось нечто похожее на улыбку.

— Ну… в данный момент они в качестве тайных агентов изображают статуи.

На этот раз покупательница не смогла скрыть своего восхищения:

— А у вас буйное воображение, мистер!

Джексон равнодушно пожал плечами, стараясь не показывать, насколько ему приятна эта похвала.

— Вашим детям тоже фантазии не занимать. А теперь давайте займемся цветами. Не знаю, надолго ли я утихомирил ребят своими сказками.

Женщина быстро отобрала еще несколько видов цветов, и Джексон принялся таскать ящики с рассадой на улицу и загружать их в багажник се машины. При этом он всякий раз с таинственным видом подмигивал мальчишкам. К его немалому удовольствию, никто из них не отреагировал на эти провокации. Дети всерьез играли роль статуй.

Ребекка была ошеломлена. За последние пятнадцать минут Джексон разговаривал с этой женщиной и ее детьми больше, чем с ней и Питом в течение полутора недель. И почему-то ей стало больно. Ребекка вздохнула и вышла из оранжереи через черный ход.

Буквально в эту же минуту Джексон наведался туда за последним ящиком.

— О'кей, парни, дежурство закончилось. Ваша мама скоро поедет домой. Отлично поработали! Я уверен: ни одного цветка не пропало, — похвалил он ребят, направляясь обратно к машине.

Мальчики торжественно кивнули и потащились вслед за Джексоном — в точности как маленькие солдаты за своим командиром.

— Не знаю, как вас благодарить, — сказала Джексону дама.

— Да что там, ничего особенного, — — пробормотал он.

— Ну, теперь осталось только расплатиться, и вы от нас избавитесь. — Женщина оглянулась. Поскольку игра в статуи закончилась, мальчики уже отошли от машины, явно намереваясь обследовать мотоцикл Джексона. — Дети! Сейчас же идите сюда! Если будете слушаться мамочку, мы поедим мороженого, перед тем как отправиться домой.

10
{"b":"18801","o":1}