ЛитМир - Электронная Библиотека

К тому моменту, как они с профессором заняли места в кабине спускаемого аппарата, у Бетани уже вовсю слипались глаза. Сил хватило на то, чтобы пристегнуться к креслу, после чего ее моментально сморил сон.

Какое-то время спустя Бетани проснулась оттого, что ощутила толчок, а в ушах раздался пронзительный свист. Вздрогнув, она открыла глаза и обернулась к Альваресу. Тот с увлечением следил за всполохами плазмы в иллюминаторе.

– И долго я проспала? – спросила Бетани.

– Минут сорок, – ответил профессор. – Мы только что вошли в верхние слои атмосферы.

Бетани попыталась снова вздремнуть, но передумала и тоже уставилась в иллюминатор. Не проронив ни слова, они с профессором устремили взгляд в темноту ночи – в ста километрах под ними лежала поверхность неизвестной планеты. Не считая всполохов молний, нескольких ярких пятен далеких лесных пожаров, внизу простиралась черная тьма. Спустя час они пересекли линию, отделявшую тьму от света, и взгляду их предстало огромное, рыжевато-оранжевое пространство пустыни.

– Да, ничего себе пустынька! – заметил профессор.

Бетани кивком выразила свое с ним согласие. Правда, летели они так быстро, что вскоре и пустыня пропала из виду, уступив место морской глади. В течение десяти минут они обозревали бескрайнее лазурное пространство, после чего шаттл, оказавшись над континентом, пошел на посадку. На этот раз внизу расстилался ковер густой сине-зеленой растительности. Бетани, словно завороженная, наблюдала, как планета на бешеной скорости приближается к ним, и глаз выхватывал все новые и новые детали.

Наконец под ними показался горнорудный комплекс. Правда, Бетани сумела рассмотреть его лишь краем глаза. Приготовившись к посадке, их шаттл завис в воздухе с включенными тормозными соплами, отчего, заслонив все вокруг, вверх взметнулись клубы дыма. Но и короткого мгновения оказалось достаточно, чтобы разглядеть несколько внушительных куполообразных строений в окружении бесчисленных непривычного вида механизмов.

Не успел шаттл коснуться земли, как десяток его пассажиров принялись отстегивать ремни и снимать с багажных полок вещи. Бетани протиснулась вперед, заняв место между профессором Альваресом и широкой спиной сандарского пехотинца. В этот момент ее внимание привлекла бурная деятельность на другом конце импровизированной площадки.

– Что происходит? – удивилась Бетани вслух. – Откуда здесь столько посадочных модулей?

Обернувшись на ее слова, капрал пригнулся и посмотрел в иллюминатор.

– Это модули с «Саскатуна», мэм. Нам приказано в срочном порядке вернуть всю боевую технику на орбиту. Скаттлбат говорит, что, возможно, нам придется в срочном порядке уносить отсюда ноги – вдруг из второго портала вынырнет рьяллский звездолет, и тогда мало не покажется.

– Разумно, – кивнула Бетани.

В принципе ее вопрос с самого начала был риторическим. Поразмысли Бетани как следует, сразу же стало бы ясно, чем вызвана эта бурная деятельность. Более того, разве она не присутствовала на совещании, когда Ричард Дрейк отдал приказ «Саскатуну» в срочном порядке эвакуировать с поверхности планеты боевую технику.

– Да, мэм, этот-то приказ разумный. А как насчет остальных?

Бетани тщетно пыталась подавить зевоту.

– Это какие же, капрал?

– Например, приказ вылизать до блеска это чертово место. Ничего более идиотского за всю свою жизнь не слышал. От нас требуют, чтобы весь наш мусор мы забрали с собой – до последней мелочи – жестянки, использованные гильзы, обертки. Даже отрядили специальную команду в джунгли, уничтожить отпечатки колес и ботинок. Господи Иисусе, можно подумать, что сюда, того гляди, пожалует сам король с воскресной проверкой. Как вам это нравится, мэм?

– Армия, капрал, ничего не попишешь.

– Вот и я о том же.

