ЛитМир - Электронная Библиотека

До этого Бетани Линдквист только однажды довелось побывать на борту флагмана их эскадры. Тогда на нее произвели неизгладимое впечатление огромные отсеки корабля и казавшиеся бесконечными коридоры. Однако размеры «Королевского Мстителя» были не единственным отличием между ним и привычными для Бетани альтанскими крейсерами. На «Дискавери», например, члены экипажа неизменно встречали ее улыбкой и коротким приветствием. На борту «Королевского Мстителя» все оказалось не так. Сандарцы, и мужчины и женщины, вечно куда-то спешили. Их нарочитая серьезность вызывала у Бетани недоумение.

– Вот мы и прибыли, миледи, – произнес с певучим сандарским акцентом юный розовощекий лейтенант.

– Куда прибыли, лейтенант? – спросила Бетани.

– В каюту адмирала флота, миледи.

Сандарец быстро набрал код. Секунда – и герметичная дверь открылась. Бетани шагнула в каюту, и люк за ее спиной бесшумно встал на свое прежнее место.

Адмирал Гоуэр сидел за внушительных размеров столом. Он еще не успел убрать пальцы с пульта управления, приводившего в движение входной люк. Встав с места, адмирал шагнул навстречу гостье.

– Доброе утро, мисс Линдквист. Как прошел перелет?

– Благодарю вас, прекрасно, – ответила Бетани. – Не нужно было посылать за мной спецшаттл. Я могла бы дождаться рейсового.

– Ерунда. Если мне приходится вторгаться в чьи-то планы на день и ломать их, то я по крайней мере стараюсь обеспечить человека нормальным транспортом. Хотите что-нибудь выпить?

– Да, с удовольствием, благодарю вас.

– Что скажете насчет сандарской водки?

– Боюсь, что не знаю ее вкуса. Никогда не пробовала, сэр.

Брови Гоуэра удивленно взлетели.

– В самом деле? Мы ведь точно угощали всех вас нашим национальным напитком, когда вы были на Сандаре.

– Что-то не припомню.

– Ну, тогда вам обязательно нужно ее попробовать, – сказал адмирал и направился к мини-бару, прикрепленному к одной из переборок.

Пока Гоуэр наполнял бокалы, Бетани успела бегло рассмотреть обстановку адмиральской каюты. Первое, что бросилось ей в глаза, был портрет Джона-Филиппа Уолкирка в полный рост, висевший позади письменного стола Гоуэра. Монарх был изображен в адмиральском мундире сандарских вооруженных сил. Казалось, что его взгляд устремлен прямо на Бетани. В целом каюту отличало полное отсутствие каких-либо украшений, за исключением огромного сандарского флага, висевшего под стеклянным колпаком на переборке напротив портрета монарха. Знамя было сильно потрепано и опалено по краям. Возвращаясь к письменному столу с бокалом в руках, Гоуэр заметил заинтересованный взгляд гостьи.

– Это знамя с истребителя, на котором служил мой отец. Его корабль получил множество пробоин во время сражения с рьяллами. Один из оставшихся в живых воинов, рискуя собой ради спасения знамени, передал его моей матери.

– Сколько вам тогда было лет?

– Шестнадцать стандартных. К тому времени я уже четыре года проучился в военной академии.

– Неужели военная подготовка сандарских детей начинается в столь раннем возрасте?

Гоуэр кивнул:

– Да, особенно если они проявляют склонность к профессии военного.

– Неужели действительно есть необходимость в том, чтобы зачислять в военно-космические силы двенадцатилетних детей?

Гоуэр пожал плечами.

– Это наша давняя традиция, и мы воспринимаем ее как нечто само собой разумеющееся.

После этих слов наступила неловкая пауза. Генерал сделал глоток из своего бокала, и Бетани ничего не оставалось, как последовать его примеру. Алкоголь обжег ей язык и горло, и Бетани слегка поморщилась. Это не ускользнуло от внимания адмирала.

– Может, мне угостить вас чем-то другим?

В ответ Бетани только пошире раскрыла рот и помахала рукой, разгоняя алкогольные пары.

– Все в порядке. Просто я не ожидала, что ваш национальный напиток окажется таким крепким.

