ЛитМир - Электронная Библиотека

Ребекка обошла все помещение, внимательно вглядываясь в лица. Она искала мужчину, не слишком аккуратно одетого, нестриженого, с пронзительно синими глазами.

«Если даже он больше никогда не заговорит со мной… если завтра уедет куда-нибудь... Я на все согласна. Пусть только будет жив!» Но чем дольше она ходила среди измученных, перепуганных людей, тем сильнее ее охватывало чувство безнадежности. На стене висел список с именами тех, кто оказался в больницах. Имени Джексона Рула там не было. Это означало, что он либо находится здесь, либо…

Ребекка содрогнулась и с трудом удержала рвавшееся из горла рыдание. Думать об иных вариантах было невыносимо.

«О Боже, Боже… пожалуйста, ну пожалуйста, сделай так, чтобы он оказался здесь!»

— Мисс, не могу ли я вам помочь? Она резко повернулась и машинально вцепилась в рукав стоявшей перед ней женщины.

— Я ищу одного человека. Его имя — Джексон Рул.

Женщина нахмурилась, словно вспоминая что-то, а потом покачала головой.

— Сожалею, мне это имя не встречалось. Впрочем, полного списка оставшихся в живых еще нет. Но, если вы наведете справки в отделении полиции, они, наверное, смогут вам помочь, — голос ее смягчился, она положила руку на плечо Ребекке. — Вы, конечно, знаете, что нескольких человек пока не опознали?..

По щекам Ребекки покатились слезы.

— Не надо так говорить! Он не может быть в морге. Я не хочу, чтобы он был в морге! — Голос ее дрогнул. — Нет-нет… он не может быть в морге!

— Я понимаю, дорогая моя. Мне очень жаль… Ребекка отвернулась и отерла слезы, стараясь сдерживаться — по крайней мере до тех пор, пока не выяснится, что есть о чем плакать. Она всхлипнула… и чуть не задохнулась от волнения, когда в конце зала, в сводчатом проеме, появился мужчина.

— Джексон?

Ребекка видела лишь его силуэт, но осанка показалась знакомой да и рост тоже. С замирающим сердцем она зашагала по проходу, обходя койки и людей.

А через несколько секунд закричала во весь голос, выкликая его имя.

Джексон очень устал, у него болело и тело, и душа. В горле першило от дыма, зудела кожа на обожженных руках. Но главное, что мальчишка уцелел! Фредди остался сиротой, однако в сравнении с прежней его жизнью это было не так уж плохо.

Почти все утро ушло на разговоры с полицией. Когда наконец Джексона оставили в покое, он почувствовал полное изнеможение. Но надо было сделать еще одно дело — отыскать телефон. Больше всего на свете ему хотелось сейчас услышать голос Ребекки. Он остановился в дверях, обвел взглядом комнату, полную людей, лишившихся крова, и понял, что теперь стал одним из них. Да и вряд ли в ближайшее время что-то изменится…

И вдруг Джексон услышал, что кто-то зовет его. Он узнал этот голос… единственный, любимый голос! Да, это была Ребекка! Она смеялась сквозь слезы, широко раскрыв объятия.

Он рванулся навстречу. Поймал Ребекку на бегу, поднял и закружил, уткнувшись лицом в изгиб ее шеи. Все барьеры рухнули, и он более не мог противиться своему чувству. Ему удалось выжить только ради этой женщины и ее любви. Ради новой жизни.

Глава 13

— Ты жив! Жив! Слава Богу, ты жив! — Ребекка обвила руками его шею и громко рассмеялась, когда он оторвал ее от пола и закружил в своих объятиях. Будущее ее не тревожило: она любила Джексона Рула и устала противиться этому чувству.

— Ты с ума сошла! — пробормотал он, осыпая ее лицо и плечи поцелуями. Он плохо сознавал, что делает, в голове билась одна мысль: Ребекка позволяет ему целовать себя! — Будь у тебя хотя бы капля здравого смысла, ты бы не появилась здесь.

И при этом подумал: «Слава Богу, что ты пришла!» Джексон поставил Ребекку на пол, изо всех сил стараясь совладать с собой. Но страсть к этой рыжеволосой девушке была слишком сильна. Оя чувствовал, что стоит поцеловать ее еще один раз — и остановиться будет невозможно. Находиться с ней рядом — все равно что играть с огнем.