Собственно говоря, решение о зачистке следов было принято на том же самом совещании, что и решение об эвакуации техники. На борту «Дискавери» надеялись, что можно будет уничтожить все свидетельства пребывания людей на этой планете. Если им удастся замести следы и покинуть систему прежде, чем сюда нагрянут рьяллы, то, возможно, последние вряд ли заподозрят, что люди дерзнули проникнуть так далеко в глубь их владений.

В передней части отсека открылся шлюз, и внутрь ворвался порыв смешанного с пылью воздуха. В ушах у Бетани раздался щелчок – это внутреннее давление в шаттле сравнялось с внешним. Когда Бетани и профессор вышли на поверхность планеты, их уже поджидал сандарский лейтенант, чтобы проводить в служебное помещение. По дорожке, проложенной прямо в скальной породе, троица прошла к огромному куполообразному строению. Оказавшись внутри, лейтенант подвел их к арке, завешенной шкурой неизвестного животного. Рядом висела сделанная вручную табличка:

Полковник О.З. Валдис

Командир 33-го полка 2-го батальона 6-й дивизии

Сандарской Королевской Космической Гвардии

Без стука не входить

Лейтенант дважды постучал по перегородке, немного подождал, после чего отодвинул в сторону шкуру, освобождая проход.

Полковник Валдис оказался высоким, подтянутым и седовласым, лицо его покрывали бесчисленные шрамы – словом, это был истинный вояка. Увидев посетителей, он встал из-за импровизированного стола, на котором стоял переносной компьютер, и, подойдя к профессору и Бетани, наклонился, чтобы поцеловать даме ручку.

– Рад вас видеть здесь, мисс Линдквист.

– Я тоже рада, полковник. А то уже потеряла всякую надежду почувствовать под ногами твердую почву, прежде чем мы окажемся на Земле.

– Вижу истинного десантника, – хохотнул полковник. – Надеюсь, ваше пребывание здесь будет полным впечатлений.

После этого полковник обернулся к профессору:

– Добро пожаловать, сэр Борис. Чем могу быть полезен? Если что надо – не стесняйтесь, спрашивайте.

– Только одна вещь, полковник, – это компьютер, который вы захватили. Пусть его мне покажут.

– А вам, мисс Линдквист? – Валдис вновь переключил внимание на Бетани.

– Надеюсь, капитан Дрейк поставил вас в известность относительно цели моего прибытия. Я здесь для того, чтобы допросить кое-кого из пленников?

– Да, мэм. Хотя мне непонятно, зачем вам это нужно.

– Я уже давно занимаюсь изучением рьяллов – можно сказать, с того самого момента, когда нам стало известно об их существовании. Но, можете себе представить, – я еще ни разу не видела живого рьялла.

– К сожалению, мисс Линдквист, вам придется немного подождать. Оборудование сейчас занято – им пользуются мои люди. Очень важно успеть записать индивидуальные версии каждого из пленников, прежде чем они договорятся между собой и начнут дружно лгать.

– Я готова подождать, полковник. Меня устроит любое время до нашего отлета.

– Отлично. Лейтенант Харрек!

Рядом с ними снова вырос лейтенант, встречавший их у трапа.

– Будьте добры, покажите гостям их рабочие и спальные места и проинструктируйте относительно внутреннего распорядка.

– Случаюсь, сэр.

– Был рад вас видеть, мисс Линдквист. И вас тоже, сэр Борис. Лейтенант Харрек покажет вам ваше рабочее место.

– Благодарим вас, полковник.

– Всегда готов помочь, сэр Борис. А теперь, к сожалению, меня ждут другие дела – надо проследить за тем, как идет погрузка.

* * *

Захваченный компьютер оказался стандартной рьяллской машиной по хранению и обработке информации. Тем не менее, надежды профессора Альвареса на то, что они без труда сумеют перегрузить в него данные судового компьютера, оказались несколько преждевременными. Первая проблема заключалась в несовместимости носителей информации. Данные, снятые с судового компьютера, хранились в стандартной форме голографических кубиков – то есть стандартной с человеческой точки зрения. К сожалению, рьяллский эквивалент предполагал использование тонких, полупрозрачных пластинок. Захваченный компьютер считывал данные с пластинок, но никак не желал «заглатывать» кубики.

37
{"b":"18803","o":1}