ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, тебе следует немного отдохнуть. Сегодня жарко, солнце сильно печет.

— Нет, нам надо идти. В полдень мы должны добраться до первой пивной и там пообедать.

Ускорив шаг, Фиона обошла опрокинутую корзину с капустой, возле которой суетилась рассерженная женщина с красным от возбуждения лицом.

— Как ты считаешь, куда мы должны зайти в первую очередь? — спросил Брэдан, догнав ее.

— Пожалуй, в «Единорог», — бросила на ходу Фиона. — Это довольно известное заведение. Когда я жила в Чепстоне, Дрейвен поставлял женщин владельцу этой пивной, а тот предлагал их клиентам, предоставляя комнаты для свиданий. А потом мы можем отправиться в «Девичью головку» или ко «Льву».

— Судя по всему, у нас сегодня будет много работы, — озабоченно пробормотал Брэдан.

— Да, заведений очень много и мы должны их все обойти. Мы можем потратить на это целый день.

Шагая рядом с Брэданом, она время от времени искоса поглядывала на него. Он был хорош даже в одежде слуги. Ее неудержимо тянуло к нему. Фиона знала, каким он может быть ласковым, заботливым и нежным. Приближаясь к району, где располагались бордели, она думала о том, что рядом с ней сильный преданный человек, который всегда готов прийти ей на помощь. Однако беспокойство и тревога в душе Фионы нарастали.

Четыре года назад Фиона поклялась себе никогда не возвращаться сюда. Но с тех пор многое изменилось. В ее жизни появился Брэдан. Сначала он раздражал и бесил ее, но потом случилось так, что она полюбила. И теперь Фиона рискнула ради этого человека подвергнуться опасности и снова вернуться в свое ненавистное прошлое, воспоминания о котором причиняли ей боль. Фиона была готова вынести это суровое испытание ради Брэдана и его сестры. А также ради самой себя.

Мысль о том, что она должна преодолеть свой страх, чтобы навсегда избавиться от него, неожиданно пришла в голову Фионы, и у нее перехватило дыхание. Да, Дрейвен лишил ее невинности, но ему не удалось сломить ее дух. Она нашла в себе силы снова ощутить себя человеком, а не игрушкой в его руках. И все это благодаря Брэдану и его вере в нее.

Любовь возродила в ее душе надежду на то, что она сможет навсегда освободиться от Дрейвена, виновника всех ее несчастий. Фиона хотела за все расквитаться с ним. Прежде она не могла бы и подумать о такой дерзости. Но любовь Брэдана окрылила ее, заставила поверить в свои силы.

Глава 16

Четыре дня спустя Брэдан стоял в переулке у черного хода заведения «Петух и колокольчик» и наблюдал, как Фиона о чем-то оживленно разговаривает с хозяйкой. В нос ему била страшная вонь, исходившая от мусорной кучи и горы прелой соломы. Такие кучи, издавая зловоние, лежали почти за каждым зданием в округе, и Брэдан старался не обращать внимания на дурной запах. Фиона вела сейчас очень важный разговор. Если это была именно та женщина, которую они искали, тогда им, возможно, удастся узнать, где сейчас находится Элизабет.

Разговор шел на повышенных тонах, и это беспокоило Брэдана. Лицо хозяйки трактира раскраснелось, волосы выбились из-под чепца, она взволнованно жестикулировала, доказывая что-то Фионе, и время от времени бросала подозрительные взгляды на стоявшего поодаль Брэдана.

Он отступил в тень, чтобы она не могла рассмотреть его. До слуха Брэдана донеслось, что Фиона в разговоре назвала его своим слугой. И все же он опасался, что трактирщица не поверила ей. Брэдана удивляли осторожность и недоверчивость этой женщины. За последние несколько дней они с Фионой обошли дюжину трактиров и несколько борделей, и никто из тех, с кем им довелось побеседовать, не вел себя так настороженно, как эта женщина.

Некоторые собеседники проявляли полное равнодушие к их расспросам, в глазах других загоралось любопытство. Были и такие, кто предлагал помощь в поисках сбежавшей ученицы швеи. Они наверняка рассчитывали на хорошую оплату своих услуг. Владелица швейной мастерской в их глазах была состоятельной женщиной, которая могла щедро заплатить.

Тем не менее до сих пор Фиона и Брэдан мало что узнали. Последней надеждой была хозяйка этого трактира. К ней вели все следы.

