ЛитМир - Электронная Библиотека

Но даже если бы Ребекка присмотрелась получше, она вряд ли узнала бы в нем человека, который спас ей жизнь и починил грузовичок. От настороженного незнакомца в новых, негнущихся джинсах не осталось и следа. Этот парень шел, надменно выпятив подбородок, словно ему было плевать на весь свет. И вид у него был не растерянный, а скорее опасный.

Глава 3

В парадную дверь позвонили, а спустя мгновение раздался звучный мужской голос:

— Есть тут кто-нибудь?

— Сейчас иду! — крикнула Ребекка.

Вода стекала с се рук на пол. Потом разорвалось бумажное полотенце, и она, застонав с досады, вытерла ладони о синие джинсы. Итак, туалет был завершен, и Ребекка поспешила к покупателю.

— Чем я могу быть вам… — Слова замерли у нее на устах.

— Я пришел наняться… — Увидев здесь свою новую знакомую с рыжими кудряшками, Джексон онемел от удивления и напрочь забыл, что же, собственно, собирался сказать.

Поглядев друг на друга, они хором воскликнули:

— Это вы?!

Джексон первым овладел собой и сразу подумал, что снова ткнулся лбом в глухую стену. Эта женщина, понятное дело, не наймет его. Наверняка откажет, особенно если узнает правду.

Между тем Ребекка глубоко вздохнула, рассеянно откинула со лба непослушные локоны и вдруг почувствовала, что у нее трясутся руки.

— Я правильно вас поняла: вы пришли узнать насчет работы?

Джексон сурово сжал рот. Можно просто уйти, не говоря ни слова, а можно набраться смелости и выложить ей все как есть, хотя вряд ли сейчас у него хватит духу. Но тут он подумал о Молли и немного смягчился. В конце концов, эта женщина ничего для него не значит. Судьба Молли — вот самое главное.

— Да, — вздернул он голову. — Я пришел наняться на работу.

— У вас есть водительские права?

Джексон кивнул.

— Хорошо, — отозвалась Ребекка и принялась рыться в верхнем ящике стола. — Вот форма, заполните ее. А потом потолкуем, идет?

Он пристально посмотрел на Ребекку, взял у нее листок бумаги и, даже не взглянув на него, скомкал в руке. Как сказать ей все, что нужно, не уронив себя при этом в собственных глазах?

— А может, лучше сначала поговорим, чтобы зря не тратить время?

Что-то в его голосе насторожило Ребекку, и ей отчаянно захотелось броситься бежать. Нет-нет, нельзя: ведь она тут главная!

— А я думала, вам требуется работа, — продолжала гнуть свое Ребекка.

Тут-то в комнату и вошел ее помощник Пит Уолтерс. Ребекка, к своему стыду, испытала большое облегчение. «Теперь я в безопасности», — подумала она и удивилась: что за странная мысль?

А Пит с ухмылкой поскреб затылок, поросший редкими седыми волосами.

— Извини, Ребекка, я и не знал, что у тебя покупатель. Хотел спросить, чего купить тебе на ленч. Я собираюсь прокатиться в город и мог бы привезти что-нибудь пожевать.

— Спасибо, Пит, только этот парень — не покупатель. Он ищет работу.

Пит быстро и цепко оглядел незнакомца, с одобрением отметив его мускулатуру и широкие плечи.

— Что ж, лишняя пара рук нам не помешает. Вам не приходилось прежде работать в оранжереях или садах?

Джексон покачал головой, и Пит выразительно взглянул на Ребекку.

— Где вы работали в последнее время? — спросила она.

— В «Анголе».

— А у меня там есть родственники, — улыбнулся Пит. — Вы случайно не знакомы с Хью и Мэси Уолтерсами? Они…

Ребекка с удивлением заметила, что парень сразу напрягся, и на его лице появилась какая-то отчужденность.

— Я говорю о тюрьме, а не о городке, — перебил он Пита.

Озадаченный помощник Ребекки умолк и не мог сообразить, о чем говорить дальше.

— Так, значит… вы там были охранником или… — наконец выдавил Пит, возвращаясь к прежней теме.

— Нет, заключенным.

Ноги у девушки подкосились, и она рухнула в кресло, стоявшее позади. А Пит нахмурился, набрал в легкие побольше воздуха и выпятил грудь.

