ЛитМир - Электронная Библиотека

— И все же…

— Никаких «все же». Пит Уолтерс! Джексон заплатил свой долг обществу, и не нам его судить. И пока он выполняет свою работу, я не желаю слышать о нем ничего плохого.

Ребекка выпятила подбородок, в ее глазах полыхало пламя, а когда она уперла руки в бока, Питу пришлось сдаться. Ребекка упряма как ослица. Значит, надо подождать до тех пор, пока Джексон сам не даст повод напомнить ей: «Я же говорил!»

— Ладно, как хочешь. Ты все-таки здесь босс.

Ребекка отлично знала цену его уступчивости, но решила, что на первое время и это неплохо. Питу нужен помощник. И никаких ссор она не потерпит! А уж долго ли им суждено работать втроем, покажет только время…

Вереница машин тянулась с шоссе на стоянку, которая находилась возле оранжереи. Да, распродажа явно пройдет успешно.

Ближе к вечеру Ребекка зашла на задний двор: мужчины перетаскивали в грузовичок здоровенные, тяжелые кусты, которые им предстояло высаживать завтра утром.

— Все погрузили? — спросила она.

— Конечно, мы закончили, и тебе это известно. Иначе бы ты сюда не пришла, — усмехаясь, поддразнил ее Пит.

— Ты хочешь сказать, что я отлыниваю от дела? — отозвалась Ребекка, притворившись обиженной, хотя это далось ей с трудом.

— Ну что ты! — насмешливо протянул старик.

Джексон украдкой улыбнулся. Жаль, что нельзя принять участие в этой шутливой перепалке. Он завидовал легким, дружеским отношениям, которые установились между Ребеккой и Питом.

И вдруг старик хлопнул себя по ляжке.

— Черт возьми! Чуть было не забыл. Сегодня нам должны привезти еще одну партию азалий, но шофер опаздывает. Я звонил в компанию. Мне сказали, что случилась какая-то поломка и груз доставят часа через полтора.

Ребекка закатила глаза.

— Вот прекрасно! Значит, я не смогу уйти домой в шесть. — Она привалилась к кузову пикапа и тяжело вздохнула. — Все тело ломит — самое время для хорошей ванны.

Джексон уложил в кузов последний куст азалии, стараясь не думать о том, как Ребекка будет принимать ванну. Нельзя представлять ее в голом виде. — Ни в коем случае нельзя!

— Хочешь, я останусь с тобой? — предложил Пит.

— Нет, что ты. Просто я пожалела себя. Но, думаю, ждать придется недолго.

— Я вполне могу побыть здесь.

— Не надо, Пит. Честное слово, это лишнее. И вообще раз уж пикап загружен, почему бы вам не убраться отсюда поскорее, пока не нагрянул еще один клиент? На двери конторы я уже повесила табличку «Закрыто». Ничего, похожу здесь, полюбуюсь своими цветами ради разнообразия.

Джексон нервно отскребал грязь, прилипшую к руке. «Ну скажи, скажи, — понукал он себя. — — Не будь таким болваном. В худшем случае она ответит тебе то же самое, что и Питу, а он ведь нисколько не обиделся».

— Я тоже могу остаться. Может, потребуется помощь при разгрузке, — выдавил наконец Джексон.

Ребекка подпрыгнула от неожиданности. Джексон говорил так тихо, что она едва расслышала эти слова.

Пит бросил на нес грозный взгляд. Конечно, он не осмелился высказать свои мысли вслух, но про себя твердо решил, что ни в коем случае не оставит Ребекку наедине с Джексоном.

А она улыбнулась, намеренно не обращая внимания на выражение лица Пита:

— Спасибо, Джексон, в этом нет необходимости. Правда. Как будто такое происходит в первый раз! Я справлюсь сама.

Джексон пожал плечами. «Что ж, мое дело — предложить», — подумал он, шагая вслед за Питом в контору, собираясь умыться перед дорогой. Домой они отправились одновременно: но Пит свернул на восток, а Джексон — на запад, к Новому Орлеану.

Знакомое ворчание мотора подействовало на него успокаивающе, и Джексон рванулся вперед, навстречу закатному солнцу, нависшему над горизонтом. Темные очки неплохо защищали от блеска ярких лучей, однако сочная темно-зеленая листва деревьев, росших вдоль автострады, казалась серо-коричневой, как на старой фотографии. Ветер ревел в ушах, обжигал щеки своим горячим дыханием и трепал волосы. Пропитанная потом футболка высохла почти мгновенно.

