ЛитМир - Электронная Библиотека

По опыту Бетани знала, что, пока все подходы к душевым завалены грузом, ни о каком душе не приходится и мечтать. Узкими лазами она провела Купера мимо бывшего танцзала, доставшегося звездолету в наследство с тех времен, когда «Александрия» была пассажирским судном. Все его пространство было до отказа забито объемистыми контейнерами. Судя по маркировке, в них находились гравитационные детекторы.

Бетани и Купер миновали очередной отсек. Там, пристегнувшись ремнями к креслам, за приборными панелями колдовали несколько дежурных техников и офицеров.

– Центр связи? – поинтересовался Купер.

– Нет, если не ошибаюсь, ЦУБ – центр управления боем.

– Точно не знаете?

Бетани покачала головой. Судя по всему, его оборудовали во время капитального ремонта. До этого «Александрия» не несла на своем борту никаких вооружений. Интересно, чем ее начинили?

Держась за спасительный канат, Бетани и Купер двинулись дальше, пока наконец не достигли противоположного конца звездолета. Там они через аварийный шлюз попали в просторный ангар, где на приколе стояли несколько небольших перевалочных судов. Среди десятка двухместных скутеров Бетани наметанным глазом узнала пару-тройку боевых разведчиков.

Откуда-то из-за космической техники им навстречу показался офицер Космического Флота.

– А-а-а, мисс Линдквист, мы вас уже заждались!

Бетани посмотрела в его сторону – лицо показалось ей смутно знакомым, но вот имя?

– Старшина Нельсон, мэм! Прошлый раз я служил на «Дискавери».

– Да-да, припоминаю, – ответила Бетани. – Рада вас видеть, старшина.

– Мы тоже рады видеть вас, мэм.

– Кто «мы»?

– Все, кто несет боевую вахту в Космическом Флоте, мэм. Последние несколько дней капитан не давал нам спуску, замучил своими придирками. И мы решили, что как только вы ступите на борт корабля, он от нас отстанет.

Поняв шутливый намек Нельсона, Бетани залилась краской.

– А где наше судно? – поинтересовалась она.

– Мы стоим на приколе позади жилого отсека. У нас еще один пассажир. Как только он прибудет, мы готовы вылететь.

– Уж не этого ли джентльмена вы ждете?

– Мистер Купер? Сэр?

Купер кивнул. По его кислой физиономии можно было догадаться, что ему все еще не удалось найти общего языка с невесомостью. Очевидно, догадавшись, в чем дело, старшина хитровато улыбнулся.

– В таком случае, если вы не против, можно вылететь прямо сейчас. Пойдемте за мной. Нам нет смысла задерживаться.

* * *

– Внимание всем кораблям! Приготовиться к последнему отсчету! В вашем распоряжении десять минут.

Ричард Дрейк слушал отдаваемые по радио команды, сидя в командирском кресле на мостике «Дискавери». Вокруг него дежурные офицеры были заняты каждый своим делом, проверяя в оставшиеся минуты последние детали предстоящего старта. Дрейк отметил про себя их деловитое спокойствие и сосредоточенность. Наверняка на семи других судах примерно та же картина. Начальники служб и подразделений начали докладывать дежурному о готовности вверенного каждому участка работы. Дрейк слушал по радио их отчеты, и его переполняла гордость за тех, кто служил под его началом. Когда перекличка закончилась, Дрейку по внутренней связи позвонил его заместитель Рорквал Маршан.

– Капитан, все службы и подразделения находятся в состоянии готовности.

– Отлично, Рорк. Передай ребятам в инженерном, что они могут запускать реактор.

– Слушаюсь, сэр.

Дрейк нажал на приборной доске кнопку датчика судового реактора. На экране высветились цифры. Выходная мощность главного реактора «Дискавери» существенно превышала параметры, необходимые для поддержания рабочего состояния. Дрейк подождал, пока их ядерная «печка» слегка поостынет и стабилизируется на среднем уровне, после чего вызвал дежурного.

– Свяжите меня с капитанами судов, мистер Гайдн.

– Слушаюсь, сэр.

– Доложить о готовности, – приказал Дрейк командирам кораблей вверенной ему эскадры.

– «Клинок» к старту готов, капитан, – немедленно откликнулся Бэла Мартсон.

