ЛитМир - Электронная Библиотека

От Бетани не скрылось раздражение, прозвучавшее в словах кронпринца, и она предпочла сменить тему разговора. Постепенно они перешли от рьяллов к более приятным вещам, рассказывая друг другу интересные истории о своих планетах. Оба так увлеклись, сравнивая привычки жителей Сандара и Альты, что даже удивились, когда по внутренней связи было объявлено, что дозаправка завершена и через пять минут будет восстановлен вращательный момент.

Буквально в следующее мгновение в столовую через шлюз вплыл помощник капитана Маршан.

– Ах вот вы где! – воскликнул он при виде Бетани и Филиппа.

– Вы хотите сказать, что искали нас, сэр? – поинтересовался Уолкирк. Маршан кивнул.

– Капитан созывает собрание офицерского состава. Это и вас касается, мисс Линдквист.

– В чем дело? – удивилась Бетани.

– Профессор Сен-Сир только что доложил, что местоположение точек перехода установлено, – объявил Маршан. – Капитан отдал приказ всем приготовиться к вхождению. Кажется, нам с вами предстоит космический прыжок.

ГЛАВА 11

Бетани Линдквист сидела рядом с Ричардом Дрейком у командной консоли на капитанском мостике «Дискавери». Широко открыв от удивления глаза, Бетани наблюдала, как вокруг нее экипаж готовится то ли к битве, то ли к бегству – в зависимости от того, какая судьба уготована их кораблю в ближайшие часы. На главном экране постоянно высвечивались две картинки – вот уже полчаса Бетани то и дело переводила взгляд то на одну, то на другую. В левой части экрана, в розоватом перламутровом тумане, плавали, мерцая, пять неправильной формы пятен, готовых вот-вот нырнуть в космическую воронку. В правой его части на фоне того же розоватого свечения виднелись три ярких сферических объекта. Это были танкеры-заправщики. Им предстояло оставаться с этой стороны, для поддержания связи с «Королевским Мстителем» и остальной эскадрой.

– Как ты думаешь, Ричард, найдем мы Землю с первого раза? – поинтересовалась Бетани.

– Пока нам известно только то, что половина первоначальных точек перехода Антареса в конце концов открывала путь к Солнцу, – отозвался Дрейк. – Возможно, и эта тоже.

– А если нет?

– Попробуем еще раз.

Ричард потянулся, чтобы пожать ей руку, а затем вызвал по связи дежурного.

– Будьте добры, мистер Гайдн, подключите к мостику всю эскадру. Мы проводим совещание командирского состава.

– Слушаюсь, сэр.

В следующее мгновение перед ним возникли лица всех пяти капитанов. Дрейк прежде всего сосредоточил внимание на двух из них – круглом, капитан-лейтенанта лорда Харла Куэйда с «Булавы», и усатом, принадлежащем капитан-лейтенанту сэру Картеру Эштону Ростока со «Стрелы».

– Джентльмены, вверенные вам суда готовы к прыжку?

– Да, сэр, – ответили Куэйд и Росток почти одновременно.

– Благодарю вас. Капитан Куэйд, назначаю вас командиром разведгруппы. Вы должны немедленно приступить к обработке астрономических данных. При выходе с той стороны включите пассивные сенсоры. Прежде всего обратите внимание на возможность наличия обитаемых миров, военных объектов или космических трасс. Если обнаружите нечто подобное, немедленно возвращайтесь, оба судна вместе. В противном случае «Булава» останется ждать на выходе с той стороны, а «Стрела» вернется назад, чтобы доложить о выполнении задания. Задача понятна?

– Да, сэр. Что нам делать в случае, если мы подвергнемся нападению?

– Тогда ваш первейший долг – позаботиться о том, чтобы хотя бы одно судно было в состоянии вернуться сюда и доложить обстановку.

Дрейк перевел взгляд на участок экрана рядом с лицом Куэйда.

– Какова готовность «Терры», капитан Дрейер?

– Экипаж находится на местах в состоянии полной боевой готовности, – отрапортовал капитан сандарского истребителя.

– Капитан Смайлз?

– «Ятаган» готов.

– Капитан Эберхард?

– Экипаж в полном составе готов к прыжку. Ваш приказ, и «Саскатун» проскочит на ту сторону, как ящерица сквозь щелку в заборе.

