ЛитМир - Электронная Библиотека

— А где Джоан? — спросил он. — Я думал, что все женщины разошлись спать.

— Да, мы обрядили погибших и разошлись. Но Джоан решила остаться на ночь с Эллой, ей сейчас нужна поддержка и утешение. Она тяжело переживает потерю Джептаса, ведь они только год как женаты.

Фиона вздохнула. Тем временем на поляне стало совсем тихо.

— А где Уилл? — встревожилась Фиона. — Почему он до сих пор не лег спать?

— Он заснул у костра, — ответил Брэдан, устраиваясь рядом с Фионой. — Уилл смертельно устал, сегодня выдался трудный день. Его серьезно ранили, да к тому же он выпил лишнего, вот его и сморило. Думаю, с ним все будет хорошо. Клинтон со своими людьми тоже лег спать под открытым небом. Надеюсь, они не замерзнут, — сказал он и, не удержавшись, добавил неодобрительным тоном: — Правда, завтра утром у твоего брата будет раскалываться голова от такого количества выпитого эля.

Фиона вздохнула, соглашаясь с Брэданом. Она тоже не одобряла пристрастия Уилла к элю. Некоторое время они лежали молча, глядя в сгустившуюся вокруг них темноту. До их слуха доносился шелест листьев на деревьях, которые раскачивал ветер, да крики совы из леса.

Брэдан лежал не шевелясь, хотя это давалось ему с большим трудом. Ему хотелось обнять Фиону, однако он не смел дотронуться до нее, поскольку она не проявляла никакого желания близости с ним. Фиона казалась холодной и равнодушной, и это останавливало Брэдана. Он решил в отношениях с ней неукоснительно следовать ее желаниям и приказам. Инициатива должна была исходить от Фионы.

Прежде Брэдан наивно полагал, что близость с Фионой поможет ему избавиться от влечения к ней. Но теперь, пережив минуты наслаждения с этой удивительной женщиной, он понял, что пламя его страсти разгорелось еще сильнее. Желание сводило его с ума. Но он не смел нарушить покой Фионы.

Брэдан беспокойно заворочался. В его воображении представали соблазнительные картины любовных ласк. Чувствуя возбуждение, Брэдан сжал зубы и повернулся на другой бок. Он не хотел походить на эгоистичного Дрейвена и ему подобных мужчин, которые сами получают наслаждение, не заботясь о чувствах женщины. Главным для Брэдана были не собственные потребности, а желания Фионы, и поэтому он не хотел беспокоить ее. Подавив рвущийся из груди стон, Брэдан закрыл глаза и попытался заставить себя думать о чем-нибудь другом.

— Похоже, сегодня ночью мы будем спать одни в этом жилище, — раздался вдруг рядом с ним хрипловатый голос Фионы.

Брэдан затаил дыхание. Повернув голову, он взглянул на Фиону. Неужели она тоже сгорала от желания, но стеснялась признаться в этом? Поймав на себе взгляд Брэдана, Фиона погладила его по груди. Он вздрогнул, почувствовав прикосновение ее теплой ладони. Возбужденная плоть причиняла боль. Брэдан пылал от страсти, словно зеленый юноша, впервые оказавшийся в постели с женщиной.

Ему вдруг стало стыдно. Но тут Фиона, привстав, наклонилась над ним и припала к его губам. Брэдан сразу же забыл обо всем на свете. Фиона прижалась к нему своей мягкой грудью, и Брэдан застонал от наслаждения. Ее поцелуй сводил его с ума. Длинные шелковистые волосы Фионы упали ему на плечи, и он ощущал исходивший от них сладковатый аромат. Немного придя в себя от неожиданности, Брэдан обнял ее и стал нежно поглаживать по спине.

— Я с таким нетерпением ждала, когда ты придешь, — с жаром прошептала Фиона, прерывая поцелуй. Брэдан увидел, как в темноте блеснула ее улыбка. — Тебя так долго не было…

— Разговор был очень серьезным, и я не мог уйти. Мы обсуждали важные вопросы. Хотя если бы я знал, что ты ждешь меня, я махнул бы на все рукой и поспешил к тебе.

— Мне приятно это слышать, — кокетливо сказала Фиона.

Она снова припала к нему в жадном поцелуе и провела кончиком языка по его губам. Эта ласка еще больше возбудила Брэдана. Он крепче сжал Фиону в своих объятиях. Но она вдруг уперлась рукой в его грудь и, прервав поцелуй, покачала головой, щекоча пышными волосами. Дрожь пробежала по его телу.