– «Александрия» к старту готова, – доложил Рольф Бустаменте, командир бывшего пассажирского лайнера.

– «Феникс» готов, сэр.

– «Тарсис» тоже, сэр.

– «Веллас»? – спросил Дрейк, обращаясь к командиру самого крупного в их эскадре топливного танкера.

– Готовы, сэр.

– «Алькор-V» готов, капитан.

– Прекрасно, – удовлетворенно кивнул Дрейк.

– Вы все ознакомлены с планом полета. «Дискавери» стартует точно в двенадцать часов, все остальные последуют за ним с интервалом в одну минуту. Как только завершите поворот с эклиптики, займите свои места в боевом порядке эскадры. Мы не располагаем временем для отработки маневрирования, поэтому давайте использовать в этих целях любую возможность. У вас есть ко мне вопросы? – Вопросов не было. – Тогда желаю всем счастливого плавания.

Как только экраны погасли, Дрейк связался с астронавигатором «Дискавери».

– Мистер Кристобаль, приступайте к выполнению своих обязанностей.

– Слушаюсь, сэр.

Оставив на время управление кораблем, Дрейк потуже затянул ремни безопасности и откинулся в амортизационном кресле. Примерно в тот же момент на главном экране «Дискавери» высветилась предполагаемая траектория судна. Поскольку точка перехода Валерии располагалась высоко в северной части системы, эта траектория чем-то напоминала изогнутый рыболовный крючок. В назначенное время двигатели «Дискавери» сдвинули судно с альтанской орбиты. Сначала оно двигалось тщательно рассчитанным курсом в одной плоскости с эклиптикой, однако, по мере удаления от Альтанской орбитальной зоны с ее бесчисленными искусственными спутниками и космическими станциями, корабль все заметнее разворачивался к точке перехода.

Поколдовав несколько секунд над приборной доской, астронавигатор включил сигнал оповещения об ускорении.

– Внимание! До старта одна минута! Первое оповещение! Приготовиться к длительным перегрузкам! Пять десятых стандартной силы тяжести в минуту.

Во всех отсеках корабля воцарилась тишина, голоса в переговорных устройствах стихли.

– Последнее оповещение! Половина стандартной силы тяжести за тридцать секунд!

– Пятнадцать... десять... пять... четыре... три... два... один... Старт!

ГЛАВА 5

Адмирал Сергей Фаллон Гоуэр, Седьмой Виконт Халлен-Холла, адмирал Сандарских Королевских военно-космических сил, назначенный лично Его Величеством Джоном-Филиппом Уолкирком VI командовать эскадрой, которой предстояло проникнуть через туманность Антареса, сидел в своем кабинете на борту флагмана, с тоской глядя на обзорный экран.

С экрана его взгляду открывалась картина Нью-Провиденс, полученная с бортовой камеры зонда-разведчика, кружившего над некогда цветущим городом на высоте трехсот метров. Мягко говоря, зрелище было удручающим. Там, где когда-то высился небоскреб, виднелся лишь ржавый, искореженный каркас, а от бетонных стен Дома Правительства осталась лишь груда обломков. И между руинами то там, то здесь торчали, словно обгоревшие скелеты, деревья городских парков. Разнообразием цвета это печальное зрелище тоже не отличалось – здесь царили черные, серые, рыжие, коричневые тона. Бросалось в глаза отсутствие зелени или любого другого цветного пятнышка, свидетельствовавшего бы о наличии жизни.

Спустя столетие после последней разрушительной атаки рьяллов на Нью-Провиденс планета по сути оставалась пустыней. На ней не осталось ни единой травинки, океаны с высоты тоже казались безжизненными. По крайней мере сандарские суда не были оснащены аппаратурой для исследования океанских глубин, и, возможно, где-то в толще воды кое-где сохранились простейшие формы жизни.

Но не все это вселенское запустение – последствие нападения рьяллов. Да, они истребили более сорока миллионов колонистов, уничтожив более тысячи больших и малых городов. Но даже эти безжалостные пришельцы были не в состоянии превратить цветущую планету в пустыню. Да, когда черные корабли рьяллов наконец прорвались сквозь линию обороны Нью-Провиденс, они обрушили на беззащитную планету огненный ливень. Но истинным убийцей Нью-Провиденс – да и всей жизни в системе Напье – стала сверхновая Антареса.

11
{"b":"18803","o":1}