Минут через пять навстречу Джексону из-за поворота выскочил двухцветный грузовик. Он мчался, как пуля, и в течение нескольких секунд дважды вильнул, заехав на желтую линию, но скорости не сбавил.

— Тупой ублюдок! — пробормотал Джексон, направляя свой мотоцикл поближе к обочине. Ему вовсе не хотелось пополнять сегодняшний список дорожных катастроф.

Грузовик пронесся мимо, обдав его волной горячего воздуха и запахом паленой резины. Джексон перевел дыхание.

И тут что-то — он так и не смог потом понять, что же именно, — заставило его затормозить и оглянуться. Джексон сразу заметил в кузове саженцы, которые подпрыгивали при каждом толчке. Значит, это тот самый грузовик с азалиями. Но водитель или пьян, или находится в невменяемом состоянии — Джексон не сомневался в этом. И в том, и в другом случае Ребекке может потребоваться помощь.

Не колеблясь ни секунды, Джексон развернул мотоцикл и помчался обратно к оранжерее, вдогонку грузовику, который уже скрылся из виду.

— Слава Богу! — пробормотала Ребекка, увидев, как на подъездную дорожку свернул грузовик.

Она помахала водителю рукой, показывая, что надо остановиться у черного входа, и пошла ему навстречу.

Грузовичок лихо затормозил в нескольких сантиметрах от столбиков с цепью, которые огораживали двор. Водитель вывалился из кабины и встал рядом, с вожделением глядя на приближающуюся Ребекку.

Вэйли Смит был пьян. На работе такое случилось с ним первый раз и, как он сам подозревал, последний… По крайней мере на этой работе. Вэйли был готов побиться об заклад, что его вышибут пинком под зад, когда он вернется в свой офис.

Но сейчас плевать он хотел на все! Ему было море по колено. Так стоит ли волноваться о заработке? Он чувствовал себя на вершине блаженства и не собирался попусту тратить вечер. Вэйли подтянул сползавшие брюки, с удовлетворением провел рукой по ширинке и торжественно понес свою двухсотфунтовую тушу к кузову грузовика.

Ребекка, которая осматривала груз, не обратила на водителя никакого внимания. Гораздо больше ее заботило плачевное состояние драгоценных азалий.

— Два куста перевернулись, — заметила она. — Если они сломаны, вам придется увезти их обратно и заплатить за ущерб.

Вэйли ухмыльнулся и провел рукой по ее бедру.

— Ах ты, милашечка, ясное дело, я с тобой расплачусь, только не деньгами. Понимаешь, о чем я?

Ребекка остолбенела, не веря своим глазам. Она не первый год сотрудничала с этой компанией, но никто из служащих не позволял себе ничего подобного. В порыве негодования она резко обернулась к водителю… и похолодела от ужаса! Сзади путь загораживал грузовик, а впереди, лицом к лицу, стоял, покачиваясь, здоровенный подвыпивший мужчина. Ребекка попала в ловушку… И вокруг не было ни души! Охваченная паникой и гневом, она попыталась ударить Вэйли.

Но тот схватил ее за руки и с силой прижал их к своей ширинке, очевидно, ожидая от Ребекки одобрения. Она дико завизжала и начала лягаться.

— Не надо так, цыпочка, — прохрипел Вэйли и подался вперед с явным намерением заткнуть ей рот поцелуем.

Жарко дыша ей в лицо, Вэйли придвинулся еще ближе и принялся душить Ребекку, чтобы заглушить крики. Земля покачнулась под ее ногами, в глазах стоял туман… Еще немного, и она потеряет сознание.

А что будет дальше… об этом страшно и подумать! Ребекка забилась в истерике, отчаянно стараясь вырваться. Но Вэйли навалился на нее всей своей тушей, плотно прижимая к кузову грузовика. От кофточки Ребекки отскочила одна пуговица, потом другая… третья… Чем яростнее она боролась, тем грубее вел себя Вэйли. Его трехдневная жесткая щетина больно колола нежную шею Ребекки, а когда он запустил свою ручищу между ее ног, она испустила вопль и начала царапаться.

— Эй, мистер, уберите-ка от нее свои грязные лапы, а то я вам шею сломаю! — вдруг раздался глухой мужской голос.

Это вывело Вэйли из состояния пьяной эйфории. Он развернулся, свирепо сжав кулаки… и тут же отлетел в сторону, получив мощный удар в челюсть. Бедняга даже не успел понять, почему линия горизонта вдруг вздыбилась перед его глазами и небо раскололось да мелкие кусочки.

12
{"b":"18801","o":1}