ЛитМир - Электронная Библиотека

Ребекка бессильно привалилась к кузову грузовичка. Ее охватило блаженное чувство освобождения. Это Джексон!.. А она и не слышала, как он вернулся.

Потом, немного опомнившись, Ребекка судорожно вцепилась в кофточку, пытаясь прикрыть обнаженную грудь. На ее ресницах повисли блестящие капельки слез.

— Слава Богу! — прошептала она, все еще содрогаясь от пережитого ужаса.

— Ты кто такой, черт побери? — взревел очухавшийся Вэйли.

— Я — твое несчастье.

Кулак Джексона обрушился на Вэйли с молниеносной скоростью, и шофер грузно осел на землю, словно бесформенный куль. В этот же самый момент у Ребекки потемнело в глазах, и она начала падать. Но Джексон — и в этот раз — подоспел вовремя. Несколько минут он молча поддерживал се. Наконец Ребекка стала приходить в себя.

— О Боже! Боже мой! — прошептала она и закрыла лицо руками, всей тяжестью повиснув на Джексоне. — Мне никогда еще не было так страшно! Ведь он мог…

— Тише, — мягко прервал ее Джексон. — Все в порядке. Больше он вам ничего не сделает.

— Но откуда вы узнали? Почему вернулись?

А Джексон едва не стонал от отчаяния. Какое нежное у нее тело! Как уютно и спокойно она чувствует себя в его объятиях! Они просто созданы друг для друга. Ему потребовалась вся его воля для того, чтобы сдержать свои чувства и желания.

— Этот грузовик проехал мимо меня. Вилял из стороны в сторону по всему шоссе. Я решил, что водитель пьян или у него с головой неладно, потому и вернулся.

Ребекка поежилась и подняла глаза на Джексона:

— Теперь я дважды обязана вам жизнью… Джексон посмотрел на ее распухшие, дрожащие губы, глубоко вздохнул и отошел на несколько шагов. Еще немного — и жалкие остатки здравого смысла вылетят у него из головы!

— Ничего вы мне не должны! Да, случилась неприятность. Но я оказался здесь. И теперь все кончено.

— Ну уж нет! — пробормотала Ребекка, поддав обмякшее тело Вэйли носком теннисной туфли. — Для него не кончено, — и направилась к конторе.

— Куда это вы?

— Хочу позвонить в полицию. Не отпускать же этого скота просто так, безнаказанно. Если бы не вы, он мог изнасиловать меня или сделал бы что-то похуже. По крайней мере ему предъявят обвинение в вождении машины в нетрезвом состоянии. Верно?

Джексон был в панике. О Боже! Полиция!

Но он ничего не сказал вслух о своих страхах и, когда Ребекка скрылась за дверью, остался во дворе сторожить Вэйли. Но ему чертовски хотелось оказаться где-нибудь в другом месте, за много миль отсюда.

Глава 5

Сирены…

Джексона чуть не затошнило от страха. Наверное, никогда он не сможет спокойно относиться к электронному вою и мигающим огонькам полицейских машин.

На него нахлынули воспоминания. Плохие, тяжкие воспоминания. Они всегда пробуждались в нем, стоило услышать эти отвратительные прерывистые звуки. По телу поползли мурашки. На всякий случай он взглянул на пьяного водителя: тот постепенно приходил в себя.

Ребекка уже вышла на улицу и стояла в нескольких ярдах от двери в контору. Когда полицейская машина свернула на подъездную дорожку, она с облегчением перевела дыхание. Ее по-прежнему била нервная дрожь.

— Сюда! — крикнула Ребекка и помахала рукой, чтобы привлечь внимание копов.

Из машины вылезли двое мужчин в форме. Они приостановились, внимательно разглядывая взволнованную женщину и парней, которые возились около грузовика.

Ребекка сразу почувствовала что-то странное в поведении одного из полицейских — того, что был повыше ростом. Он вдруг нахмурился и как-то слишком уж пристально посмотрел на Джексона и Вэйли. Потом послал к грузовику напарника, а сам подошел к Ребекке:

— Мэм… я офицер полиции Вэйн. Это вы сообщили о нападении?

Ребекка мгновенно забыла о всех своих подозрениях. Ей нужно было рассказать о том, что произошло полчаса назад. Казалось бы, чего проще? Но она снова задрожала и занервничала.

