ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты простила меня за то, что я уделял тебе мало внимания на приеме? – спросил Астер.

– Я еще думаю, – ответила Бетани, подавляя зевок. Было уже за полночь, и большую часть вечера она скучала. Жаль, что адмирал Дардан увел такого интересного собеседника, как командир Дрейк. – А что ты делал весь вечер?

– Налаживал контакты, – ответил Астер. – Правительство организует межзвездную экспедицию, и нужно постараться, чтобы там был представлен Альянс.

– И как, получилось?

– Да, пару голосов выбили.

– Поздравляю, – сказала Бетани без энтузиазма. Она давно поняла, что политика ей не интересна.

Именно поэтому она в свое время отклонила предложение дяди сменить его в должности земного посла. Уже не в первый раз она думала, что именно перспектива стать женой политика не позволяла ей немедленно принять предложение Карла.

Астер заметил ее настроение, обнял за талию и притянул к себе.

– А как прошел вечер у тебя?

– Встретила интересного человека.

– Да?

– И красивого, между прочим.

– Кто он?

– Почетный гость.

– Командир Дрейк?

Бетани кивнула:

– Он рассказывал о «Завоевателе».

– А про экспедицию ничего не говорил?

– Не помню такого.

– Он тебе понравился?

– Да, он милый. И моложе, чем я ожидала.

Астер засмеялся.

– Все, кто летает в космос, молоды, потому что должны хорошо переносить перегрузки.

Они как раз подошли к освещенному входу в дом, и Астер снова обнял Бетани.

– Хочу извиниться, – сказал он и поцеловал ее.

– Извинение принято, – прошептала Бетани, ответив на поцелуй.

– Давай я поднимусь? Выпьем чего-нибудь.

Бетани тряхнула головой.

– Уже поздно, я устала, и мне скоро вставать.

Астер пожал плечами:

– Ладно, нет, так нет. Позвоню тебе на работу.

– Я буду ждать.

Бетани посмотрела, как он уходит, потом вошла в вестибюль дома. Каблучки стучали по мраморной мозаике на полу, когда она шла к лифту. Через полминуты она уже прижимала ключ к пластине-замку своей квартиры на двадцатом этаже. Когда дверь отъехала в сторону, Бетани с удивлением обнаружила, что в квартире горит свет.

В большом мягком кресле в гостиной сидел Кларенс Уитлоу. На столе рядом с ним стоял нетронутый бокал, на коленях лежала автобиография Грэнвилля Уитлоу.

– Дядя, что ты здесь делаешь?

– Надеюсь, не помешал. В отеле с номером что-то напутали.

– Конечно, не помешал, я тебе очень рада. Но ты мог оставить мне записку и пойти спать, зачем было сидеть и читать до утра?

– Кстати, а почему ты так поздно вернулась? – Он приподнял одну бровь.

Бетани рассмеялась:

– Как будто мне двенадцать и я пришла с первого свидания.

– Это одна из особенностей родителей, Бетани, для нас дети – всегда дети. Твой молодой человек уехал?

– Его зовут Карл. Да, он уехал. – Бетани внимательно посмотрела на дядю. – Он тебе не нравится, да?

Уитлоу начал что-то говорить, потом улыбнулся.

– Это так заметно?

– Только для того, кто хорошо тебя знает. За что ты его не любишь?

– У нас разное мировоззрение, – ответил Уитлоу. – Не думай об этом. В конце концов, ты собираешься за него замуж, а не я.

– Точно. Но ты мне не ответил. Почему ты не спишь и читаешь автобиографию прапрадедушки? Я думала, ты давно ее прочитал и забыл.

– Так и было, но сейчас я надеюсь найти здесь совет.

– Какой совет?

– Сегодня я встречался с премьер-министром и узнал, что ему от меня нужно.

– И что же?

Уитлоу рассказал о встрече с Рейнольдсом и офицерами флота.

– Ты отдашь им коды, дядя?

– Не знаю.

– Ты же не думаешь, что правительство использует «Дискавери» против Земли?

Он внимательно посмотрел на Бетани. Первый раз в жизни она поняла, что ее дядя уже совсем не молод. Казалось, за один вечер он постарел на двадцать лет.

– Конечно, нет. Земля – это страна легенд и волшебства для всех нас, кто никогда там не был. Вряд ли кто-нибудь сознательно причинит вред Матери Человечества.

– Тогда в чем же дело?