Наконец Фиона закончила трудный разговор и направилась к Брэдану. Он поклонился при ее приближении. Этот спектакль был устроен для трактирщицы, которая, прищурившись, смотрела вслед Фионе. Затем она проворчала что-то и, покачав головой, вошла в трактир, в сердцах хлопнув дверью черного хода.

Когда они отошли на безопасное расстояние, Брэдан нетерпеливо обратился к Фионе:

— Ну, что-нибудь ты узнала?

Он сомневался, что ей удалось добыть какие-нибудь сведения об Элизабет, однако старался скрыть свое разочарование. Брэдан полагал, что их нынешний визит так же безрезультатен, как и все предыдущие.

Фиона ничего не ответила, хмуря брови. В ее золотисто-карих глазах отражалась тревога.

— Почему ты молчишь? Что сказала тебе трактирщица?

— Мне показалось, она что-то скрывает, — наконец заговорила Фиона. — Во всяком случае, эта женщина сильно нервничала. Она сказала, что в борделе на Коккес-лейн две недели назад появилась новая девушка, похожая по описанию на Элизабет.

— Так давай немедленно пойдем туда! — воскликнул Брэдан и, схватив Фиону за руку, потащил по переулку.

Однако она вырвала свою руку и остановилась.

— Нет, Брэдан, подожди…

— В чем дело, Фиона?

— Я чувствую, что здесь что-то не так, — прищурилась она.

Брэдан нахмурился. Он видел, что Фиона не на шутку встревожена. Два дня назад они сняли комнату у хозяина одного из трактиров на этом берегу Темзы, чтобы сэкономить время и силы, которые тратили на дорогу. Уже тогда он понимал, что в злачном месте подвергает Фиону риску. А сейчас она тоже почуяла опасность. Однако, возможно, все это пустые страхи?

— Что тебя настораживает, Фиона? — спросил Брэдан, глядя ей в глаза. — Мы впервые за эти дни получили хоть какую-то зацепку для дальнейших поисков, нам нужно проверить добытые тобой сведения. А вдруг Элизабет действительно находится в том борделе, на который указала трактирщица?

— Меня не покидает беспокойство, Брэдан, — призналась Фиона. — Слишком уж легко мне удалось получить эти сведения от трактирщицы. Она с готовностью отвечала на мои вопросы, хотя очень нервничала. — Фиона, нахмурившись, покачала головой. — А когда я хотела заплатить ей за услугу, она наотрез отказалась взять у меня деньги. Все это кажется мне очень странным.

— А может, она хотела совершить добрый бескорыстный поступок?

— Нет, я ее хорошо знаю. Она не из тех людей, которые способны на бескорыстие. Эту женщину зовут Марджери Кемпе, она своего не упустит, поверь мне. Эта трактирщица отличается алчностью и никогда не отказалась бы от денег по доброй воле. — Фиона тяжело вздохнула. — Все это очень странно, Брэдан. У меня было такое чувство, что она заранее знала, о чем именно я спрошу ее.

— Ты полагаешь, что это западня?

— Не знаю. Она направила нас в Коккес-лейн. Это место находится в другом районе, и там мало соблюдают установленные законы. Возможно, сведения Марджери и верны, но за всем этим стоит другой человек, опасный и жестокий.

— Дрейвен… — мрачно сказал Брэдан.

— Конечно, вряд ли он знает, что мы здесь, и все же… — Фиона осеклась и невольно боязливо огляделась по сторонам.

Брэдан заметил, что все последние дни Фиона была чем-то встревожена, и это беспокоило его. Пребывание в Саутуорке будило в ее памяти мучительные воспоминания и бередило незажившие душевные раны. Наблюдая за ней, Брэдан думал о том, что Саутуорк для нее был примерно тем же, чем для него самого являлся Сен-Жан-д'Арк. Если бы Брэдан сейчас оказался в этом проклятом месте, то, наверное, тоже мучился бы и страдал, вспоминая погибших товарищей и жуткие картины кровопролитных боев. Поэтому он понимал, что происходит с Фионой, и сочувствовал ей.

Фионе был необходим отдых, который позволил бы ей снять напряжение. Брэдан вполне мог самостоятельно отправиться на поиски Элизабет в бордель, который назвала трактирщица. И если подозрения Фионы были справедливы, то его долг состоял в том, чтобы избавить ее от опасности. Брэдан не мог допустить, чтобы Фиона снова оказалась в руках Дрейвена.

49
{"b":"18802","o":1}