— Ну, все ушли, а я осталась ждать, пока привезут азалии… а шофер оказался пьяным, — объясняла Ребекка, сбиваясь и путаясь. — Я начала разговаривать с ним, и он схватил меня…

Тут ее голос пресекся: ведь именно с этого момента у нее в голове все помутилось.

Ребекка передернула плечами, словно стряхивая с себя отвратительные воспоминания, и попыталась собраться с мыслями. В волнении она упустила несколько важных деталей. В результате у полицейского складывалось совершенно неправильное представление о случившемся.

— Вдохните поглубже, мэм, — посоветовал ей Вэйн.

Ребекка кивнула и обхватила себя руками, потому что не знала, куда их деть. Сцена нападения была настолько безобразной, что Ребекка пропустила ее и сразу заговорила о Джексоне:

— Джексон появился невесть откуда… я понятия не имела, что он вернулся… я ничего не слыхала. Я только знаю, что если бы…

При этих словах Вэйн дернулся и, не дослушав, быстро зашагал к грузовику. Ребекка сразу поняла, что сказала что-то не так, а когда полицейский подошел к Джексону, ее охватила настоящая паника.

— Майлс! — крикнул Вэйн, указывая на Джексона. — Надень-ка наручники на этого здоровяка!

У Джексона упало сердце. Правда, он предполагал возможность чего-то подобного, но, как только на его запястье защелкнулся стальной браслет, чуть было не рванулся бежать. «Господи, не надо! Это не должно повториться!»

Увидев, что происходит, Ребекка стремглав бросилась на выручку.

— Это не он! — завопила она. — Постойте! Вы совсем не того арестовали!

— Не думаю, леди, — самоуверенно заявил Вэйн. — Вы хоть знаете, кто этот парень?

От злости в глазах Ребекки сверкнули зеленые искры. Она запыхалась и довольно невнятно произносила слова, но с такой силой отпихнула полицейского, уже надевавшего на Джексона второй наручник, что в ее намерениях было трудно ошибиться.

— Разумеется, знаю! Этот человек спас мне жизнь! А теперь, может быть, вы снимете с него наручники и арестуете того, кто это заслужил?

Удивление — пожалуй, слабо сказано. Но изумленным копам не оставалось ничего другого, как подчиниться требованию Ребекки.

— Значит, вы утверждаете, что на вас напал вон тот толстяк? — спросил Вэйн, махнув в сторону Смита.

А тот ощупывал синяк на подбородке, разраставшийся прямо на глазах, и, придя в себя, сожалел лишь о том, что нельзя повернуть время вспять и начать сегодняшний день заново.

— Да, конечно! Пожалуйста, освободите Джексона.

В ее взгляде, обращенном на Джексона, застыла мольба о прощении. Боже, что же он сейчас чувствует? Человек сделал доброе дело, а его все равно считают виновным!.. И получилось так из-за ее недомыслия.

Но Джексон старался не смотреть на Ребекку. Когда наручники сняли, у него словно гора с плеч свалилась. Он с горечью взглянул на полицейских, потом улыбнулся им, но не слишком дружелюбно.

— Спасибо за доверие, ребята, — процедил Джексон сквозь зубы и прислонился к кузову грузовика, наблюдая, как копы тащат Вэйли Смита к своей машине.

Ребекка вздохнула, ругая себя за бестактность. Ей ведь и в голову не пришло, что может означать для Джексона встреча с полицией. Конечно, она была напугана, рассержена… и ей так хотелось во что бы то ни стало добиться справедливости! Но нельзя же думать только о себе!

А Вэйн даже не пытался скрыть своего презрения к Джексону. Ему не было еще и двадцати, и в полиции он начал служить совсем недавно.

— Значит, ты теперь на свободе? — обратился он к Джексону. — Жаль, но будем надеяться, что ненадолго.

Джексон, не удостоив его ответом, повернулся к, Ребекке:

— Я займусь разгрузкой, а вы пока дайте показания этому ковбою, о'кей?

Ребекке стало так обидно, что она чуть не расплакалась. Джексон спас ее бог знает от каких неприятностей, и вот какая его ждала благодарность!

Вэйн схватил Джексона за руку:

— Слушай, Рул, давай-ка отсюда по-хорошему. Если дамочке потребуется помощь, она позвонит кому-нибудь из своих…

— Большое спасибо, Джексон! — тут же перебила его Ребекка. — Вы знаете, что делать с азалиями. А потом мы обсудим остальные вопросы, ладно?

13
{"b":"18801","o":1}