У Ребекки захватило дух от радости. Восторженно смеясь, она с силой сжала руки Джексона, но, к ее удивлению, он вдруг болезненно поморщился. Бросив взгляд на его ярко-розовые ладони, Ребекка поняла, что жар разбушевавшегося огня все-таки коснулся Джексона.

— Ты обгорел! — Ее голос дрогнул.

— Не очень сильно, — тихо ответил он, гладя ее лицо.

Его кожа была горячей на ощупь, и Ребекке едва не стало дурно, когда она представила, от какого кошмара ему удалось спастись.

— Полечи свои ожоги, — прошептала она.

Он наклонил голову, и Ребекка оцепенела. Потом их губы слились.

Его поцелуй был нежным, но настойчивым, и она ответила на него, потеряв всякое представление о времени и пространстве, — таким острым было наслаждение. Глаза ее закрылись, и она целиком подчинилась ритму его прерывистого дыхания, которое ощущала на своих щеках. Но вот Джексон слегка отодвинулся, и только тогда Ребекка открыла глаза. Она обессилела так, что рухнула бы на колени, но он вовремя поддержал ее.

Его синие глаза потемнели от волнения, ноздри раздувались, на щеках играли желваки.

— О Господи, Ребекка…

— Да.

Джексон резко дернулся и прищурился, словно смотрел вовсе — не на пять веснушек на ее переносице, а куда-то в будущее, о котором прежде не смел и подумать.

— Будь поосторожнее с ответами, девочка. А то, чего доброго, получишь совсем не то, на что рассчитываешь.

Она покачала головой.

— Никогда. — Ребекка повернула его руки ладонями вверх, и ее улыбка мигом растаяла. — Ты должен показаться врачу.

— Я уже это сделал, — ответил он. — Ожоги незначительные. Он дал рецепт на какую-то мазь, только мне первым делом надо бы помыться.

— Тогда поезжай ко мне.

Джексон улыбнулся, и Ребекка инстинктивно прильнула к нему снова.

— Пока что не стоит, дорогая. Мне надо найти сегодня новое жилье, а я даже не знаю…

— Этим можно заняться и попозже.

— По-моему, это не очень-то хорошая идея и…

— Тебя не спрашивают, Джексон. Я сказала: ты поедешь ко мне! Он усмехнулся.

— Сказать-то вы сказали, мэм…

Мэм?! Выгнув дугой бровь, она взяла его под руку.

— Ну, за это ты мне еще заплатишь.

— Я никогда не платил за это, дорогая, даже когда был подростком. Было бы чертовски глупо начинать сейчас.

Ребекка вспыхнула и попыталась придумать какой-нибудь остроумный ответ, но так и не сумела.

— Ты всегда была такая страстная? — мягко спросил Джексон.

Она пожала плечами.

— Скорее, наоборот. Похвастаться мне особенно нечем.

Ошеломленный таким искренним признанием в неопытности, Джексон не смог сдержать смешка. Ребекка опять залилась румянцем, а потом улыбнулась и обняла его.

На их смех недоуменно обернулись несколько человек. Ведь для веселья ситуация была явно неподходящая. Но, увидев, что молодой человек и девушка в обнимку идут к двери, люди улыбнулись. Любовь… что ж, понятное дело.

Они молча уселись в пикап и отправились домой. Первым заговорил Джексон:

— Остановись у первой аптеки, хорошо? Мне надо кое-что купить.

Ребекка кивнула, вспомнив о рецепте, и припарковала машину у небольшого торгового центра. Джексон бросил взгляд на свою обожженную, пропахшую дымом одежду. Для магазинов вид у т него, конечно, неподобающий, но какая разница! Прежде чем ехать дальше, надо кое-что сделать.

Ребекка, конечно, заметила его колебания:

— Может, одолжить тебе денег? Я с удовольствием схожу с тобой в аптеку.

Джексон мгновенно решился:

— Нет-нет, дорогая, спасибо за предложение, но деньги мне не нужны. Я скоро вернусь.

Он с трудом выбрался из пикапа и поплелся к аптеке, стараясь не обращать внимания на ноющее от усталости и бессонной ночи тело.

А Ребекка вздрогнула, вспомнив о страстных, жарких объятиях, о том мгновении, когда их губы сомкнулись… Ей казалось, что Джексон поглотил ее всю целиком, лишив и души, и рассудка. Ребекка откинулась на спинку сиденья, закрыла глаза и вздохнула. Во что же она впуталась? Возможно, скоро это выяснится. И по правде говоря, у нее уже не было сил ждать.

44
{"b":"18801","o":1}