– Мы родом из холодных краев, мисс Линдквист, – произнес адмирал, делая жест рукой с зажатым в ней бокалом. – Так что напиток как раз для нашего сурового климата. Он согревает кровь и помогает не обращать внимания на мороз и ледяной ветер.

Бетани осторожно сделала еще один глоток. Водка на этот раз показалась ей не столь обжигающей. Ощущение было такое, будто ей в десну сделали укол анестезирующего препарата.

– Насколько я помню, вы историк и специализируетесь на истории Земли.

Бетани кивнула:

– Да, сэр, я историк-компаративист.

– И что это такое?

– Компаративисты занимаются поиском ситуаций прошлых эпох, схожих с изучаемой современной проблемой. А найдя их, принимаются исследовать, как наши предки справлялись со сходными ситуациями – удачно или неудачно. Используя такого рода знания, мы даем рекомендации альтанскому правительству.

– Вам уже приходилось заниматься изучением войны между людьми и рьяллами? Существует ли в истории Земли что-нибудь похожее на этот конфликт?

– Если вы хотите узнать, были ли в земной истории вооруженные конфликты с разумными инопланетянами, то, конечно же, нет! Однако если рассматривать непримиримое отношение рьяллов к нашему праву на существование, то можно отыскать немало аналогов в многочисленных религиозных войнах. Как мне кажется, рьяллам был бы понятен религиозный фанатизм многих наших земных конфликтов.

– А чем же заканчивались эти самые войны во имя веры?

В ответ Бетани пожала плечами.

– В основном так ничем и не заканчивались. Некоторым конец наступал лишь тогда, когда стороны истребляли друг друга до последней души.

– Неужели и нас постигнет та же участь?

– Надеюсь, что нет. Именно по такой причине, или, вернее, по одной из таких причин, я и занимаюсь изучением нашей пленницы – Варлан.

– Ах да, это существо – рьяллский чиновник. Как идет ваше исследование?

– О результатах говорить еще рано. Я пытаюсь убедить Варлан, что мы обе, как представители разумных рас, имеем довольно много общего, и поэтому нам просто бессмысленно продолжать войну. Иногда она проявляет понимание, иногда – нет.

– Вы сообщаете об этом в своих рапортах. Сколько еще потребуется времени, чтобы вы окончательно убедились, что поставленная вами задача не имеет шансов на успех?

– Наверное, когда я пойму, что перепробовала все мыслимые способы для ее достижения. Наверное, так.

Гоуэр рассмеялся.

– Неплохой ответ. Теперь я вижу, что не зря вас сюда пригласил.

– Не совсем понимаю вас, сэр.

– Вы, конечно же, знаете, что «Королевскому Мстителю» отказано в праве отправиться к Земле?

Бетани утвердительно кивнула.

– Земные законы запрещают подобные экспедиции.

– Увы, это так. Я буду вынужден передать флаг «Дискавери».

– Вы освобождаете Ричарда от обязанностей командира корабля?

– Вовсе нет. Он командует крейсером, я командую экспедицией. Единственная разница заключается в том, с какого корабля осуществляется командование. Однако передача моего флага «Дискавери» создает для меня еще одну проблему. Как вам, вне всяких сомнений, уже известно, мой штаб состоит преимущественно из линейных офицеров «Королевского Мстителя». Если я возьму их с собой, то оставлю этот корабль практически беззащитным. Подобное же просто немыслимо. Поэтому я решил ограничить личный состав «Мстителя» – тех, кто будет сопровождать меня.

В числе тех, кого я оставляю, два офицера, хорошо разбирающиеся в земной истории, чьи познания мне могут понадобиться во время предстоящих переговоров с представителями Галактического Совета. Мне пришло в голову, что вы смогли бы стать достойной заменой этим специалистам.

– Значит, вы предлагаете мне работу, сэр?

– Верно.

– Мне льстит ваше предложение, сэр, – произнесла ошеломленная Бетани, – но я боюсь, что это невозможно.

– Почему же невозможно, мисс Линдквист?

– Я давала клятву следить за тем, чтобы соблюдались все интересы Земли. Я едва ли смогу делать то, что вам нужно, и давать вам советы.

Гоуэр какое-то время смотрел на нее, прищурив глаза, затем вздохнул.

51
{"b":"18803","o":1}