— Остановись, Брэдан, — с улыбкой сказала она. — Раз уж нам выпало провести эту ночь в объятиях друг друга, я бы хотела внести разнообразие в наши ласки. Я хочу показать тебе все, на что способна… Ты же знаешь, что у меня богатый опыт.

Брэдан на мгновение лишился дара речи. Он никак не ожидал услышать это из уст Фионы. Стараясь справиться с охватившим его волнением, он кашлянул и, взглянув на Фиону, убрал завиток с ее виска.

— Тебе нет никакой необходимости что-то придумывать, Фиона, — смущенно пробормотал он. — У меня достаточно сил и опыта для того, чтобы снова заняться с тобой любовью. Я не выдохнусь, даже если ты попросишь меня сделать это десять раз подряд.

— Я нисколько не сомневаюсь в твоих способностях, Брэдан, — мягко сказала Фиона. — Но я сама хочу направлять твои действия. Дай мне поруководить тобой, делать то, что мне нравится. Я хочу доказать тебе свою любовь, Брэдан.

Он откинул голову на подушку и замер. Волшебные прикосновения Фионы возбуждали его, щекотали нервы, и вскоре Брэдан тяжело, прерывисто задышал. Фиона медленно сняла с него штаны. Ее ладони пробежали по его обнаженным бедрам, и Брэдана обожгло как огнем. Нагой и прекрасный, он лежал перед ней во всей своей мужественной красоте. Брэдан внимательно следил за выражением лица Фионы. На мгновение она задумалась, а потом начала быстро снимать с себя одежду. Полог был откинут, и в тесное жилище пробивался лунный свет. Кожа Фионы казалась матовой, соски походили на розовые драгоценные камни. Они манили Брэдана, но он уступил инициативу Фионе и сдерживал себя.

Это было нелегко. Мысли путались в голове. И когда Фиона снова склонилась над ним и стала покрывать поцелуями его грудь, плечи и живот, Брэдан погрузился в волшебное полузабытье. Волна наслаждения захлестнула его. Длинные волосы Фионы приятно щекотали кожу Брэдана и были мягкими и шелковистыми на ощупь.

Спустившись ниже, Фиона замерла. Ее теплое влажное дыхание обжигало затвердевшую плоть Брэдана, и она начала пульсировать от напряжения. Фиона медленно взяла ее в рот и стала посасывать.

Брэдан пришел в экстаз от этой сладостной пытки. У него закружилась голова, и из груди вырвался стон наслаждения. Брэдан никогда прежде не испытывал такого острого удовольствия. Подобные ласки были ему неведомы. Они сводили Брэдана с ума и заставляли забыть обо всем на свете.

Через некоторое время Фиона остановилась и замерла. Брэдан, тяжело дыша, постепенно приходил в себя. Его грудь вздымалась, и он тяжело дышал. Шепча нежные слова, Фиона начала поглаживать все его тело, покрывая легкими поцелуями, и возбуждение Брэдана снова стало нарастать.

Он перехватил ее руки и внимательно вгляделся в лицо. Розовые влажные чуть припухшие губы Фионы манили его. Мысль о том, что они только что касались его мужского естества, бросала его в дрожь. Брэдану было все труднее сдерживаться. Ему хотелось овладеть Фионой, излить в нее свое семя.

— Может быть, ты отдохнешь немного, Фиона? — хриплым от страсти голосом спросил он. — Я не знаю, смогу ли долго выносить эту сладкую пытку.

— Но мы только начали, — с улыбкой промолвила она. — Я хочу показать тебе все, на что способна.

— Тогда давай растянем удовольствие и будем наслаждаться, делая паузы, — предложил он, наматывая на палец прядку ее волос.

Потянув за нее, Брэдан приблизил к себе лицо Фионы и припал к ее губам. Он вложил в этот поцелуй всю страсть, сжигавшую его изнутри.

Она легла на него, и теперь Брэдан ощущал каждый изгиб ее тела. И хотя ему не терпелось войти в нее, слиться с ней воедино, Брэдан снова сдержал себя. Он умел обуздывать свои чувства.

Прервав поцелуй, Фиона подняла голову, и Брэдан снова залюбовался ее необычной красотой. Эти тонкие черты лица, чувственные губы, лучистые глаза вызывали в нем целую гамму эмоций. В неверном свете луны Фиона казалась еще таинственнее и прекраснее. Выражение ее нежного лица завораживало. Брэдан затаил дыхание. В глубине его души зарождалось какое-то новое, неведомое ему дотоле чувство.

44
{"b":"18802","o":1}