– Я давал клятву, Бетани. «Кларенс, сынок, – сказал мне отец, – мы, колонисты, – пришельцы в этом мире, мы отрезаны от человечества. Нам нужен идеал, якорь, который будет держать наши жизни, и этот идеал – Земля. Это наше прошлое, она сделала нас тем, что мы есть. Даже через пятьсот световых лет мы слышим ее зов. Ты, мой мальчик, будешь единственным представителем Земли на этой планете. Придет время, Кларенс, когда кто-нибудь попросит тебя поступиться интересами далекой Земли, которую ты никогда не видел. Все будет логично, понятно и просто, и это будет великое искушение. Я советую тебе не поддаваться логике. Полагайся на свое сердце и будь верен нашему наследию». – Уитлоу посмотрел на племянницу, его глаза наполнились слезами. – Мой отец говорил эти слова на смертном одре. Я сказал, что никогда не подведу его.

– Значит, ты не отдашь им коды? – спросила Бетани.

– Не знаю. Логично было бы отказать, ведь даже один старый крейсер несет достаточно оружия, чтобы стерилизовать целую планету. Землю, например. Я даже не помешаю возвращению Альты в межзвездное пространство – в этой системе достаточно кораблей с прыжковыми двигателями, они смогли бы произвести разведку за точкой перехода и вернуться с докладом, тогда я получил бы достаточно информации для решения.

– Кажется, ты сомневаешься, дядя.

– Я? – Уитлоу иронически рассмеялся. – Конечно, сомневаюсь. Я пытаюсь принять решение, не основываясь на фактах. Хотя нет! Как сказал сегодня премьер-министр, есть один неоспоримый факт – «Завоеватель» был практически уничтожен. Скорее всего Земля снова воюет, и мой отказ может оставить ее без нашей помощи!

Бетани пришла в голову неприятная мысль. Она обдумала ее и решила изложить вслух:

– А если Земля изменилась, дядя? Прошло больше века, это может быть уже не та планета, которой клялись в верности наши предки. Власть в центральном правительстве мог захватить современный Чингисхан!

– Конечно, я об этом подумал! Правительству, кажется, эта мысль еще не пришла в голову – или они умолчали об этом по политическим причинам. Проблема остается той же: для обоснованного решения у нас недостаточно данных.

– Можно одолжитьим коды, – предложила Бетани. – Когда экспедиция закончится, заберешь их, если в этом будет необходимость.

– Думаешь, адмирал согласится на такое?

– Возможно.

Уитлоу презрительно хмыкнул.

– Как только крейсер восстановит прыжковые двигатели, меня к нему больше на выстрел не подпустят. Можно, конечно, вводить пароли вручную, когда корабль совершает очередное перемещение. Так я смогу сохранить контроль над ситуацией, а «Дискавери» все-таки поведет экспедицию.

– Тебе нельзя! – в ужасе воскликнула Бетани.

– Почему?

– У тебя сердце не выдержит перегрузок.

– Есть другие предложения?

– Пошли кого-нибудь еще.

Уитлоу скривился, как будто съел кислую граву.

– В том-то и дело. Такую ответственность я могу переложить только на одного человека.

– Ну так пошли его… – Голос Бетани превратился в шепот, когда она взглянула в лицо дяде. Это был не тот добрый человек, что вырастил ее. Перед ней сидел создатель миров. С гранитного лица на нее смотрели внимательные карие глаза.

– Командир Дрейк, вас хотят видеть некие джентльмен и леди, – доложил дежурный охранник Адмиралтейства с рабочего экрана Ричарда.

– Кто они такие, Крайлер?

Охранник оглянулся через плечо, чтобы убедиться, что его не услышат, наклонился к микрофону и спросил:

– Знаете того старика, что все время проводит с компьютером в нашем подвале?

– Вы говорите о его превосходительстве земном после? – жестко спросил командир.

– Да, сэр. Пришел посол с племянницей, сэр.

– К вашему сведению, Крайлер, посол – очень важное лицо для намечающейся экспедиции в подпространство. Если вы оказали ему неуважение, адмирал лично проследит, чтобы вас сослали инвентаризировать жидкий гелий на Фростбайт, который покажется вам курортом после моейвзбучки.

17
{"b":"18804","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой любимый враг
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Видок. Чужая боль
#INSTADRUG
Дар или проклятие
Гномка в помощь, или Ося из Ллося
Как узнать всё, что нужно, задавая правильные вопросы