ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, сэр! Очень хорошо.

С того момента, как Ричард предстал перед Комитетом по делам космоса, прошло сорок шесть часов – двое альтанских суток.

– Рады, что едете на прием?

– Сказать по правде, адмирал, я предпочел бы заниматься расчетами по топливу для экспедиции, а не посещать приемы. – Дрейк оглянулся на три машины, едущие за ними. – И мои люди тоже. Дардан покачал головой:

– Это сейчас более важно. Вы и ваши коллеги – почетные гости.

– Да, сэр.

– И что еще более важно, командир, – продолжил Дардан официальным тоном, – там будет Кларенс Уитлоу. Премьер-министр лично пригласил его, чтобы мы могли обсудить проблему кодов.

Дрейк кивнул. Комитет по космосу в полном составе испытал шок, узнав, что три крейсера Альтанского флота не могут воспользоваться прыжковыми двигателями. Консерваторы обвинили социал-демократов в утаивании информации, те кричали о своей невиновности, и все винили флот. В ответ на запрос председателя адмирал сказал:

– Я думал, вы знаете, Олаф! Грэнвилль Уитлоу не хотел, чтобы Альта могла представлять угрозу Земле, поэтому до передачи крейсеров флоту извлек из памяти компьютеров все программы расчетов и пароли.

– А где они сейчас? – спросил Прост.

– Хранятся в старом компьютере посольства, в подвале Адмиралтейства. Насколько я знаю, доступны только Кларенсу Уитлоу. Если не ввести нужного пароля, вся информация может стереться из памяти.

Слушание окончилось в потоках взаимных обвинений вскоре после этого, а затем все повели себя так, словно ничего не случилось. Дрейка попросили составить предварительный план межзвездной экспедиции, а когда он указал на то, что такой план потребует участия «Дискавери» или других крейсеров, коммодор Уилсон сказал только:

– Не беспокойтесь, командир, мы работаем над проблемой. Делайте свою работу, а мы сделаем свою.

– Конечно, сэр.

Лимузин Адмиралтейства взобрался на вершину холма и замедлил ход. Справа показались узорные ворота, водитель свернул на подъездную дорогу, остальные машины последовали за ним. Внезапно окружающие деревья расступились, и открылся вид на неправдоподобно ухоженные лужайки вокруг большого белого дома. В свете сверхновой он выглядел призрачным, только в кустах вокруг горели цветные фонарики.

Как только лимузин остановился у широких ступеней, ливрейный лакей открыл дверь. Адмирал вышел, Дрейк – вслед за ним. Оба поправили форменные фуражки, прежде чем взойти на портик дома, где под колоннами их уже ждала полная женщина средних лет в вечернем платье, явно скроенном на кого-то двадцатью годами младше.

– Луис! Вы слишком давно не появлялись на моих званых вечерах, я уж и не знала, что с вами делать.

– Добрый вечер, миссис Мортридж, – ответил Дардан, целуя протянутую руку хозяйки.

– Какая миссис Мортридж! Для вас я Эвелин.

– Что ж, Эвелин, – Дардан повернулся к Дрейку, – позвольте представить вам нашего почетного гостя: Ричард Дрейк, командир крейсера «Дискавери».

Миссис Мортридж протянула Дрейку руку для поцелуя.

– Спасибо, что посетили нас, командир. Гости ждут не дождутся вашего рассказа об этих космических делах.

– Не знаю, сколько я вправе рассказать, миссис Мортридж…

– Эвелин!

– Хорошо, Эвелин. Парламент должен решить, сколько информации можно открыть для всеобщего доступа. Насколько я понимаю, они опасаются нестабильности фондового рынка.

– Да ладно вам! Знает Парламент – знают все. Ваши находки отразились на рынке за неделю до вашего прибытия. Никто не обращает внимания на эти глупые ограничения, и вы не обращайте.

– Но это мой долг, Эвелин.

Она немного странно посмотрела на него. До этого момента Дрейк думал, что перед ним обычная светская женщина, но сейчас, поймав этот странный взгляд, пересмотрел свое мнение.

– Тогда поступайте как сочтете нужным. Подчиненные Дрейка и помощники адмирала уже выходили из машин. Дардан представлял каждого миссис Мортридж, которая мигом вернулась к роли гостеприимной хозяйки.