– Благодарю вас, господа. «Булава» и «Стрела», приготовиться к прыжку в точку перехода. Совещание окончено.

Одно за другим лица на вспомогательных экранах погасли. Дрейк вызвал на связь старшего офицера боевого мостика «Дискавери».

– Доложите о готовности, командир Маршан.

– Все сенсоры приведены в рабочее положение, капитан. Все первичные и вторичные батареи включены и находятся под контролем. Пушки для выброса антивещества находятся в боевой готовности. Радиус действия наших орудий поддерживается на отметке сто тысяч километров.

– Отлично, – удовлетворенно произнес Дрейк. – Главное – будьте начеку и не прозевайте неприятеля.

Еще пять минут прошли в напряжении. Капитаны двух сандарских истребителей проводили последнюю проверку боеготовности. Несмотря на кажущееся спокойствие голосов, раздававшихся по системе связи, и Дрейк, и экипажи двух судов отлично понимали, что это значит – первыми войти в фокус искривления.

До взрыва сверхновой ни одна линия искривления не оканчивалась непосредственно внутри звезды, или по крайней мере о таких случаях не было известно. Но если со взрывом все изменилось и этот новый фокус искривления ведет в глубь звезды, то «Булава» и «Стрела» обречены. Они никогда не смогут вернуться назад, чтобы доложить о выполнении задания, Дрейк же не имел права отправлять новые суда на их поиски. Уже сама потеря двух кораблей может означать, что условия на той стороне космической воронки несовместимы с жизнью. Посылать же им вдогонку новые корабли в надежде, что каким-то чудом они останутся целы, – означало идти на неоправданный риск.

Правда, куда более вероятной представлялась иная возможность. Вынырнув на другом конце космической воронки, корабли могли оказаться прямо перед оборонительными позициями космического противника. В таком случае вслед за появлением в фокусе искривления двух мерцающих призраков тотчас последует удар на их поражение. При этом не играет особой роли, кто его нанесет – рьяллы или свои.

– Разрешите начать последний отчет, сэр, – раздался по внутренней связи голос капитана «Булавы».

– Разрешаю, – ответил Дрейк.

– Внимание всем судам! До вхождения в точку перехода осталось две минуты. Повторяю, до вхождения в точку перехода две минуты.

По радио тотчас прокатилась волна пожеланий удачи, после чего воцарилась тишина, нарушаемая лишь голосом астронавигатора, ведущего последний отсчет. Дрейк перевел взгляд на главный экран, где на фоне розоватого свечения яркими точками поблескивали два сандарских корабля.

– Десять... девять... восемь...

Дрейк отдал приказ увеличить изображение до максимума. Теперь на экране виднелись два светящихся цилиндра. Правда, детали рассмотреть было невозможно из-за окружавших корабли антирадиационных полей.

– Пять... четыре... три...

Дрейк почувствовал, как пальцы его впились в подлокотник кресла, а на какое-то мгновение у него даже перехватило дыхание.

– Два... один... Прыжок!

Два светящихся цилиндра тотчас исчезли с экрана. «Булава» и «Стрела» нырнули в космическую воронку.

* * *

Около часа спустя на капитанском мостике «Дискавери» все оставалось по-прежнему. Дрейк все так же сидел в командирском кресле, беспокойно переводя взгляд с одного экрана на другой.

Рядом с ним Бетани, нервно закусив нижнюю губу, сосредоточенно вглядывалась в главный экран, а вокруг, у приборных досок, в напряженных позах застыли члены команды.

– Сколько времени прошло? – поинтересовался Дрейк, обращаясь сразу ко всем и ни к одному конкретно.

– Пятьдесят семь минут шестнадцать секунд, сэр, – отозвался по внутренней связи дежурный техник.

– Осталось чуть более двух минут, – пробормотал себе под нос Дрейк.

Неожиданно на экране в пяти тысячах километров от «Дискавери» материализовалось светящееся пятнышко. Мгновенно по всему кораблю раздался сигнал оповещения. Стряхнув с себя оцепенение, судно ожило – одна за другой посыпались команды, космические орудия были приведены в полную готовность. В считанные секунды лазерные пушки и установки по выбросу антивещества нацелили всю свою убойную мощь на отражение атаки противника. Одновременно с этим пришли донесения с «Терры» и «Ятагана» – они тоже зафиксировали появление в точке перехода космического корабля.

26
{"b":"18803","o":1}