— Ну тогда… — начал было он, но Ребекка не дала ему договорить:

— Выходит, хм… вы… то есть вы были…

— Послушайте, мадам, это называется… заключенный. Бывший заключенный.

— Не мадам, а Ребекка, — машинально поправила она, совсем как в тот день, когда он спас ей жизнь. — Меня зовут Ребекка, помните?

Джексон пожал плечами, но выражение его лица едва заметно смягчилось.

— А вы что же, знакомы? — спросил Уолтере,

— Это тот человек, который на прошлой неделе спас мне жизнь… и починил пикап.

— М-да… черт меня подери! — только и сказал Пит.

— Стало быть, вам нужна работа, мистер… — До Ребекки вдруг дошло, что она до сих пор не знает имени этого парня. А ведь их уже столько связывает!

— Рул. Джексон Рул.

Кивнув, Ребекка попыталась отвести взгляд. Но не ощущать скрытой ярости, так и клокотавшей в этом человеке, было просто невозможно.

— Мистер Рул, как бы там ни было, вам нужно заполнить формуляр. Этого требует налоговая служба.

— Ребекка! — воскликнул Пит. — Неужели ты собираешься…

Но Ребекка бросила на него такой грозный взгляд, что дальнейших предостережений Питу не потребовалось. Он тихо выругался и сунул руки в карманы, чтобы не было искушения придушить свою любимицу. Да, такой упрямой девицы ему не приходилось встречать за всю свою жизнь…

А Джексон, видя, что споры закончились, уселся и начал заполнять формуляр. Руки его тряслись, сердце бешено колотилось. Похоже, вот-вот его возьмут на работу. В голове вертелась одна мысль: «Молли, милая моя, мы еще встанем на ноги!»

Ребекка откинулась на спинку кресла, дерзко игнорируя Пита, который свирепо взирал на нее с другого конца комнаты. Она терпеть не могла, чтобы ею кто-то командовал. И не любила судить о людях предвзято.

А еще Ребекка никогда не совала нос в чужие дела — это вызывало у нее инстинктивное отвращение. Поэтому она слегка удивилась, ощутив острое желание порасспросить Джексона как следует. То ли в ней пробудилось любопытство от разгулявшихся нервов, то ли внутренний голос предупреждал: смотри, не соверши непоправимой ошибки!

— Мистер Рул… — все-таки начала она, не сумев сдержаться.

— Джексон.

— Джексон, — поправилась Ребекка. — Скажите, а…

Его рука замерла над листком. «Начинается! — подумал он. — Сейчас она передумает и вышвырнет меня коленом под зад».

— Да, мадам?

— А какое, собственно, преступление вы совершили?

«Господи! Вот невезуха-то!» Однако лгать Джексон не собирался:

— Я убил человека.

Пит невольно дернулся, врезавшись при этом спиной в кресло. А Ребекка не могла оторвать глаз от мускула, подрагивавшего на щеке у Джексона.

— Понятно…

Она с такой силой сжала авторучку, что пальцы побелели. «Немедленно откажи ему! — убеждала она себя. — Надо срочно выбираться из этого дерьма, пока не поздно!»

Но Ребекка Хилл с детства привыкла жить по собственным правилам и потому не смогла удержаться от очередного бестактного вопроса:

— А… и кого же именно вы убили?

Джексон окаменел, но глаза его вспыхнули, а ноздри затрепетали. Он коротко и злобно выдохнул одно-единственное слово:

— Отца!

Ребекка пошатнулась. В сознании промелькнуло лицо ее собственного отца, а потом она вдруг вспомнила о шрамах на спине Джексона Рула.

— Его в самом деле убили вы?

— Черт подери, Ребекка, хватит! Пускай убирается подобру-поздорову! — не выдержал Пит.

Джексон услышал нотки ужаса в его голосе, но продолжал пристально смотреть на Ребекку Хилл, наблюдая за выражением ее лица. Вот сейчас оно исказится гримасой страха и отвращения — значит, за этим, как обычно, последует отказ. Но, сообразив, что Ребекка просто ждала ответа, Джексон едва не улыбнулся. Этой даме, возможно, не хватает здравого смысла, но держится она отменно.

— Да, мадам, я.

Ребекка была так ошеломлена, что на какое-то мгновение утратила дар речи. Потом в ее памяти всплыла старая поговорка, которую преподобный Хилл твердил, как молитву: «Никогда не осуждай человека, пока не побываешь в его шкуре».

7
{"b":"18801","o":1}