Покончив с представлениями, все прошли в дом. В холле ярко горел свет, играл струнный квартет, а люди стояли, разбившись на мелкие группы и потягивая напитки. Из глубин дома доносился звук большого оркестра. Миссис Мортридж обратилась к Бэле Мартсону, Аргосу Кристобалю и Йонасу Саймсу:

– Я украду у вас командира ненадолго, джентльмены. Бар дальше в холле, вторая дверь налево. Сегодня придет много одиноких дам, постарайтесь их развлечь.

Мартсон поклонился:

– Спасибо, мадам.

– Зовите меня Эвелин.

Дрейк с легкой завистью наблюдал, как его офицеры удаляются в направлении бара, затем обернулся и обнаружил, что остался с хозяйкой один на один – Дардан и Уилсон куда-то исчезли. Он вздохнул, приготовился к тому, что вечерок будет не из легких, и поклонился.

– Я к вашим услугам, Эвелин.

Следующие двадцать минут миссис Мортридж водила его по залу, представляя каждой группе гостей. Дрейк потерял им счет на пятидесятом комплименте, но когда он уже думал, что избавления не будет, хозяйку позвали по каким-то делам.

– Сейчас хороших слуг уже не найдешь, Ричард. Прошу прощения…

Дрейк пробормотал что-то вежливое и поспешил прочь. Две минуты спустя он уже заказывал в баре напиток. Дрейк оценивающе покатал терпкую жидкость на языке и проглотил. По телу начало разливаться приятное тепло, и тут возле него остановился хорошо одетый человек.

– Командир Дрейк?

– Да.

– Меня зовут Грег Конверс, я промышленник из Саутриджа. Вы не против еще раз рассказать о ваших приключениях со звездолетом?

– Боюсь, не смогу рассказать вам больше, чем было в новостях.

– Поверьте, командир, мне не нужна секретная информация. Просто интересно, как все было.

Дрейк взял свой бокал и направился к ближайшему дивану, промышленник последовал за ним. Вокруг быстро собралась небольшая группа слушателей.

– А правда, что на борту звездолета нашли тела? – спросил Конверс через несколько минут рассказа.

– Правда.

– И одна из них – женщина?

– Да.

– Но что делать женщине на военном корабле?

– Судя по форме оружейника, – ответил Дрейк, – она явно была членом команды.

– Женщина-космонавт. Невероятно! – заметил кто-то.

– Ничего невероятного. – Мягкое контральто раздалось откуда-то из толпы слушателей.

Дрейк обернулся посмотреть на новую участницу разговора. Стройная рыжеватая брюнетка с умными глазами и чуть удлиненным лицом была одета в обтягивающее вечернее платье с открытой спиной. Она подошла поближе, села на ручку кресла и повернулась к тому, кто говорил про женщин-космонавтов.

– В истории было множество космонавток, первую звали Валентина Терешкова. К моменту взрыва Антареса Земной флот почти на двадцать процентов состоял из женщин, а на коммерческих кораблях их было еще больше. Не верите мне – загляните в учебник истории.

– Нет-нет, я верю, – быстро сказал ее собеседник. Он как-то нервно посмотрел на свой пустой бокал и выбрался из плотного круга слушателей.

– Это правда, – продолжала молодая женщина. – На Альте женщинам недоступны так называемые профессии группы риска по причине того, что первым колонистам нужно было населить планету. Многие первопоселенки рожали по шесть, восемь и даже десять детей. Уверяю вас, для остальных дел времени у них не оставалось.

– Сдаюсь! – воскликнул Конверс, поднимая руки. Незнакомка смущенно улыбнулась:

– Простите, командир. По профессии я историк, и иногда меня слегка заносит.

– Ничего страшного, – успокоил ее Дрейк. – Совершенно с вами согласен. Часто в космосе я отдал бы годовое жалованье за звук женского голоса. Кстати, меня зовут Ричард Дрейк.

– А меня – Бетани Линдквист. – Они обменялись рукопожатием. – Простите, что перебила вас. Рассказывайте дальше.

И Дрейк продолжил рассказ о своем визите на «Завоеватель», упомянул приказ о возвращении и закончил словами:

– Вот и все, что я могу рассказать. Пойду пройдусь, а то наша хозяйка рассердится, найдя меня в баре.

15
{"b":"18804","o":1}